Социальный протест в современной России

Активный социальный протест по всей России стал привычным элементом политической жизни. Взяться за эту тему заставило то обстоятельство, что тема социального протеста в России находится далеко на периферии внимания политологов, социологов, политиков, журналистов. Практически никто не рассматривает социальный протест в России как некое явление нашей жизни с самостоятельным происхождением и самостоятельной ролью.

Большая часть материалов по социальному протесту посвящена протестам против монетизации льгот, прошедшим в 2005 году, когда ожидалось, что разъяренные пенсионеры сбросят правительство, а может быть, и самого президента. Тогда тему социального протеста обсуждали весьма бурно и активно. Но потом, когда стало понятно, что протест против монетизации льгот выдохся, да и силы пенсионеров уже не те, что в начале 1990-х годов, когда они были в состоянии серьезно встряхнуть государство, внимание к социальному протесту снова сошло на нет.

Хотя как раз после 2005 года в России появились мощные, активные и долговременные протестные движения: борьба дольщиков в строительство жилья за свои права, борьба против строительства нефтепровода вдоль Байкала, борьба автомобилистов против запрета праворульных автомобилей, борьба против точечной застройки в разных городах и другие, часть из которых достигала успехов. Можно сказать, что с начала 2006 года организованные протестные движения стали частью политической жизни страны.

Теперь, если и делаются попытки анализировать протестные движения, то только в рамках предвыборной кампании и попыток определения электоральных предпочтений. Вот весьма типичный пример — статья Михаила Тульского «Социально-политические настроения перед выборами — 2007». Большая статья, наполненная данными социологических опросов, в которой затрагивается также и потенциал социального протеста. Но в качестве главного тезиса в начале статьи сказано: «Как показал последний опрос Центра социального прогнозирования (ЦСП), лишь два социальных противоречия большинство россиян считают очень острым: 1. пропасть между богатыми и бедными; 2. пропасть между властью и народом».

Этот тезис проложил рельсы, по которым покатился весь последующий анализ. Опрос Центра социального прогнозирования показал, что основная часть проблем, волнующих населений, имеет социальный характер, из чего авторы анализа сделали вывод, что наибольшей популярностью среди населения пользуются левые (социалистические и коммунистические) идеи.

Главное уязвимое место любого анализа, основанного на социологических опросах, состоит в том, что опрос ориентируется на слова, и ставит знак равенства между тем, что человек говорит, и что человек делает.

Между тем, совершенно очевидно, что от слов до дела есть дистанция огромного размера, и совсем нетрудно найти людей, которые на словах выражают самые радикальные взгляды, но на деле никогда не делали даже робких попыток реализовать их. Потому, с нашей точки зрения, более логичным будет изучение того, что люди в России делают для реализации своих протестных настроений. То есть, основным объектом изучения будут акции протеста, митинги, забастовки, голодовки и так далее.

ПРОТЕСТНАЯ АКТИВНОСТЬ

Открытые источники дают хорошие возможности для изучения акций социального протеста в России. На основании изучения сообщений в СМИ, с начала сентября по начало ноября 2007 года, то есть за 60 дней, можно зафиксировать, что в разных регионах России состоялось 160 акции протеста, которые обладали достаточным значением, чтобы о них было упомянуто в средствах массовой информации.

В среднем, в день проходило 3 акции протеста в том или ином регионе России. Бывали моменты, когда одновременно могло проходить до 10-12 акций, в том числе по несколько акций в одном городе (Москва, Санкт-Петербург, Самара и другие города), а бывали дни затишья. Чаще всего это было связано с тем, что протестные акции удобнее всего проводить в выходные дни, когда к ним присоединяется больше участников. Но в целом, протестная активность была достаточно равномерной, и не было такого, чтобы на неделе народ в России совсем не протестовал.

Это наблюдение позволяет разрушить один из наиболее живучих мифов о гражданах России — миф о пассивности. Наоборот, как видно, народ в России живет весьма активной социальной жизнью.

Акции социального протеста можно разделить на две крупные категории: разовые акции и долговременные акции. Первые представляют собой результат возмущения каким-то событием или решением, и представляют собой, по сути, активную реакцию политических прав граждан России.

Вторая категория социального протеста более сложная. Долгосрочные акции протеста — не просто результат возмущения, а цель добиться кардинальных перемен и решения вставшего вопроса. Долговременные акции могут продолжаться месяцами, состоять из десятков различных акций: митингов, пикетов, лагерей, обращений в государственные органы, кампании в СМИ. В последнее время стала резко набирать популярность такая акция долговременного протеста, как установка палаточных городков.

За долговременными акциями всегда стоит сплоченная группа граждан, для которой достижение конечного результата протеста жизненно необходимо. Они определяют стратегию и тактику протеста, планируют акции, ведут организационную работу.

По тематике протесты можно классифицировать следующим образом (вместе с количеством протестов за рассматриваемый период):

Классификация акций протеста

Кол-во акций протеста

1.

Протест против точечной застройки

21

2.

Экологические протесты

20

3.

Забастовки и другие трудовые конфликты

20

4.

Движение за права обманутых дольщиков в строительстве жилья

28

5.

Бытовые протесты (повышение цен, транспорт, самоуправство властей)

20

6.

Пенсионные протесты

5

7.

Национальные и религиозные протесты

10

8.

Протесты против ущемления прав владельцев земли

7

9.

Политические протесты

7

10.

Протесты предпринимателей

10

11.

Голодовки

6

12.

Протесты в образовательной сфере

6

Выводы из рассмотрения протестной активности граждан России получаются достаточно необычными. 68% акций протеста приходятся на защиту прав в сфере права на жилище, на труд, на благоприятную окружающую среду и на достойный уровень жизни.

БОРЬБА ЗА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ

Наиболее жгучий вопрос, который затрагивает граждан России — это благоприятная окружающая среда, как это ни показалось бы странным. Экологические протесты (чаще всего против загрязнений воды и воздуха, против вырубки лесов) и протесты против точечной застройки крупных городов объединены общими причинами. И в том, и в другом случае речь идет о борьбе против ухудшения окружающей среды, наступающей в результате вырубки пригородного леса под дороги и коттеджную застройку, или в результате строительства элитной высотки посреди двора, с уничтожением мест отдыха, вырубкой городских зеленых насаждений. Суммарно — это 25% акций протеста в России.

Причем, что характерно, в этих акциях протеста наблюдается высокая доля долговременных и организованных протестных кампаний, когда граждане добиваются отмены решений о строительстве. Иногда (как в случае с лесом Академгородка в Новосибирске, Химкинским и Шереметьевским лесом в Московской области, «Охта-центром» и новодельной застройкой в Санкт-Петербурге, олимпийским строительством в Сочи) борьба приобретает упорный и драматический характер. Между гражданами и администрацией пролегают настоящие фронты противостояния. Дело также часто доходит до стычек между гражданами и строителями на площадках уплотнительной застройки, до разрушения заборов, чем особенно знамениты петербургские демонстранты.

Упорство и длительность подобных протестов объясняется также и тем, что основную массу протестующих составляют люди с высоким уровнем образования, с хорошим доходом, что позволяет выделить время и силы для реализации протестных настроений в конкретные акции.

ЖИЛИЩНЫЙ ВОПРОС, КОТОРЫЙ ВСЕХ ИСПОРТИЛ

На втором месте находится жилищный вопрос, который чаще всего возникает в виде борьбы обманутых дольщиков. Это граждане, которые заплатили свою долю за квартиры в строящемся доме, но их дома до сих пор недостроены и не сданы.

Тут борьба идет также очень упорная и жесткая, вплоть до захвата недостроенных зданий, но объясняется она отчаянным положением людей, которые вложили в новую квартиру все свои сбережения. Первоначально это был вполне благопристойный протест обманутых граждан, которые пытались добиться справедливости и выполнения договоров путем обращения в правоохранительные и государственные органы. Но по мере того, как обнаруживалось нежелание и бессилие органов решить проблемы этих граждан, градус протеста непрерывно возрастал и выливался во все более и более радикальные акции. Теперь протест дошел до демонстрации обманутых дольщиков из других городов в Москве (к примеру, дольщики из Красноярска митинговали у здания Министерства регионального развития России), палаточных городков (например, в Петербурге), и захватов здания (например, в том же Красноярске). Сложилось общероссийское общественное движение «Комитет пострадавших дольщиков: ЖЗЛ».

Часто приходится сталкиваться с ироничным отношением к протестному движению обманутых дольщиков, как к протесту «доверчивых лохов», которых окрутили ловкие дельцы. Между тем, как раз у этого движения наиболее мощный потенциал, поскольку эти люди потеряли не только накопления, часто собственное жилье, но и веру в надежность государственных и политических институтов.

Проблему обманутых дольщиков безуспешно пытались решить многочисленные органы, от мэрий городов до министерств, и брали на вооружение различные организации, вплоть до партии «Справедливая Россия». Это зримое доказательство бессилия государственных органов. Кроме того, в Москве в обман дольщиков жилья оказалось вовлечено Министерство обороны России, ни много, ни мало. Наблюдались все возможные варианты нарушения прав дольщиков, от остановки строительства, до конфискации оплаченного дольщиками жилья под заселение военными. За Министерством обороны числится, по подсчетам Объединенного Координационного Совета пострадавших соинвесторов, около 700 проблемных объектов. Это крайне серьезная проблема. Если требования дольщиков не будут удовлетворены в самое ближайшее время, то их протест неизбежно превратится в бунт против государства. Радикализация движения обманутых дольщиков чревата появлением таких организаций, перед которыми НБП и АКМ будут смотреться как подростковые тусовки.

ТРУД И БЫТ

Заметное место в социальном протесте занимают забастовки и трудовые конфликты. Преимущественно это требование либо выплаты долгов по заработной плате, либо требования повышения платы. Многие забастовки не выходят за ворота предприятий, но некоторые из них, например голодовка рабочих оборонного Рубцовского машиностроительного завода, превращаются в крупные события.

В этом протесте есть и любопытные движения, такие, как движение рабочих ОАО «Тольяттиазот» против рейдерского захвата предприятия. Работники этого предприятия провели несколько крупных акций протеста против незаконной смены собственника предприятия.

Бытовые протесты представляют собой весьма широкий круг акций, включая протест против повышения цен на продовольствие, протесты против реформы городского транспорта в ряде городов России (Казань, Красноярск, Петербург), против перебоев в подаче воды, газа и тепла (Махачкала, Якутск), а также против самоуправства административных органов.

Весьма близки по духу к трудовым и бытовым протестам протесты предпринимателей, которые, в основном, протестуют против ухудшения условий для малого предпринимательства и закрытия рынков, где они зарабатывают себе на жизнь.

Некоторые наблюдения

Из рассмотрения акций социального протеста в России можно сделать несколько наблюдений.

Во-первых, подавляющее большинство протестных акций и кампаний не политизировано, не привязано к политическим партиям, и тем более не ориентируется на предвыборную кампанию. Протестная активность практически не изменилась с началом предвыборной агитации, а лозунги и требования не были связаны с политической борьбой. Социальный протест составляет самостоятельное явление, которое существует отдельно от политических партий.

Во-вторых, протестующий гражданин России не ставит себе каких-либо глобальных целей, а выражает свое возмущение по совершенно конкретным вопросам, которые касаются его личных интересов. В принципе, социальный протест в России индивидуален и демонстранты не говорят от имени абстрактных групп, партий, классов. «Мы» в социальном протесте всегда имеет четко обозначенный смысл, и в большинстве случаев можно даже составить список всех, кто к этому понятию в каждом конкретном случае относится.

В-третьих, формирование протестных организаций и движений связано с совпадением интересов достаточно большого круга протестующих. Из числа протестующих выдвигаются люди, готовые взять на себя руководящие функции, которые и осуществляют руководство протестными акциями.

В-четвертых, протестное движение существует только до тех пор, пока не решен вопрос, приведший к его возникновению. Как только он решен, движение распадается. Даже переориентировать протест на схожий вопрос очень трудно. Это приводит к расколу некогда единого движения. Потому надежды некоторых политиков на постоянный рост социального протеста и превращение его в политическое движение — беспочвенны.

Единственный вариант, при котором социальный протест может выйти за рамки решения конкретного вопроса, состоит в том, что если решение вопроса будет полностью блокировано и все возможности будут исчерпаны, то тогда протестное движение может перейти к политическим лозунгам и силовым методам.

Социальный протест в России, мало зависящий от политики и партий, никуда не исчезнет ни до выборов, ни после них. Основной источник, питающий протест, — это действия администрации и компаний, которые нарушают конкретные законные интересы конкретных граждан.

Акция протеста, в принципе — признак того, что в администрировании допущены грубые ошибки. Если быстро пойти навстречу требованиям граждан и исправить допущенные ошибки, то протесты будут исчезать также легко, как и появлялись.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter