Реестровое казачество. К итогам Большого Круга ТВКО

8 сентября в райцентре Новопавловске Ставропольского края прошел отчетно-перевыборный Большой круг Терского Войскового Казачьего общества (государственный реестр). Возглавлявший ТВКО 12 лет атаман Василий Павлович Бондарев объявил, что подал рапорт о снятии с себя полномочий атамана. Процесс снятия полномочий произошел сравнительно тихо, советский комсомольско-партийный работник Бондарев сделал все, чтобы не было скандала с его уходом.

Процедура передачи власти была в, целом, достаточно демократичной. Кандидатами на должность атамана было насколько кандидатов: Кузнецов, Кондратьев, Черкашин, Клименко и Губенко.

Вначале отсеялся бывший атаман города Минеральные Воды, ныне депутат Ставропольского краевого парламента Олег Губенко: у него не оказалось обязательного для должности высшего образования.

Сожаление по поводу отвода кандидатуры Олега Губенко высказал присутствующий на Круге Андрей Ярин, бывший председатель правительства КБР, а ныне ответственный сотрудник Совета по делам казачества при Президенте РФ, Председателем которого является полпред в ЦФО Александр Беглов.

Далее возникло некое подобие «бунта». Атаманы Кизлярского Особого приграничного окружного казачьего общества ТВКО (располагается в республике Дагестан) Николай Спирин и Терско-Сунженского окружного казачьего общества ТВКО (Чеченская республика) Анатолий Черкашин, высказали несогласие с провозглашенной повесткой дня Круга. Они выдвинули требование не проводить выборы нового атамана ТВКО, Круг же сделать не отчетно-выборным, а всего лишь отчетным.

Их требования вполне объяснимы. Дело в том, что на Круге возникли вполне резонные вопросы о пропорциональности представительства делегатов от различных субъектов ТВКО. Из присутствующих на Круге примерно 340 делегатов - подавляющее большинство были из Ставропольского края, значительно меньше было представлено Аланским округом (РСО-А), еще меньше Терско-Малкинским округом (Кабардино-Балкария). Он был представлен всего 40 депутатами, а «бедные родственники»: Кизлярский и Терско-Сунженский округа, возглавляемые Спириным и Черкашиным были представлены 15 и 3 делегатами соответственно.

Таким образом, в самой возможности выбора своих людей казаки-«провинциалы» не живущие не на Ставрополье были весьма ограничены. Против такой ситуации и попытался протестовать Евгений Черкашин, выдвигавший свою кандидатуру на пост атамана ТВКО. Но его голос и голос его коллеги Спирина не был услышан, тогда Евгений Черкашин снял свою кандидатуру с выборов.

Выступления делегатов Круга были весьма разными по уровню объективности оценок ситуации в регионе и в казачьем движении в целом. Никоим образом нельзя сказать, что Круг протекал как формально-декоративное мероприятие, типа брежневских съездов КПСС. Так председатель Совета Стариков Терско-Сунженского казачьего общества Могильный сказал, что казаки в Чеченской республике, подобны куклам «покрытым нафталином», которых «достают из сундука» чтобы показать видным гостям, а когда гости уезжают, то казаков снова «кладут в сундук» и забывают о них.

К слову, зарегистрированных казаков-реестровиков в Чеченской республике всего пара сотен, в республике Ингушетия, насколько известно автору статьи, их нет вообще.

Но кроме жестко-объективных выступлений были и другие. Отчетное выступление представителя одной из национальных республик состояло только из цветистых восхвалений властей и лично президента республики. Но делегаты Круга знали, что в этой республике ситуация, мягко говоря, далеко не радужная и свистом и улюлюканьем быстро согнали «воспевателя хвалы» со сцены.

Представитель администрации Ставропольского края Юрий Тыртышов в своем выступлении заявил, что на Ставрополье реестровое казачество является реальной общественной силой, работающей как в укреплении государственности и правопорядка, так ив до экономической области и в деле воспитания молодежи.

Но решающим перед процедурой выборов было выступление Юрия Оленникова заместителя полномочного представителя Президента РФ по СКФО Александра Хлопонина. Его выступление было достаточно жестким. В нем была дана очень объективная оценка ситуации в Северо-Кавказском регионе. В том числе было сказано, что «Нас (аппарат СКФО) не устраивает отношение местных властей по отношению к казакам». В конце же выступления прозвучала фраза, что на должность нового атамана ТВКО «Советом по делам казачества рекомендован генерал-майор Сергей Клименко».

После этой фразы исход выборов стал вполне предсказуем. Кандидаты Кузнецов и Кондратьев добровольно сняли свои кандидатуры, претендент остался один, и вскоре на должность атамана ТВКО практически единогласно был избран генерал-майор полиции Сергей Александрович Клименко. Тут же была проведена церемония приведения нового атамана к присяге и ему были переданы символы атаманской власти.

Присутствовавший на Круге епископ Ставропольский и Черкесский Феофилакт благословил вновь избранного атамана на труды в его новой должности. Архиерей передал делегатам благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, особо отметив заботу Предстоятеля Русской Православной Церкви об устроении мирной и благополучной жизни на Северном Кавказе. В своем напутственном слове епископ сказал: « Явоспринимаю казачество не просто, как одну из традиций нашего Кавказа, нашей России, а как жизнь, наполненную духом и подвигом. Подвигом на защите Отечества. Духом глубокой, искренней православной веры и преданности Матери Церкви. Это и делало наших предков сильными». Он сказал, что на территории одного из храмов столицы Северо-Кавказского федерального округа Пятигорска по благословению Архиерея будет в ближайшее время устроен кабинет атаман ТВКО. Так же епископ Феофилакт, сам уроженец города Грозного, заявил, что передает на нужды проживающих в Чечне казаков Терско-Сунженского отдела 100 000 рублей из своих личных средств.

В выступлении Феофилакта так же вскользь прозвучало, что у казачества есть проблемы с местными властями по религиозному вопросу. Это частичное, можно сказать косвенное замечание, как и вышеприведенная фраза Юрия Олейникова, отразило очень серьезную проблему существующую в в положении казачьих обществ в национальных республиках.

Дело в том, что поддержка руководством СКФО и администрацией Ставрополья реестрового казачества имеет вполне объективнее причины. В казачестве они видят низовую социальную опору в условиях глобального кризиса власти в регионе. Но у властей национальных республик, кроме РСО-А, причин поддерживать свои казачьи организации нет. Русское, православное общественное движение, даже в самых провластных и верноподданическоих формах, им совершенно не нужно. Поэтому там реестровое казачество, мягко говоря, не жалуют. Можно даже сказать, что в ряде случаев идет речь о прямой фронде и оппозиции действиям и аппарата СКФО и центральных властей РФ по поддержке реестрового казачества.

Так в одной из республик прокуратура вынесла местному реестровому казачьему обществу предупреждение за нарушение законодательства, ибо «… в Уставах содержится положение, связывающее правомочность заседания высшего органа управления общества и принятия на нем решений с присутствием представителя религиозной организации-священника прихода РПЦ МП, чем нарушены гарантированные Конституцией РФ права граждан в отношении религии и запреты их ограничений».

Заявленный в учредительных документах реестровых казачьих обществ православно-христианский характер казачьего общества, по мнению прокуратуры этой республики, должен быть изменен, а казачьи организации должны стать открытыми для представителей любых вероисповеданий.

Формально прокуратура имеет основания для подобных требований. Реестровое «Войсковое Казачье Общество – госструктура полувоенного типа. И почему в нее закрыт доступ мусульманам? Что же, исповедующим ислам надо создавать свое «реестровое мюридичество», «с целью несения российской государственной службы»? Именно на подобные проблемы и намекал епископ Феофилакт.

Стремясь создать себе в лице «казачьего реестра» низовую опору, своеобразных «нашистов» с нагайками», центральная и региональная власть не может обеспечить им должную правовую и организационную защищенность. Особенно там, где поддержка для центральной российской власти особенно актуальна, прежде всего, в национальных республиках Северного Кавказа. Местным владетелям «процентральная» «пятая колонна» там совсем не нежна и делается порой все, чтобы казачье движение было чисто символическим. Выделяемые из Центра немалые средства на развитие казачьего «реестра» блокируются на республиканских банковских счетах, употребить их на реальные мероприятия почти невозможно. Низовые инициативы, как к примеру, создание Казачьей гимназии во Владикавказе, (у грузин там, кстати, своя школа есть) саботируются.

При этом власть, причем всех уровней, вплоть до федерального Центра, тщательно следит за тем, чтобы «реестр» был абсолютно подконтрольным, чтобы в нем не было никакой самодеятельности и реальной инициативы. Когда встает выбор между низовой инициативной деятельностью или организованной «сверху» имитацией таковой, всегда выбор бывает в пользу последней.

В 2010 году казаки города Кизляра показывали мне видеозапись, где они пытались сквозь кольцо ногайского ОМОНА прорваться в здание в котором шел Круг по выборам атамана. Возмущенную толпу казаков-кизлярцев, имеющих по Уставу право присутствовать на Круге и избирать своего руководителя не пускала в здание милиция, а нового атамана «избирали» согнанные для массовости студенты местного техникума и привезенные теперь уже бывшим атаманом ТВКО Бондаревым в двух автобусах некие «статисты».

В итоге атаманом был «избран» вышеупомянутый Николай Спирин. А прежде активная и бурная жизнь деятельность казаков Дагестана вскоре почти прекратилась. На красивом дореволюционном здании Казачьего правления в 2011 году висел амбарный замок, окна частично были выбиты, на балконе второго этажа рос бурьян… А, как говорили местные казаки, в девяностые годы там каждый день были концерты, поэтические вечера местной интеллигенции, дискотеки для русской молодежи. Теперь, в 2012 году это здание собираются вообще продать. Местные казаки после «выборов» 2007 года в большинстве своем вышли из «реестра», создав свою юридически самостоятельную организацию, но казачье движение в Дагестане как реальная общественная сила умерло. И теперь русское население из исконно казачьих районов массово уходит, днем по улицам Кизляра толпами в сотни человек марширует дагестанская молодежь с криками «Аллах Акбар», а ночью гремят выстрелы.

Пример Дагестана показателен. Но все же нельзя сказать, что российская власть отказалась от казачества. «Нашисты с нагайками» нужны и вскоре будут очень и очень нужны, и, скорее всего, не на Кавказе.

«17 октября 2012 года Владимир Путин предписал правительству «создать экономические условия для привлечения членов казачьих обществ к несению госслужбы». Соответствующее требование содержится в утвержденной вчера президентом Стратегии развития российского казачества до 2020 года. Воодушевленный таким подходом, сегодня председатель Совета при президенте по делам казачества, полпред в ЦФО Александр Беглов заявил по итогам совета, что в первом квартале 2013 года в Минюсте будет зарегистрирована новая Казачья партия».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter