Иванов потерял шансы стать «преемником»

Назначение Сергея Иванова на пост первого вице-премьера правительства России (и освобождение его от должности министра обороны) свидетельствует отнюдь не об увеличении его шансов стать «преемником» Владимира Путина, а совсем даже наоборот — об утрате «вторым первым вице-премьером» всякой возможности претендовать на эту роль.

Президент, формально уравняв в бюрократической иерархии Сергея Иванова с Дмитрием Медведевым, демонстрирует Западу, что следующим президентом России может стать выходец из спецслужб, человек с не самой лучшей репутацией на Западе (и в России, кстати, — тоже). Но может ли он им стать в действительности?

Показательна реакция некоторых персонажей российской политики на новое назначение Сергея Иванова. В частности, вице-спикер ГД РФ Любовь Слиска комментируя РИА «Новости» это событие, сообщила, что «Иванов всегда был человеком слова и дела».

Как известно, фраза «слово и дело» вошла в обиход в годы опричнины и обозначала имевший тогда место быть порядок следствия и судопроизводства, непосредственно сопряженный с пытками. Выражение «слово и дело» оказалась в итоге настолько дискредитированным, что Екатерина II в середине XVIII века запретила его употреблять.

Чрезвычайно трудно представить победителем президентской гонки экс-министра обороны, с головы до ног увешанного умопомрачительными артефактами вроде собачьей головы, гениталий рядового Сычева и трупа гражданки Беридзе, замоченной прямо на проезжей части сыном Сергея Борисовича.

Вопрос о том, может ли в реальности победить на президентских выборах человек, который, занимая в период с 2001 по 2007 годы пост министра обороны, так и не сумел снискать уважения большинства своих подчиненных, тоже, в сущности, из разряда риторических.

Владимир Путин, как опытный политтехнолог, разумеется, понимает, что выиграть президентские выборы Сергей Иванов не может в принципе.

Новое назначение Сергея Иванова — это логичное продолжение той политтехнологической спецоперации, которая началась Мюнхенской речью Владимира Владимировича. Ее цель — создать видимость возможности прихода в России к власти некоего авторитарного, враждебно настроенного к Европе и США режима.

Нет никаких сомнений в том, что героический Владимир Владимирович в нужный момент сокрушит оный угрожающий фантом. И предложит западной элите поддержать в качестве будущего президента России не нервного и опасного экс-министра обороны, а, например, убийственно маленькое зло — скромного питерского юриста и искреннего друга Запада.

Ну разве присущие нынешнему российскому президенту политтехнологический талант и душевный жар не заслужили скромный гонорар?

Вопрос сможет ли Запад отвергнуть предложенные Владимиром Владимировичем кандидатуру (к которой, кроме всех прочих достоинств, прилагается еще и самый гражданский в истории России министр обороны) и формат отношений, совсем чуть-чуть напоминающий шантаж, предлагаю временно оставить открытым. Ответ на него зависит от того, насколько эффективной окажется в итоге политтехнологическая стратегия Владимира Владимировича в отношении западных элит.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter