АПН Национально-Демократическая ПартияРентген на домуОнлайн-энциклопедия правды
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Четверг, 30 июня 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Ночной стриптиз Анатолия Чубайса. Окончание
2009-03-11 Моисей Гельман

Ночной стриптиз Анатолия Чубайса. Окончание
В программе Владимира Познера на ОРТ

(Окончание. Начало см. здесь)

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста, кажется ли вам, что дело создания рынка в России — это почти такое же революционное дело, как дело создания социализма в царской России, это, в общем, революция. Или нет?

А.ЧУБАЙС: Нет. То есть, дело не в том, революция или не революция, а вы сравниваете масштаб преобразований в стране в 1990-е годы с масштабом преобразований в стране в 1917. Я задавался для себя этим же вопросом, пытаясь что-то для себя понять, и пришел к выводу, что это просто неправда. Масштаб преобразований в 1917 году был существенно глубже, намного глубже. Помимо перехода от капитализма к социализму, там еще был, между прочим, переход к тотальному атеизму с уничтожением Бога вообще. И помимо этого перехода еще был переход 150 миллионов крестьян из одного социального слоя в другой социальный строй, и еще 3-4 перехода такого же масштаба, которых нам, к счастью, не пришлось делать. Нам пришлось делать, осуществить три перехода — очень простых. Первый — от плана к рынку, по крайней мере, в замысле, из этих трех не все удалось. Второй — от авторитаризма к демократии. И третий переход — от империи к национальному государству. Каждый из этих трех переходов очень болезненный. Кстати говоря, переход к рынку оказался наименее болезненным из этих трех. Но даже все три вместе по масштабам меньше, чем то, что страна пережила в 1917 году.

В.ПОЗНЕР: А почему вы говорите, что переход к рынку оказался наименее болезненным? Потому что многие бы сказали, что вот, наоборот, очень сильно от этого пострадали. Раскройте это, пожалуйста.

А.ЧУБАЙС: Ну, потому что переход к национальному государству от империи аукнулся и продолжает нам откликаться Осетией и Абхазией, с боевыми действиями, с погибшими. В 2008 году он еще пока не завершен, мы еще все в нем, осознавая или не осознавая это. Переход страны к демократии вообще еще далек до завершения, в отличие от перехода к рынку. Первое — «сде-ла-но». Точка. Второе и третье еще не сделано.

КОММЕНТАРИЙ

Я не буду останавливаться на высказываниях вроде «переход к тотальному атеизму с уничтожением Бога вообще», а также вновь говорить об абсурдности противопоставления капитализма и социализма. Великого актера Чубайса здесь несло, как когда-то Остапа Бендера, и он не следил за сказанным. Заявив, что «нам пришлось делать, осуществить три перехода — очень простых», он через несколько минут опроверг сказанное: «Второе и третье еще не сделано». Но дело не в противоречивости, а в сути сказанного.

Сначала о «переходе от плана к рынку». Планирование — это одна из функций управления, в данном случае, экономикой, в основе которого лежит составление балансов ресурсов и производства продукции в соответствии с ее прогнозируемым спросом. Рынок же — индикатор спроса и предложения, подобный поплавку в бачке унитаза, которым фиксируется объем отпускаемой воды. Поэтому рынок, вопреки догматическим о нем представлениям, не может служить регулятором производства. Функции регулирования выполняет человек, устанавливая высоту подъема поплавка и нажимая на ручку клапана для пропуска воды. Так что «переход от плана к рынку» оказался переходом от какого-то порядка в управлении экономикой к анархии. Это и произошло на самом деле.

Замечу, сочетание директивного и индикативного планирования в экономике характерно для всех развитых стран, так как бизнес должен знать ориентиры для своего развития (подробней см. в статье «Очередной экономический кризис в России — порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» — «Промышленные ведомости» № 11, ноябрь 2008 г).. Что же касается утверждения Чубайса, что «переход к рынку оказался наименее болезненным из этих трех», то об этом можно судить по состоянию экономики страны и обнищанию большей части ее населения.

К слову, Анатолий Борисович, ныне рьяный противник планирования в экономике, в 1983 г. защитил диссертацию на тему «Исследование и разработка методов планирования совершенствования управления в отраслевых научно-технических организациях». Хотя планировать «совершенствование» невозможно без предварительной разработки методов и средств этого «совершенствования» и получения положительных результатов их применения. Так что научный замысел соискателя представляется надуманным и, надо полагать, предназначался для псевдонаучного прикрытия имитировавшейся деятельности парткомов, профкомов и комитетов комсомола в вузах и НИИ при организации ими «социалистического соревнования».

К экономике же диссертация имела весьма отдаленное отношение. В ней был предложен перечень показателей качества управления, и главный из них — относительный показатель морального поощрения исполнителей. Показатель определялся по арифметической формуле в виде простой дроби. В числителе указывалось количество примененных форм морального поощрения, таких, как занесение в Книгу почета, награждение Почетной грамотой, награждение значком «Победитель соцсоревнования», занесение на Доску почета, вручение переходящего Красного знамени и т. п. А в знаменателе значилось общее количество принятых на предприятии форм морального поощрения.

Честно говоря, я никак не мог понять ни названия, ни смысла столь выдающегося научного труда — видимо, не дорос, и вряд ли дорасту. К тому же, как «морально» поощряли в НИИ, знал прекрасно — проработал в них около 40 лет. Да и подобные показатели не имеют никакого отношения к экономике.

Но меня заинтересовало вот что: так как Анатолий Борисович выступает нынче против «негодного» планирования, то почему же он, «прозрев», не откажется от своей кандидатской степени, как отказался от членства в КПСС? Впрочем, никто из его коллег и многочисленных сторонников, защитивших в советские времена диссертации по экономике на противопоставлении «хорошего» социализма «плохому» капитализму, от своих научных степеней и званий тоже не отказался. Сегодня многие из них, в частности, тот же Ясин, обратив ругань в противоположную сторону, клонируют в вузах себе подобных. Как это назвать — оставляю на суд читателю.

Далее в беседе говорилось о переходе «от империи к национальному государству». Заниматься схоластикой по поводу того, был или не был Советский Союз империей, не стану. А вот утверждение Чубайса, что мы перешли или все еще переходим к «национальному государству» вызывает большое удивление. Ведь Российская Федерация — государство многонациональное, каковым был и СССР. По всей видимости, в подкорке Анатолия Борисовича прочно запрограммировано различие между «чистыми», а это владельцы заводов, газет, пароходов, и «нечистыми», не вписавшимися в рынок, в том числе, многими представителями нацменьшинств.

Ну, а утверждение, что «переход к национальному государству от империи аукнулся и продолжает нам откликаться Осетией и Абхазией, с боевыми действиями, с погибшими, в 2008 году он еще пока не завершен, мы еще все в нем, осознавая или не осознавая это», вообще абсурдно. По Чубайсу получается, что Российской Федерации все еще не существует, и этому мешают Южная Осетия с Абхазией, пожелавшие стать независимыми государствами.

И, наконец, про переход «от авторитаризма к демократии», который по Чубайсу сначала состоялся, но после уточнения оказалось, что «переход страны к демократии вообще еще далек до завершения, в отличие от перехода к рынку».

Почему так происходит, становится понятным из дальнейшего разговора.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Недавно в газете «Financial Times» вы давали интервью, вы сказали любопытную вещь. Вы сказали так: «Сейчас нам не нужна революция, нам не нужна радикальная, быстрая либерализация, демократизация, полная свобода и полная демократия, начиная со следующего понедельника». А когда она нужна? С какого дня недели-то, если не с понедельника? Как раз сегодня у нас понедельник.

А.ЧУБАЙС: Ну, вот все-таки давайте сегодня не будем.

В.ПОЗНЕР: Ну, в следующем?

А.ЧУБАЙС: Подождем хотя бы до завтра.

В.ПОЗНЕР: Ну, когда-то она нужна, демократия? В чем дело-то? Почему она не нужна, Анатолий Борисович?

А.ЧУБАЙС: Потому что это слишком серьезно. И потому что это слишком большая ценность. Потому что от этой ценности зависит судьба страны. Я вот сказал уже, мы говорили с вами о том, что переход от плана к рынку страна прошла не безболезненно, мягко скажем. А переход от тоталитаризма к демократии страна не прошла. И по сложности, по глубине захвата основ народной жизни, я уж не знаю, какие слова сказать — эта задачка посложнее. Именно поэтому пытаться решить ее вот так вот: «А давайте мы с завтрашнего дня по-настоящему либерализуем все, что можно в политике, всерьез, без дураков. И вот тогда у нас будет полное счастье и свобода». Не будет. Не будет. Не будет! А особенно сейчас, на фоне кризиса, который разворачивается. Можно себе представить, что такое настоящая политическая либерализация на фоне кризиса. Повторю еще раз. Не надо из этого делать вывод, что Чубайс стал врагом демократии. Ну, это, конечно же, не так. Я просто рискну сказать: как-то посерьезнее стал к этой теме относиться. Это вектор. Это стратегия. Но это не та задачка, которая может быть решена за неделю или за полгода.

В.ПОЗНЕР: Вы — демократ?

А.ЧУБАЙС: Конечно.

В.ПОЗНЕР: Без сомнений?

А.ЧУБАЙС: Без сомнений.

КОММЕНТАРИЙ

Как известно, понятие демократии зародилось в Древней Греции. Однако, право на обладание властью распространялось там только на демос, к которому древние греки не относили своих многочисленных рабов. Так что расизм имеет глубокие корни. Судя по высказываниям Анатолия Борисовича и его деятельности, в своих представлениях о демократах, целях демократии и средствах ее достижения он и многие ему подобные руководствуются идеологией древних греков о привилегированности избранных, именуемых сегодня «элитой», пополнив для этого номенклатуру соответствующих критериев «рыночными».

В доказательство демократичности столь из ряда вон выдающейся особы можно приводить множество примеров. После своего третьего пришествия в правительство страны в начале 1997 г. Анатолий Борисович, наряду с ответственностью в качестве первого вице-премьера за финансы, взвалил на себя еще и миссию куратора отечественных СМИ. Попросту говоря, стал их неформальным цензором. Помню, как он незаконно пытался закрыть журнал «Российская Федерация», орган Федерального собрания, пригрозив всеми карами его главному редактору. А когда тот не подчинился, направил в редакцию комиссию КРУ Минфина. Криминала обнаружить не удалось. Но после множества официальных противозаконных демаршей от имени правительства главного цензора страны официальный орган смог выжить, лишь вновь зарегистрировавшись и несколько изменив название.

Или такой эпизод из моей жизни. Летом 1999 г. в «Парламентской газете» была опубликована моя статья, в которой рассказывалось, как управляются с деньгами в РАО «ЕЭС». По этой статье Госдума своим постановлением поручила Счетной палате провести проверку приведенных фактов. Меня тогда, после ряда публикаций, часть из которых даже премировалась, оформляли обозревателем в эту газету. Но как-то вдруг отказали в приеме на работу. Оказалось, перед отказом главного редактора газеты навестил Анатолий Борисович, и час беседовал с ним. Конечно же, все это лишь случайное совпадение.

Вспоминаю также, как «демократ, без сомнений» запретил журналистам присутствовать на заседаниях правительственной комиссии по платежам, которую он возглавил. Меня тогда, экономического обозревателя газеты «Деловой мир», редакция аккредитовала в Белом доме. Другая правительственная комиссия — по оперативным вопросам, которую возглавлял первый вице-премьер Олег Сосковец, была всегда для нас открыта. А когда я обратился непосредственно к Анатолию Борисовичу с просьбой разрешить посещать заседания «его» комиссии, мне было сказано, что «не так пишу». Видимо, я тоже согласно его классификации относился к «нечистым». Впрочем, к категории «не вписавшихся в рынок» он относил не только соотечественников.

В 1997 г. я опубликовал статью «Троянский конь для России». Вот как она заканчивалась:

В статье говорится о недальновидной политике правителей двух стран, удивительным образом совпадающей по давно сформулированным целям и упорному нежеланию прислушаться к многочисленным голосам, призывающим прекратить удушение России, чреватое мировыми катаклизмами из-за резкого нарушения баланса сил и интересов в мире. Одна из последних таких попыток предпринята группой видных ученых в области экономики — лауреатами Нобелевской премии из США и российскими академиками. В мае этого (1997) года они направили правительствам России и Соединенных Штатов проект документа с конкретными рекомендациями по экономическим реформам в России. В нем, в частности, настоятельно советуется придать экономическим преобразованиям системный и организованный характер при непосредственном участии самого государства. Представителя этой группы Маршалла Поумера, приехавшего в Москву, по его просьбе принял Борис Немцов, который всячески обласкал посланца и, наобещав с три короба, переправил своим помощникам. Те же, получив «мяч», продолжили играть им в «футбол», поэтому заокеанский гость уехал не солоно хлебавши (Немцов и Чубайс были тогда первыми заместителями председателя Правительства России).

А вот администрация США оказалась куда более честной и откровенной. Она пригласила одного из американских авторов проекта в Госдепартамент, и принявший его чиновник сказал, что деятельность Нобелевских лауреатов, надумавших помочь России встать на ноги, противоречит стратегическим интересам Соединенных Штатов. Как поведал недавно видный экономист, профессор Стенфордского университета Михаил Бернштамм, в США имеется список нежелательных для России американцев, неофициально направленный туда Анатолием Чубайсом. К слову, Чубайс был возвращен во власть по настоянию администрации США и по требованию МВФ в качестве одного из условий выдачи трехлетнего займа. Но 24.08.97 г. влиятельная американская газета «Вашингтон пост» опубликовала о нем весьма нелестную статью, в которой из-за «сомнительной честности г-на Чубайса и коррумпированности российского правительства» администрацию США призывают их больше не поддерживать. Что же касается списка нежелательных для Чубайса лиц, к коим, как оказалось, причислен и М. Бернштамм, то почтенный профессор узнал о нем случайно, когда его неоднократные попытки оформить командировку в Москву всячески пресекались администрацией родного университета. Причина, видимо, в том, что в бытность свою экономическим советником Верховного Совета РСФСР и членом его Экспертного совета он выступал и против «шоковой терапии» Гайдара, и против приватизации по Чубайсу.

Я тогда тоже был членом упомянутого Совета и непосредственно мог судить об объективной позиции уважаемого коллеги. Мы недавно вспоминали то время. Замечу, что тогда же федеральные власти США прекратили финансирование программы приватизации в России и подали судебные иски против советников Гарварда в Госкомимуществе Шлейфера и Хея, что комментировалось выше. Видимо, вновь заполучив в лице Анатолия Чубайса столь значимое представительство в российском правительстве, администрация США решила больше не тратить деньги своих налогоплательщиков. Ведь «процесс пошел» уже сам. Однако, вернемся к нашим собеседникам.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Могла быть гражданская война в результате вот того перехода, о котором говорите вы?

А.ЧУБАЙС: Вполне. Больше того, из всех сценариев сценарии такие были, к сожалению, гораздо более реалистичны, чем сценарий без гражданской войны.

В.ПОЗНЕР: Чем вы объясняете, что ее не было все ж таки?

А.ЧУБАЙС: Это набор факторов системных и совершенно личностных. Для меня абсолютно уникальным в этом смысле личностным фактором был Борис Николаевич Ельцин. Тот факт, что в России оказался человек на этом историческом периоде, который одновременно и в той жизни, в старой прошел все, видел все, и авторитетен для любого, не знаю, бывшего секретаря Обкома или бывшего директора завода. И в этой совершенно новой жизни, в демократической, в рыночной жизни тоже избран народом и авторитетен. Наличие человека, связывающего эти два мира в себе в одном, это было колоссальнейшее влияние на то, чтобы уйти от сценария гражданской войны.

В.ПОЗНЕР: Но сценарий был. Так сказать, такая возможность допускалась?

А.ЧУБАЙС: Ну, я считаю, что он не просто был, а в моем понимании в ночь с 3-е на 4-е октября 1993 года мы кусочек с кровью... Мы его, собственно, и прошли. Увидели это в полный рост.

КОММЕНТАРИЙ

Обсуждать лукавство оценок личности Бориса Ельцина, а также его противоправную и некомпетентную деятельность, включая расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г., происходившую во многом под влиянием Гайдара, Чубайса, старшей дочери и прочих «демократов», не стану — не о нем речь.

Напомню лишь, вопреки сказанному выше о том, что гражданской войны в стране удалось избежать, Чубайс в 2000 году публично объявил, что «в России закончилась внутренняя гражданская война».

По его словам, действующая Конституция сыграла свою роль регулирующего механизма, и за 10 лет в стране произошли глубинные революционные преобразования. Конституция, по Чубайсу, оказалась работающей и помогла преодолеть несколько острейших конфликтов внутри страны. Главный приватизатор тогда привычно назвал сложившуюся на сегодня в России ситуацию «победой» и сослался на то, что «теперь такие понятия, как частная собственность, рынок, продажа и владение предприятиями не являются чем-то невероятным».

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: А как вам идея, что исчезновение Советского Союза в результате того, что произошло в Беловежской Пуще — это желание Ельцина убрать Горбачева, который все-таки был президентом СССР. Без СССР нет Горбачева, и тогда Ельцин становится человеком номер один. Такие рассуждения существуют?

А.ЧУБАЙС: То, что они существуют — это естественно. Странно, когда эти рассуждения вдруг слышишь от людей, занимающих серьезные должности. А в ответ на это есть простой вопрос: ну так а что же Горбачев? Чего он как-то ситуацию не остановил, если уж он мог это сделать? Совершенно ясно, что распад СССР — это геополитический процесс глобального масштаба. И при этом Ельцин мог любить Горбачева или не любить Горбачева, мог быть Ельцин и Горбачев, или не быть Ельцина и Горбачева. Только после 21 августа 1991 года Советского Союза уже не было. Вопрос был не в том, удастся его сохранить или не удастся? Вопрос был в том: удастся факт его отсутствия признать с кровью или без крови?

КОММЕНТАРИЙ

Причины развала СССР называются самые различные. Но почти все они лишь следствия нескольких принципиальных пороков, которые были положены в основу построения советского государства.

Во-первых, это псевдосоциалистическая идеология, отрицавшая частную собственность на средства производства, и противопоставлявшая социализм — идеологию взаимоотношения владельцев труда и капитала (промышленного и финансового) самим же объектам собственности. Такой абсурдный, антиэкономический подход не позволял осознать, что собой представляют общественные формации и объективную неизбежность их исторической сменяемости — от рабовладельческого капитализма к современному социальному капитализму (см. «Социальное государство — как общенациональная идея. И для олигархов тоже». — «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г)..

Во-вторых, это лукавый «демократический централизм», действовавший всегда в одну сторону — сверху вниз, от генсека. Таким образом, благополучие страны, в конце концов, зависело от ума, чести и совести одного человека. Именно по этой причине Горбачеву, ставшему генсеком опять же только по желанию одного, тогда уже покойного, человека, удалось погубить Советский Союз. Хотя Горбачев этого, возможно, и не желал.

Благодаря «демократическому централизму» основная масса населения страны не была приучена к самостоятельности действий и легко поддавалась популистской пропаганде. Именно поэтому в Москве столь дружно проголосовали за Ельцина, избрав его в Верховный Совет СССР, а потом многие пошли за ним во время «путча» делать «революцию».

Чтобы избавиться от Горбачёва и добиться всей полноты власти, Ельцин со своим окружением помог Горбачеву утопить Советский Союз вместе с заболтавшим перестройку его первым и последним президентом. Напомню, Горбачев добился безальтернативности своего избрания Верховным Советом СССР. Одним из способов добивания некогда великой державы стало противоправное освобождение Ельциным предприятий на территории России в 1991 г. от налогов, что лишило Советское правительство значительной части бюджетных поступлений. Но одновременно весьма большой ущерб был нанесён и самой РСФСР, казна которой в первый же день независимого существования республики оказалось почти пустой.

Тогда правительство Гайдара не придумало ничего умнее, чем с 1 января 1992 г. в пять раз директивно увеличить цены на энергоресурсы и железнодорожные перевозки и ввести на всё НДС в размере 20%. Так было положено начало масштабной ценовой инфляции с громадным перекосом цен. Непрерывно подстегиваемая бездумным увеличением тарифов на продукцию и услуги естественных монополий инфляция неудержимо растет по сию пору, она привела к обнищанию значительной части населения и в сочетании с другими антирыночными новациями реформаторов серьёзно подорвала экономику страны.

Реформировать СССР можно было, пойди политбюро ЦК КПСС китайским путем. Но и члены политбюро не были способны к самостоятельным действиям, завалив даже «путч», Сам же Горбачев не тянул на посредственного проповедника. Причем, не осознавал значимости советской кооперационной экономики как базиса и основного фактора развития внутреннего рынка, а также роли КПСС, как станового хребта государства. Поэтому, сломав этот хребет, не озаботившись предварительной его заменой на иную систему, которую за один день не создать, он обрек СССР на гибель, а большую часть его населения — на нищету и вымирание. Как говорили работавшие с ним люди, Горбачев не способен был просчитывать последствия принимавшихся им решений. Последовавший развал СССР привел к распаду прежнего советского кооперационного производства и общего рынка на пространстве СНГ, оказавшегося «мыльным пузырем», что вызвало экономический крах в бывших союзных республиках.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Чем вы объясняете тогда такую странную вещь. На мой взгляд, странную. Опросы общественного мнения, проводимые различными службами, показывают, что до 60% граждан России сегодня ностальгирует по поводу СССР. Вот как это вы понимаете?

А.ЧУБАЙС: А также по поводу Брежнева Леонида Ильича, а также по поводу того, что Иосиф Виссарионович Сталин был крупнейшей исторической фигурой в лидерах нашей страны. Ну, это уже у процесса есть совершенно неизбежные повторы, возвраты. Понятно, что в 1990-е годы, когда все кипело и бурлило, когда каждый думал про то, как прожить, как семью накормить, было не до воспоминаний. Как только ситуация устаканилась и успокоилась, и самые насущные острые вопросы куда-то уже отходят на второй план, ну, тогда как-то вспоминаешь, как хорошо было, когда я был молодой.

КОММЕНТАРИЙ

Удивление собеседников вызвано их оторванностью от реалий жизни и непониманием основных законов социального и экономического развития государства. Владимир Познер живет в виртуальном мире телецентра в Останкине, а в голове Анатолия Чубайса псевдорыночные реалии, характерные для пространства в пределах московского Садового кольца, распространяются на всю страну. «Странная» же на их взгляд «вещь» — ностальгия большинства населения по Советскому Союзу — объясняется просто.

Доходы населения являются в любой стране главным приводом развития ее экономики и основным фактором стабильности (см. упомянутые выше публикации в газете «Промышленные ведомости»). Дело в том, что промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не востребуется для производства потребительских товаров и услуг. А спрос на «ширпотреб» определяется платежеспособностью населения.

Минимальная зарплата наемного работника, чтобы обеспечивалось хотя бы простое воспроизводство его жизненно важных ресурсов, по оценкам специалистов, на сегодня у нас должна составлять примерно 40 000 рублей. Но, согласно официальной статистике, только у трети населения страны среднедушевой доход превышает 12 000 рублей, а у трети он не достигает и 6 000 рублей.

Таким образом, нищета стала одним из главных факторов не столько политических, сколько экономических межклассовых противоречий. Эти противоречия в сочетании с системными ошибками в управлении макроэкономическими и социальными процессами и явились основными причинами перманентного кризиса в экономике страны. Поэтому, то, «что до 60% граждан России сегодня ностальгирует по поводу СССР», а это количество соответствует приведенным выше статистическим данным об уровне жизни, вызвано их нынешним положением, которое значительно ухудшилось по сравнению с советским временем. Собеседники, удивляясь «несознательности» сограждан, даже не осознают, что тем самым публично демонстрируют свою некомпетентность и оторванность от реалий жизни, а возможно, еще и просто цинизм.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Вчера я был на одном дне рождения, там был мальчик 13 лет. Его спросила мама: «Скажи, пожалуйста, кто был Сталин?» Он говорит: «Я не знаю». Учебники сегодня в наших школах не сильно убеждают, насколько я могу судить, наших молодых людей в том, что Сталин — это был... Да, это была крупнейшая историческая фигура, но, в общем, преступная. Что происходит, на ваш взгляд? Это что такое, это тоже ностальгия?

А.ЧУБАЙС: Происходит катастрофа. Для меня это, вот, в этих только терминах описывается. Я не могу понять, как человек, который уничтожил граждан своей страны больше, чем уничтожил их Гитлер, может быть предметом дискуссии. Я не могу понять, как всерьез можно «Имя Россия» или, как там это называется, проект, обсуждать Сталина, годится ли он для «Имени России» или нет. У меня просто это не укладывается в голове, это за пределами моего понимания. Вот есть вещи, которые я не в состоянии объяснить на человеческом языке.

КОММЕНТАРИЙ

Вопрос, обращенный к мальчику, следует рассматривать не как проявление какой-то ностальгии, а как озабоченность знакомой Познера опасной для государства и общества деградацией в стране образования вообще и школьного, в частности. Жаль, что собеседники этого не осознают. Ведь советская система образования — от школы до ВУЗа — была селективной. Она позволяла каждому выбирать свою, предначертанные природой и воспитанием, нишу образованности и специализации, а всем тем, кто был способен, развивать свое системное мышление и затем пополнять свои знания. Именно эта система образования и подготовки кадров — от рабочих специальностей до ученых в разных сферах науки — позволила превратить СССР в могучую индустриальную державу.

Естественно, что всякая система несовершенна и не гарантирует от брака. Поэтому познания Анатолия Борисовича в истории такие же, как в экономике, электротехнике, статистических исследованиях, «нанотехнологиях», философии… К тому же, вопреки его непониманию, предметом дискуссии может быть деятельность любой публичной личности. И его тоже. Замечу, что Сталин и Петр I по своим заслугам в становлении и развитии страны с учетом исторического времени сопоставимы между собой. Зачем же одного из них замалчивать и не оценивать объективно его деятельность, ее хорошие и негодные стороны, ради воспитания подрастающего поколения? А замалчивание наносит вред и опасно. Что же до объективности результатов опроса в проекте «Имя России», то им верить нельзя, так как состав голосовавших и их опрос не отвечали научным требованиям, предъявляемым к статистическим исследованиям, чего собеседники тоже не знают.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Ровно 5 лет тому назад в программе Владимира Соловьева «К барьеру», где вашим противником был Рогозин, вы сказали, что многие мечтают вас посадить, в том числе и спецслужбы, и вот у меня возникает вопрос. Я смотрел потом — недавно смотрел еще раз эту программу — почему вас мечтали посадить? И кто мечтал вас посадить? И мечтают ли сегодня вас посадить?

А.ЧУБАЙС: Ну, это такая, личностная история.

В.ПОЗНЕР: Но все-таки?

А.ЧУБАЙС: Ну, в общем, безусловно, да. Чего там говорить? У меня были периоды в моей жизни, когда я был просто врагом № 1 для коммунистов долгое время. Какие-то периоды я был врагом № 1 для всех спецслужб страны вместе взятых, начиная с ФСБ и кончая службой охраны президента.

В.ПОЗНЕР: Потому что вы как-то сказали, что руководители спецслужб сделали это дело делом своей жизни вообще. Так?

А.ЧУБАЙС: Безусловно, конечно. Был руководитель спецслужб, фамилия его Коржаков. Пригласите его сюда, и задайте ему вопрос. Он скажет, что он думает про Чубайса, и что он писал Ельцину в служебной записке с предложением немедленно арестовать Чубайса. Это же не частное лицо, это руководитель спецслужбы страны. Мне кажется факт.

В.ПОЗНЕР: Это вызвано личными отношениями или идеологическими глубокими разногласиями?

А.ЧУБАЙС: Нет. Ну, конечно, какое-то личное накладывается, хотя, к тому же к Коржакову я как-то личной ненависти не испытывал.

В.ПОЗНЕР: Да?

А.ЧУБАЙС: Да нет, нет, нет. Так, по-человечески, в общем, нормальный мужик по-своему, заслуживающий даже позитивного отношения. Хотя это не означает, что у него ко мне такое же отношение, если уж мы его вспомнили. Но это ж дело не в личных отношениях. Конечно, это явление системное, это чистая правда, и чистая правда, что в течение значительной части 1990-х годов для многих лидеров спецслужб рынок был вражеским явлением. Рыночная экономика была происками империализма, и они боролись с этим так, как умели, как считали нужным.

КОММЕНТАРИЙ

Анатолий Борисович явно преувеличивает роль своей выдающейся, по соответствующим критериям, личности в истории. Не он сам по себе был «врагом № 1 для всех спецслужб страны вместе взятых, начиная с ФСБ и кончая службой охраны президента», а его опасная для страны и общества разрушительная деятельность.

Напомню, что Коржаков «в общем, нормальный мужик по-своему, заслуживающий даже позитивного отношения», был обвинен Чубайсом в июне 1996 г. в антигосударственном заговоре. Дело происходило накануне второго избрания Бориса Ельцина в президенты, предвыборный штаб которого возглавлял Чубайс. Тогда охрана задержала двух его подельников, пытавшихся вынести свыше 500 тысяч долларов из Белого дома.

Скрыть скандальное дело не удалось. Поэтому, сильно испугавшись, Чубайс самовольно ночью через НТВ оповестил весь мир о раскрытии им антигосударственного заговора, обвинив в его организации Коржакова, Барсукова и первого вице-премьера правительства Сосковца, который в охране здания правительства не служил. Получается, что Чубайс отождествлял себя тогда с российским государством, полагая, что государство — это он, если попытку пресечь его противоправные действия выдал за антигосударственный заговор. Думается, такой поступок можно объяснить либо скрытой тогда главенствующей ролью Чубайса в управлении страной и его моралью, либо кратковременными из-за страха клиническими изменениями в сознании — судить не берусь.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: На съезде СПС 15 ноября в этом году, говоря о Борисе Немцове, вы сказали следующее: «Мы с ним прошли через такие боевые истории, когда, без преувеличения, либо тюрьма, либо смерть». Но оба вы, к счастью, живы, и не в тюрьме. Но что это были за истории, прямо уж такие страшные?

А.ЧУБАЙС: Ну, большей частью о них известно, и не являются каким-то таким секретом. Если уж вспоминать про такие истории, боевые, я хорошо помню уже выше упомянутое 3 октября 1993 года. Правда, тогда Боря был в Нижнем Новгороде, а я приехал в воскресенье на работу, встретились мы с Егором Гайдаром, сели вдвоем и просто прописали сценарий развития событий на ближайшие 24 часа. В одном сценарии Белый дом будет в руках законной власти к утру. В другом сценарии мы в лучшем варианте арестованы, но в худшем, естественно, расстреляны при попытке ареста. Просто из этих реалий мы исходили, дальше действовали, исходя из этого.

КОММЕНТАРИЙ

Чубайс фактически признался, что это он с Гайдаром были инициаторами блокады и последующего расстрела Верховного Совета в октябре 1993 г.

Попытки мирного разрешения противостояния тогда всячески торпедировались ближайшим окружением Ельцина. Эти люди понимали, что новые выборы лишат их власти, и кое-кому из них придется отвечать за содеянное. Что касается «Бори» из Нижнего Новгорода, то он тогда из своей резиденции истерически призывал Ельцина стрелять. Тоже, видимо, боялся. Деятельность «Бори» в кресле нижегородского губернатора, а затем «Бори» и «Толи», когда они в 1997-м и 1998 году были первыми вице-премьерами правительства, наглядно отражена в отчетах Счетной палаты России (см., в частности. «Криминальные хроники банкформирования «Альфа-Групп» — «Промышленные ведомости» № 13, сентябрь 2002 г).

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: 3 декабря 2007 года в день выборов в Государственную думу, уже к концу дня вы на брифинге сказали следующее: «Количественные победы «Единой России» одновременно являются моральным поражением «Единой России». Закон загнивания монополий действует и в экономике, и в политике. И это главный риск «Единой России», а значит, и главный риск страны». Ну, скажем так, сказано в пылу борьбы. Последний день.

А.ЧУБАЙС: Да нет, почему?

В.ПОЗНЕР: Нет? Вы бы и сейчас это повторили?

А.ЧУБАЙС: Безусловно. В том смысле, что политическая монополия — она самоубийственна для самой этой монополии.

В.ПОЗНЕР: СПС больше нет, «Союза правых сил» больше нет. Но вот все-таки почему? Чем вы объясняете этот провал некогда все-таки популярной партии? А также «Яблока» — хотя ладно «Яблоко» — это не ваше, но все равно либеральные партии. Ну вот, виртуально, может быть, одна есть, а другой вообще нет.

А.ЧУБАЙС: Мы потеряли своего избирателя. Причем, даже там, где, казалось бы, очевидно, что он должен быть нашим — малый бизнес, средний бизнес — к сожалению, даже он не стал нашим избирателям на последних выборах. И именно это и сподвигло всех нас на то, что, к сожалению, придется перелистнуть страницу. К сожалению, нужно создавать новое.

В.ПОЗНЕР: Вы знаете, Анатолий Борисович, я вас знаю не близко, но знаю давно. И не я один считаю вас очень умным человеком. Вот посмотрите сейчас на этот экран, я вам задам вопрос по поводу того, что нам сейчас покажут. Будьте любезны.

(На экране демонстрируется старый предвыборный телеролик СПС — изысканно отделанный салон частного авиалайнера, в креслах которого вальяжно, по-барски, разместились Чубайс, Немцов и Хакамада). Слышен голос диктора:

«Живем в России и будем жить здесь, в своей стране. У нас прочный фундамент и главное — уверенность, что мы движемся в правильном направлении. Мы строим, мы создаем новый запас прочности, нас миллионы, кто умеет работать, кто верит и знает: Россия — великая страна и у нее великое будущее».

А.ЧУБАЙС: Владимир Владимирович, разве плохой текст был?

В.ПОЗНЕР: Текст очень хороший. Но где произносится? Вы бы еще там, я не знаю, в бриллиантах ходили. Смотрите: частный самолет, белые кожаные кресла — кому вы адресуетесь? Я когда это увидел сам, я сказал: все, это конец. Кто, кто это придумал? Как это может быть такое?

А.ЧУБАЙС: Ну, Владимир Владимирович, ну что ж я могу вам сказать? Я ж уже перед этим, не зная, что вы это покажете, признался: ошибка. Безусловно, ошибка. Я могу объяснить, почему она возникла, могу сказать в какой именно момент и с чем она была связана. Какие сомнения? Причем, даже не просто ошибка, она оказалась такой мегаошибкой, потому, что мало того, что так нельзя, кроме этого еще и развернулась вся избирательная кампания. А это избирательная кампания не 2007 года, а 2003 года. Так сложилось, что вся избирательная компания 2003 года развернулась вокруг одной темы, которая называется «Олигархи. Защитники олигархов. Противники олигархов». И мы с этим самолетом просто попали, на 100% ровно туда, куда попадать было нельзя.

В.ПОЗНЕР: Катастрофа.

А.ЧУБАЙС: Абсолютная, да.

В.ПОЗНЕР: Вот уж действительно, да.

КОММЕНТАРИЙ

Родной брат Анатолия Чубайса написал диссертацию «Воздействие ТВ на формирование общественного мнения».

Объектом этого исследования вполне мог бы стать сам Анатолий Чубайс.

Предвыборный ролик СПС, вызвавший раздражение у подавляющей массы избирателей, в котором Чубайс, Немцов и Хакамада самоуверенно агитируют за себя на борту частного самолета, — отнюдь не «мегаошибка». Упомянутый ролик — одно из проявлений интеллекта и ментальности этой публики, относящей себя безоговорочно к немногочисленной касте избранных, вписавшихся в рынок, и чьи проповеди «быдло» должно покорно воспринимать и следовать им. А прозвучавший «очень хороший» текст, вопреки утверждению Владимира Познера, всего лишь пустая риторика, вызывавшая дополнительное раздражение.

Другое утверждение телеведущего «не я один считаю вас очень умным человеком» во избежание голословности следовало бы обосновать соответствующими критериями распознавания интеллектуального уровня. Могу только сказать, что мои критерии такой идентификации кардинально отличаются от представлений уважаемого мэтра тележурналистики. Очевидно, согласно представлениям Владимира Познера масштабное вранье — обязательное свойство «очень умного человека». Об этом, надо полагать, должно свидетельствовать и лукавое удивление Чубайса, что «малый бизнес, средний бизнес — к сожалению, даже он не стал нашим избирателем на последних выборах». Действительно, ужас, какие неблагодарные люди.

Конечно же, Чубайс никогда не признается, возможно, просто не осознает, что СПС оказался бракованным в силу одиозности его лидеров, порочности политики Гайдара-Чубайса, приведшей к обнищанию значительной части населения страны, и отсутствия конструктивной программы социально-экономического развития. Замечу, что во многих региональных организациях СПС его члены выступали за смену руководства Союза, но протестующим затыкали рты. То, как лидеры развалили СПС, свидетельствует о многом.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Один человек назвал вас «счастливым интеллигентом с ощущением миссии в командировке в большую политику». Вот теперь, когда нет «Союза правых сил», командировка кончилась?

А.ЧУБАЙС: Ну, откровенно отвечая на этот вопрос, я в действительности почти всю свою жизнь прилагаю усилия к тому, чтобы не быть политиком.

В.ПОЗНЕР: Не быть?

А.ЧУБАЙС: Нет. Это не мое. Я понимаю, что сейчас абсолютное большинство телезрителей отнесутся с недоверием к моим словам. Но тем не мене, это на самом деле так. Я хорошо помню еще в конце 1980-х годов, когда избирали депутатов во всесоюзный и российский парламент, и я естественно помогал — это была наша команда, которая выдвигала людей. Многие предлагали: «Давай, слушай, ты выдвинешься — будешь депутатом». Нет, я не хотел этого. Мне этот вид активности не близок. Мало того, когда оказался в Администрации Президента, во время болезни Бориса Николаевича, я категорически не хотел туда переходить — это не моя работа. И когда у меня появилась возможность с руководителя Администрации Президента перейти в Правительство, на конкретную экономическую задачу, что формально в бюрократическом смысле было понижением — я с удовольствием это сделал. А когда из Правительства я смог уйти в РАО «ЕЭС» на конкретную работу, я сделал это с еще большим удовольствием. Это не мое. И если я этим занимаюсь — я, к сожалению, этим еще занимаюсь — но это не то, к чему душа лежит.

КОММЕНТАРИЙ

Анатолий Борисович явно кокетничает и лукавит, утверждая, что «в действительности почти всю свою жизнь прилагает усилия к тому, чтобы не быть политиком». Спрашивается, ради чего тогда он столько лет возглавлял и поддерживал СПС, а «директор» Союза Леонид Гозман получал зарплату в РАО «ЕЭС» в качестве члена правления за счет потребителей электроэнергии?

Отказ от депутатства в конце 1980-х объясняется просто: Чубайс тогда не хотел теряться в толпе, полагая, что его миссия — управлять чем-нибудь значимым, невзирая на собственные возможности. Это, видимо, проявление комплекса неполноценности, характерного для многих.

О том, что Чубайс «почти всю свою жизнь прилагает усилия к тому, чтобы не быть политиком», свидетельствуют и такие факты, наблюдавшиеся в периоды, обозначенные им как «почти». В июле 1992 года Чубайс был одним из инициаторов созыва форума демократических сил, на котором было создано объединение сторонников реформ «Демократический Выбор». В июне 1993 года он принял участие в создании предвыборного блока реформистских сил «Выбор России». В октябре того же года участвовал в учредительной конференции одноименного движения, вошел в список кандидатов в депутаты Государственной Думы от избирательного объединения «Выбор России» и до ноября 1994 г. пребывал в депутатах.

С ноября 1994 г. он вновь стал, теперь уже первым, заместителем председателя Правительства РФ, а заодно и руководителем Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. Однако из-за скандала с получением крупного гонорара за ненаписанную книгу о приватизации Ельцин в январе 1996 г. его уволил с работы. Ссылка длилась недолго. Вскоре Анатолий Борисович возглавил предвыборный штаб больного президента, раскрыл «антигосударственный заговор» Коржакова, Барсукова, и их по Чубайсу «духовного отца» Сосковца, которых отправили в отставку, а после удачных для него выборов, видимо, в награду, в июле 1996 года был назначен руководителем Администрации Президента РФ.

Но в марте 1997 г. его вновь назначают первым заместителем председателя Правительства РФ и одновременно министром финансов. Третье пришествие Чубайса в правительство было, как отмечалось, одним из условий МВФ выдачи России кредита. Ведь МВФ играл тогда роль ЦК КПСС. Вскоре после этого подали в отставку несколько «не так сидевших» по отношению к Чубайсу министров. Надо полагать, именно Анатолию Борисовичу, курировавшему тогда финансы, бюджет, платежный оборот страны, фондовые и финансовые рынки, предписывалось подготовить условия для дефолта, последовавшего в августе 1998 г. Ведь именно при нем интенсифицировалось строительство правительственной долговой пирамиды, и резко возросли неплатежи. Такие же пирамиды из-за искусственно созданного в стране перманентного денежного дефицита бурно росли в регионах.

Одновременно продолжилось разбазаривание государственного имущества, на сей раз — под прикрытием так называемых инвестиционных конкурсов, о которых упоминалось выше. В нарушение условий конкурсов, о чем свидетельствуют отчеты Счетной палаты России, предприятия отдавались за бесценок, и при этом нередко игнорировались указания самого президента страны. Тем самым бюджет дополнительно лишался крупных доходов, что усугубляло финансовое положение правительства и государства и приближало дефолт.

Вот что поведал в интервью Интернет-сайту Форум мск.ру Антон Суриков, руководивший аппаратом первого заместителя председателя Правительства РФ Юрия Маслюкова в 1998 г.: «Я пришел работать в аппарат Правительства России через несколько дней после дефолта и хорошо помню атмосферу того времени. В дефолте обвинили Кириенко, а также Чубайса, Гайдара, Задорнова, Дубинина и Алексашенко, которые между собой совещались, прежде чем были обнародованы соответствующее решение. Обвинили справедливо. Но мало кто знает, что «крестным отцом» российского дефолта был Лоренс Саммерс, тогда, в правительстве Клинтона, занимавшего должность замминистра финансов США. Сейчас Саммерс — главный экономический советник Обамы».

Как отмечалось выше, именно Саммерс, возглавляя в 2000 г. Совет Гарвардского университета, а до этого будучи министром финансов Соединенных Штатов, покровительствовал Шлейферу, руководителю американских советников, командированных в помощь Чубайсу проводить приватизацию. Так что Чубайс с Саммерсом знакомы давно. Летом 1997 г. Шлейфера «сдали», возбудив против него судебное дело, надо полагать, чтобы не тратить больше денег американских налогоплательщиков. Ведь приватизация была направлена также и на то, чтобы лишить Россию значительных источников доходов и сделать ее зависимой от импорта жизненно важных видов продукции и потребительских товаров. Для этого предприятия продавали за бесценок, а многие сектора отечественного товарного производства разрушались.

К 1997 г. «процесс пошел», поэтому для его дальнейшего развития привлекли своего человека в правительство страны, а Шлейфера под благовидным предлогом — нарушение контракта — удалили из России. Замечу, что Шлейфер и его заместитель Хей не скрывали своей противоречившей условиям контракта коммерческой деятельности в России. Но об этих нарушениях заговорили лишь спустя несколько лет, когда «процесс пошел».

Косвенными доказательствами сказанного могут служить не только весьма мягкое решение суда Соединенных Штатов и позиция в этом деле Лоренса Саммерса. но и итоги самой приватизации, которую даже сам Чубайс далее в беседе вынужденно признал ошибочной. Причиной такой «ошибки» может быть либо элементарная глупость и некомпетентность, либо преднамеренный умысел и соучастие в нем. Может быть, у кого-то есть иное предположение?

Напомню, программа приватизации для России была разработана на грант американской правительственной организации USAID, выданный Гарвардскому университету. Эта организация финансировала целый ряд проектов, которые способствовали развалу экономики нашей страны. В частности, в 2002 г. на грант USAID была написана концепция реформирования технического регулирования. На ее основе разработали соответствующий федеральный закон, спешно и вопреки протестам промышленников принятый в том же году. В результате страна лишилась нормативно-технической базы, что чревато опасными последствиями для ее безопасности и дальнейшего существования (см. «Закон «О техническом регулировании» развала российской экономики. Проплаченный стриптиз перед вступлением в ВТО». — «Промышленные ведомости» № 9, сентябрь 2006 г).. Поэтому участие USAID в финансировании приватизации в России может служить еще одним косвенным, но веским свидетельством запрограммированности ее результатов, достижение которых привело к «сдаче» Шлейфера и Хея.

Но главным фактором развала российской экономики и обнищания населения явилась порочная финансовая политика, направленная на поддержание в стране хронического дефицита денежного обращения и роста ценовой инфляции. Начало ей было положено в 1992 г. Гайдаром и Чубайсом по советам тех же американских советников, до этого по дурости Горбачева втянувших СССР в орбиту долларового капкана. Поэтому Россия оказалась в состоянии постоянного финансового и экономического кризиса, обострения которого вызываются кризисами на фондовых рынках США (см. упомянутые выше публикации в газете «Промышленные ведомости»).

О своей дальнейшей деятельности Чубайс поведал следующее: «А когда из правительства я смог уйти в РАО «ЕЭС» на конкретную работу, я сделал это с еще большим удовольствием». Любопытно, почему Владимир Познер обошел вниманием этот десятилетний период деятельности Анатолия Борисовича? А происходило вот что.

Чубайса заблаговременно, до дефолта, видимо, чтобы не «запачкался», вывели из правительства, сделав козлом отпущения Кириенко. Не запачканный же дефолтом Чубайс, возглавил правление РАО «ЕЭС» и приступил к выполнению следующего задания МВФ — развалу Единой энергосистемы страны, который назвали «реформа электроэнергетики». Это было, как отмечалось, еще одним условием получения в 1997 г. Правительством России очередного транша валютного кредита.

Для подготовки «реформы» летом 1997 г. в Минтопэнерго десантировалась группа молодых «менеджеров» из США, посланцев Всемирного банка. Получив доступ ко всем документам, в том числе, секретным, они за несколько месяцев на деньги этой финансовой организации состряпали концепцию «реформирования» РАО «ЕЭС». Именно этой концепцией и руководствовался впоследствии Анатолий Чубайс, разваливая единую энергосистему страны, что недопустимо было в принципе в силу физических свойств электроэнергии и технологического единства системы. Так что в ближайшие годы можно ожидать серьёзных сбоев в электро- и теплоснабжении потребителей. О том, как всё это происходило, и опасных последствиях свершённого, рассказано, в частности, в статье «Некролог к кончине РАО «ЕЭС России» («Промышленные ведомости» № 4, апрель 2008 г).

Занимался Чубайс подготовкой ликвидации РАО «ЕЭС» 10 лет. Чтобы придать легитимный характер своим действиям, ему удалось в 2001 г. добиться принятия правительственного постановления о реформе электроэнергетики, а в 2004 г. — соответствующего закона «Об электроэнергетике». Этот акт нарушал ряд других федеральных законов, а также многие положения Конституции страны, о чём впервые подробно было рассказано в статье «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России» или Бомба для президента» («Промышленные ведомости» № 8, май 2002 г).

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Как-то вы говорили о реформах, ну, неоднократно, конечно, но в данном конкретном случае вы сказали, что они нужны, но что они остановились в стране. Дальше ваши слова: «Пенсионная реформа умерла. Реформа ЖКХ даже не родилась. Здравоохранение, образование». Вот скажите, вам бы не хотелось заняться чем-нибудь из этого? Или вам не предлагали, может быть, никогда? Ну вот, не знаю, ЖКХ, например?

А.ЧУБАЙС: Хотелось бы. Мало того, я как раз думал, что мне придется заниматься ЖКХ после РАО ЕЭС, и в этом мое предложение — вот вам раскрываю на ваших глазах тайну, о которой не говорил публично. Я как раз хотел заниматься ЖКХ, и такой вариант я предлагал. В итоге сложилось по-другому.

В.ПОЗНЕР: То есть вы предлагались, и вам сказали «Спасибо, не надо»?

А.ЧУБАЙС: Ну, на самом деле мне так, уж если быть до конца честным, сказали, что в принципе это возможно. «Слушай, а вот есть такая идея. Что ты думаешь про нее? Можешь быстро дать ответ?» — сказали мне. Я подумал секунд 10, и сказал: «Да».

В.ПОЗНЕР: Нанотехнологиям?

А.ЧУБАЙС: Да.

В.ПОЗНЕР: Жалко мне немножко. Я, конечно, с большим уважением отношусь к нанотехнологиям, но ЖКХ, мне кажется, это такая необходимая сиюминутная вещь для всех.

А.ЧУБАЙС: Ну, я согласен, да. Но в этом смысле я чист перед кем угодно. Я действительно хотел им заниматься, понимая, что это не самая сладкая история.

КОММЕНТАРИЙ

Когда человек за 10 секунд решает, руководить ему канализацией или так называемыми нанотехнологиями, хотя, что это такое объяснить толком пока не могут, то правомерно усомниться в его психическом здоровье.

Ведь если 10 лет готовить развал организационного и технологического единства энергосистемы страны, выдавая это за реформирование, а до этого заниматься еще другими делами, также выдавая белое за черное и, наоборот, с ума можно свихнуться или хотя бы просто устать. А заодно нужно усомниться и в серьезности намерений человека, предложившего Чубайсу, не имеющему ни физического, ни инженерного образования, заняться разработкой новейших технологий в самых разных областях промышленного производства. Замечу, Чубайс через своего сподвижника Абызова уже предпринимал попытки заняться еще и «реформированием» ЖКХ. Была даже создана специальная компания. Но, по всей видимости, этому воспротивились власти в регионах — с них достаточно оказалось проблем с электро- и теплоснабжением, возникших после «реформы» РАО «ЕЭС» и упразднения региональных энергосистем, отвечавших за электро- и теплоснабжение в регионах.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Вы богатый человек?

А.ЧУБАЙС: Ну, по современным меркам, конечно, не сравнить ни с олигархами, ни со средним бизнесом, но уж точно не бедный.

В.ПОЗНЕР: Оксана Дмитриева как-то выступила по вашему поводу — она депутат Госдумы — сказав следующее: «После реформирования РАО ЕЭС Анатолий Чубайс получил 27 миллионов долларов премии, а члены правления по 11 миллионов. Между прочим, с этих денег единый социальный налог для стариков не взимается. Если со всех этих гонораров собрать 20 процентов, можно профинансировать какую-нибудь социальную программу, на которую нам вечно денег не хватает. А Чубайс, думаю, не обеднеет, если он вместо 27 миллионов получит 20 на руки».

А.ЧУБАЙС: Ну, Оксана — человек умный, как известно. Правда, у нее есть другие свойства, из-за которых в 1979 году я ее исключил из нашей группы — за вещи, которые не прощаются. Но тем не менее...

В.ПОЗНЕР: Вы бы не хотели это раскрыть?

А.ЧУБАЙС: Нет, нет-нет, не хотел бы. Но именно поэтому Оксана очень умело чуть-чуть подтасовала совсем немножечко, и из картины абсолютно объективной сделала картину абсолютно лживую. Объективная картина простая. Мы за 5 лет до закрытия РАО ЕЭС предложили, мы — я имею в виду менеджмент РАО ЕЭС — предложили акционерам программу, суть которой простая: сегодня есть РАО ЕЭС, котирующееся на рынке акций, разрешите нам, уважаемые члены Совета директоров купить эти акции по сегодняшней цене, вот той, которая сегодня на рынке существует. Ни премий, ни дисконта, ни скидок, ничего. Единственная поддержка состояла в том, что нам кредит был выделен на покупку этих акций. Это, кстати, программа касалась всего менеджмента РАО ЕЭС — там около, дай Бог памяти, 900 человек было в этой программе. Опционная программа менеджмента, как хорошо знают бизнесмены, это классика. Смысл простой — мы покупаем существующие акции по существующей цене, и при этом, если они вырастут в цене, то рост в цене — он, естественно, становится нашим. А если не вырастет, то значит, мы плохо работаем, сказали мы акционерам. Поскольку не мы придумали, это классическая программа, которую, кстати, после нас делали десятки компаний российских. Нам это было разрешено. В момент, когда мы их покупали, многие мои товарищи в правлении РАО ЕЭС говорили: «Слушай, ну что ты завязываешь? Безнадежное дело! Ну, где ж ты подымешь курс акций?» И даже очень серьезные бизнесмены не приняли участия в программе исправления РАО ЕЭС. А я и многие другие приняли участие. Оказалось, что за эти 5 лет, даже чуть меньше, 4 года — а мы по условиям опциона не могли забирать те акции до завершения реформы, то есть до закрытия РАО ЕЭС — за эти 5 лет курс акций вырос в 12 раз. Причем существенно быстрее, чем рынок. Оказалось, что пакет акций, которые в итоге мы приобретаем, действительно стоил, правда, не 27, а 20 миллионов. Ну, правда, из этих 20 мы должны были вернуть деньги за кредит.

А вторая правда состоит в том, что, к сожалению, после этого, как и все остальные акции, он обрушился и мы потеряли также, как все остальные. Хотя, в итоге, эта сумма все равно, для меня по крайней мере, более, чем существенна. Так что я могу Оксану успокоить: «Все нормально, Оксаночка, все замечательно. Налоги уплачены. Все хорошо».

В.ПОЗНЕР: То есть, правда ли, что Иванов выиграл 1000 долларов на скачках, но не совсем — во-первых, не выиграл, а проиграл, не на скачках, а в карты, и так далее, да?

А.ЧУБАЙС: Примерно так.

КОММЕНТАРИЙ

Чтобы картину, «объективную» по Чубайсу, сделать правдивой согласно фактам, необходимо пояснить некоторые обстоятельства, о которых Анатолий Борисович в своей привычной манере умолчал. А кое-что и приврал. Как же без этого!

Упомянутая опционная программа РАО «ЕЭС» стартовала в 2004 году. Участник программы мог оплатить акции за счет собственных средств или кредита, выданного компанией. Избранных было не 900 менеджеров, как утверждал Чубайс, а около 350, в том числе 16 членов правления. Количество акций, на которое выделили кредит, составило почти 1% от всего пакета энергохолдинга, причем половина из них досталась членам правления, надо полагать, за выдающиеся заслуги в деле электрификации страны. А дальше происходило нечто непонятное, вызывающее много вопросов.

Акции участниками опциона были куплены не в 2004-м, а в июне 2007 года, и не на фондовом рынке, а у РАО «ЕЭС» в кредит. Причем, продали их по 0,292 доллара за штуку — такой была цена в начале реализации опциона в 2004 г., хотя стоили акции на рынке в июне 2007 года уже в 4,64 раза дороже — по 1,355 доллара. Анатолий Чубайс приобрел в июне 2007-го бумаги за 6,2 млн. долларов, а на фондовой бирже этот пакет стоил в то время много дороже — свыше 27 млн. долларов. Рыночная стоимость всех акций по опциону составляла тогда около 580 млн. долларов, а в 2004 г. они стоили лишь 115 млн. Таким образом, доход менеджеров в июне 2007 г. мог составить 455 млн. долларов, из которых более 21 млн. приходились на долю Анатолия Борисовича. На самом же деле, как показано ниже, доход менеджеров и соответственно потери РАО «ЕЭС» оказались в несколько раз большими, так как акции были проданы их новыми владельцами в конце 2007-го и начале 2008 года.

Спрашивается, у кого и когда приобретались акции самой компанией, проданные затем в кредит по упомянутому опциону, и на каких основаниях компания лишилась дополнительного существенного дохода? Версий, на мой взгляд, может быть три.

Акции могли купить в 2004 г. на фондовом рынке, когда они стоили по 0,292 доллара. Но почему риски потерь от возможного снижения котировок, которые, по словам Чубайса, якобы взяли на себя участники опциона, из-за их продажи менеджерам компании спустя почти 3 года были отнесены на счет акционеров РАО «ЕЭС»? Хотя, согласно утверждению Чубайса, он якобы предлагал «купить эти акции по сегодняшней цене, вот той, которая сегодня на рынке существует. Ни премий, ни дисконта, ни скидок, ничего. Единственная поддержка состояла в том, что нам кредит был выделен на покупку этих акций».

По второй версии акции могли приобрести непосредственно перед продажей их в кредит по опциону. Тогда спрашивается, на каком основании продали акции по цене 2004 г., и акционеры должны были потерять 455 млн. долларов, подарив прибыль своим наемным менеджерам?

Наконец, акции могли быть взяты из госпакета. Однако их продажа возможна только с ведома владельца — государства, что также не исключает вопроса о продажной цене, а поручения такого не было.

Еще раз отмечу. Чубайс утверждал, что «мы предложили акционерам программу, суть которой простая: сегодня есть РАО «ЕЭС», котирующееся на рынке акций, разрешите нам, уважаемые члены совета директоров купить эти акции по сегодняшней цене, вот той, которая сегодня на рынке существует. Ни премий, ни дисконта, ни скидок, ничего. Единственная поддержка состояла в том, что нам кредит был выделен на покупку».

Вопреки сказанному Чубайсом, программа предлагалась не акционерам, но почему совет директоров пошел на нарушение прав акционеров, вызывает много вопросов. Кроме того, члены правления должны были «купить эти акции по сегодняшней цене, вот той, которая сегодня на рынке существует. Ни премий, ни дисконта, ни скидок, ничего. Единственная поддержка состояла в том, что нам кредит был выделен на покупку». Однако, как видим, акции были куплены менеджерами за счет акционеров по цене, существовавшей за три года до покупки. В результате они, опять же вопреки тому, что утверждал Чубайс, получили премии в виде дисконта и скидок.

Но этим масштабный «гешефт» не завершился. Акции согласно условиям опциона их владельцы могли продать лишь после упразднения РАО «ЕЭС России», то есть, не ранее 1 апреля 2008 года. Об этом сказал и сам Чубайс. Однако, как поведала газета «Коммерсант», менеджеры энергохолдинга продали половину своего опционного пакета в ноябре и декабре 2007 года. В это время свои опционные бумаги продал и глава компании Анатолий Чубайс, о чем сообщил сам энергохолдинг. Вопрос: кому?

В начале 2008 года РАО «ЕЭС» выкупило на сумму 101,85 млрд. рублей акции якобы у акционеров, не голосовавших за упразднение энергохолдинга. Но у меня есть основания сомневаться, что продавцами оказались только противники реформы. Дело в том, что я, миноритарий, тоже не голосовал, однако продать мои акции мне никто не предлагал.

Выкупали акции по довольно высокой цене, установленной самим энергохолдингом, то есть его правлением, и значительно превышавшей рыночную. Не исключено, что в числе продавцов могли быть и сами члены правления РАО «ЕЭС», которые за свой ударный труд одарили себя за бесценок крупным пакетом акций.

Как утверждал Анатолий Борисович, их котировка ко времени ликвидации энергохолдинга возросла в 12 раз. Умножив исходную рыночную стоимость опционного пакета, составлявшую в 2004 г. 115 млн. долларов, получим его продажную цену на финише опциона — 1,38 млрд. долларов. Таким образом, доход менеджеров, до выплаты ими налога, составил 1,265 млрд. долларов.

Акции, доставшиеся Анатолию Борисовичу, как отмечалось, стоили в 2004 г. 6,2 млн. долларов. По его же словам, продал он их в 12 раз дороже. Получается, что продал он их не за 27 млн., как утверждал, а за 74,4 млн. долларов, получив доход после возврата кредита в сумме 68,2 млн., а не 20 млн. долларов. Поэтому утверждение Анатолия Борисовича, что «Оксана очень умело чуть-чуть подтасовала совсем немножечко, и из картины абсолютно объективной сделала картину абсолютно лживую» следовало бы переадресовать ему самому.

Возвращенные в начале 2008 г. непонятно для чего в энергохолдинг бумаги на сумму почти в 102 млрд. рублей, если это не было прикрытием для увеличения доходов менеджеров от опциона, стали распродавать, однако их котировка тогда существенно упала. Удалось выручить всего порядка 10 млрд. Остальные акции намеревались внести в уставные капиталы двух специально созданных для этого “дочек” — в “ФСК” и “Гидро ОГК”. Их акции, как известно, должно выкупить государство в долях 75 и 50% соответственно. Так что теперь придется прикупать с существенным довеском. Иначе говоря, за прибыль, полученную участниками опциона, расплатится государство деньгами налогоплательщиков.

Напомню, что в 25 мая 2005 г. в Москве произошла энергокатастрофа — во всей системе «Мосэнерго» из-за обветшалости и неисправности не сработала автоматика. Руководство РАО «ЕЭС» сетовало на недостаток денег, хотя в тарифах на электроэнергию, как по всей стране, так в Москве и области, предусматривались необходимые средства на эти цели. Кроме того, вспомним хотя бы о 115 млн. долларов на кредитование менеджеров компании по опционной программе. А чистая (после уплаты всех налогов) прибыль энергохолдинга в 2004 г. достигла 54,9 млрд. рублей, превысив на 22,42 млрд. прибыль предыдущего года. Прирост составил 69,1%, хотя электроэнергии было выработано лишь на 2,5% больше, а тепла — даже меньше на 0,7%. «Успех» достигнут за счет необоснованного роста тарифов и поборов на инвестиции, половина которых тратилась на иные цели. Так что денег у потребителей, но без особой для них пользы, вымогалось и вымогается более чем достаточно. Иначе руководители РАО «ЕЭС» не могли бы закупать авиалайнеры и летать на них по всему свету, содержать много лет телеканал РЕН-ТВ, приобретать за рубежом электростанции и сети, причем, старье, но дорогое, когда свои не обновляются, выплачивать по 1 млн. долларов в год членам совета директоров, а самому Чубайсу, по некоторым сведениям, — 600 тысяч долларов ежемесячно, устраивать для себя опционы, выделять многие десятки миллионов долларов в год на создание через СМИ иллюзий о своих мнимых достижениях, и еще многое другое, о чем мало кому известно. Для справки: в 2005 г. только расходы на вознаграждение 16 членов правления составили 255,3 млн., а в 2006 году — 205,3 млн. рублей.

Между тем, наряду со старением оборудования и ростом его неисправности в московском регионе нарастал дефицит мощностей, так как увеличивалась нагрузка потребителей в Москве и области, но руководство «Мосэнерго» и РАО «ЕЭС» все это мало трогало. До предприятий доходила в лучшем случае половина необходимых средств. Поэтому руководители электростанций и сетевого хозяйства работали и сейчас работают как на вулкане, из которого в любое время может начать извергаться лава. А спровоцировал энергокатастрофу в Москве взрыв измерительного трансформатора тока на подстанции «Чагино», который случился накануне. Его надо было давно заменить, стоил трансформатор 1 млн. рублей, но этих денег не нашли.

Последовавшее затем безграмотное переключение потребителей и вызвало развал всей энергосистемы, так как не сработала защита «от дураков». Переключение же было безграмотным, так как к этому времени ОАО «Мосэнерго» ликвидировали, разделив его на 13 мелких самостоятельных компаний, из-за чего исчезло единство управления энергосистемой. Чубайс утверждал, что аварию якобы вызвало дерево, упавшее на провода линии электропередачи и замкнув их. Но, в отличие от покушения на Чубайса, обнаружить диверсанта не удалось.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Я задам еще один вопрос. Вот это покушение, которое было на вас — Квачков и прочее, прочее. Что это было? Что это странная такая, разовая... как будто без организации. И что вы подумали, когда это все произошло?

А.ЧУБАЙС: Ну почему странная, Владимир Владимирович?

В.ПОЗНЕР: Не странная?

А.ЧУБАЙС: Мне как раз оно не кажется странным. Ну, это люди, которые глубоко убеждены в том, что я уничтожил, ну, если не уничтожил, так разрушил страну, обокрал десятки миллионов людей. И они глубоко убеждены в том, что не только я являюсь агентом Запада — что там я? — для них правительство Российской Федерации — это есть «оккупационное правительство», это я цитирую. Ну, в этом смысле понятно отношение ко мне. А поскольку эти люди не являются публичными демократами, политиками — они по своей профессии вообще десантники, они умеют проводить десантные спецоперации. Они понимают, где нужно заложить взрывчатку, как проставить автоматчиков и каким калибром обстреливать машину. Собственно говоря, они делают то, что они умеют. Мне кажется, что это совершенно естественно.

В.ПОЗНЕР: Но как-то не очень умело, простите, пожалуйста.

А.ЧУБАЙС: Это правда, да. Так и хочется сказать, ну ребята, ну хоть это-то вы уж должны были... Но как-то не получилось.

В.ПОЗНЕР: А сами что вы почувствовали в этот момент? Вы помните свою реакцию?

А.ЧУБАЙС: Да, конечно, помню. Такие реакции не забываются.

В.ПОЗНЕР: Ну-ка?

А.ЧУБАЙС: Прежде всего, я понял гораздо позже, чем мой товарищ, помощник, находившийся в машине, который бывал под обстрелом, а я под физическим обстрелом находился впервые. Он сказал: «Автоматы». Мне показалось, что это совершенно невозможно. Какие автоматные очереди? Как это? Мы едем под Москвой! По дороге. Какие могут быть автоматные очереди? Он сказал: «Автоматы. Уходим, гоним!» Я сказал: «Уходим, но не гоним. У нас, наверное, шины пробиты». Это сказал я. Но не от того, что я такой был взвешенный, а от того, что я просто не до конца понимал ситуацию. А потом драматическая компонента: у нас машина бронированная, а сзади шла машина вторая с ребятами, которая была небронированная. И я понимал, что обстрел продолжается, и мы минут 10 пытались дозвониться и просто понять, живы или нет? В этом смысле это такая была история непростая.

КОММЕНТАРИЙ

Вот как отозвался на покушение Алексей Невзоров в статье «Путин, Чубайса храни!», опубликованной на сайте АПН:

Чубайс после покушения со слезой заявил о том, что тронут поддержкой многих людей. «Самое сильное впечатление за сегодняшний день — это количество звонков от журналистов, главных редакторов газет, губернаторов, министров, актеров, творческой интеллигенции, представителей зарубежных государств, в том числе правительств. Такой поток поддержки — это по-человечески трогает», — сказал дрожащим голосом сентиментальный Чубайс на пресс-конференции.

Спикер Государственной думы Борис Грызлов был еще более чувствительным. «Слава Богу, что Анатолий Чубайс не пострадал», — заявил председатель нижней палаты и назвал нападение на главу РАО «ЕЭС» кощунственным: «Это кощунство, и такое преступление невозможно оставлять без внимания». Напомним, что кощунство (святотатство) — это публично оказанное неуважение к священным предметам и обрядам христианской церкви. В досоветский период по русскому праву (Уложение о наказаниях, ст. 182) кощунство каралось тюремным заключением от 4 до 8 месяцев или арестом от 3 недель до 3 месяцев.

Как видим, в православной церкви и законодательстве царской России кощунство, наряду с богохульством, было одним из видов преступления против религиозной веры. Похоже, что в глазах нашей «элиты», поклоняющейся культу денег, Чубайс является наместником на российской земле самого бога наживы. Вот почему оказалось так велико «количество звонков от журналистов, главных редакторов газет, губернаторов, министров, актеров, творческой интеллигенции». Думается, пора уже узаконить символьную роль Чубайса прямо в гимне страны, и начинать его такими словами: «Боже, храни Чубайса!»

Замечу, «большое количество звонков от журналистов и главных редакторов газет» удивительно коррелируется с нежеланием большинства СМИ публиковать критические статьи о «реформе» электроэнергетики.

Неудавшееся покушение — реальность или спектакль? Покушались ли на Чубайса обвинявшиеся в таком преступлении люди? На этот вопрос недвусмысленно ответил суд.

Коллегия присяжных 5 июня 2008 года оправдала бывших военнослужащих 45-го полка ВДВ Александра Найденова и Роберта Яшина, а также бывшего сотрудника Генштаба полковника Владимира Квачкова, обвинявшихся в покушении на Чубайса. Суд признал обвинение прокуратуры несостоятельным, а Чубайс назвал оправдательный вердикт присяжных ошибкой.

Однако, столь непрофессиональное покушение смахивает, похоже, на его имитацию. И если Чубайс бездоказательно, после оправдательного судебного решения продолжает обвинять в покушении упомянутых выше лиц, то почему не имеет права рассматриваться такая версия.

В марте 2005 г. в «Промышленных ведомостях» я опубликовал статью «Реформа по Чубайсу потерпела в США крах. Разрешат ли ему после этого блефовать у нас дальше?», которую официально направил председателю Правительства России Михаилу Фрадкову. Он должен был подписать распоряжение, разрешающее эмиссию акций новых компаний, выделенных из РАО «ЕЭС России». Их распродажей должна была завершиться реформа энергохолдинга и его ликвидировали бы. Вскоре после публикации упомянутой статьи произошла энергокатастрофа в «Мосэнерго», причиной которой явился развал единства управления энергосистемой. Поэтому Михаил Фрадков заявил, что необходимо тщательно разобраться с этой реформой и не стал подписывать распоряжения об эмиссии акций. Длилось это больше года, вплоть до его отставки.

Но Чубайс не мог ждать, так как дальнейшее существование теряющего управляемость РАО «ЕЭС» грозило обернуться для него крупными неприятностями. Неспроста он постоянно угрожал авариями и массовым отключением потребителей, если срочно не завершить реформу, а государство не выделит для инвестиций деньги. Как показано в упомянутой выше статье «Некролог к кончине «РАО «ЕЭС России», реформа оказалась блефом, о чем уже давно предупреждали специалисты.

Надо заметить, как-то уж очень подозрительно быстро выяснилось, что главным подозреваемым в причастности к покушению на Анатолия Чубайса оказался его сосед по даче, полковник Генштаба в отставке, один из ведущих в стране специалистов по минно-взрывному делу. Сам полковник аргументировано утверждал, что к покушению не причастен. Однако Анатолий Борисович с маниакальным упорством даже после оправдательного судебного решения продолжает обвинять Квачкова — видимо, трудно отказаться от того, что давно записано в подкорке.

Замечу, Квачков — не террорист и не публичный политик, и у него не было личных мотивов для покушения. Но его дачное соседство с Анатолием Борисовичем и профессия могли оказаться привлекательными для надуманного обвинения. К тому же, Квачков — профессионал в своем деле, а то, как действовали нападающие, напоминало плохой спектакль. Есть еще одно обстоятельство. Почти все покушения в России так или иначе связаны с деньгами. Реформирование РАО «ЕЭС» оказалось новым масштабным перераспределением собственности. Но Квачков к этому реформированию не имел никакого отношения.

А вот у Анатолия Борисовича могли быть веские мотивы предстать политэкономической жертвой с тем, чтобы подстегнуть руководство страны поскорей разрешить эмиссию акций новых компаний, выделенных из РАО «ЕЭС», и ликвидировать энергохолдинг. Покушение могло показать, что жизнь его в опасности, следовательно, в опасности оказывается реформа электроэнергетики. Поэтому, наравне с абсурдной версией о Квачкове, у которого не было объективных мотивов для покушения, можно предположить возможность другого абсурда, что Чубайс или некто из его ближайшего окружения могли быть заинтересован в подобной инсценировке.

Хочу обратить внимание, охрана Чубайса, в отличие от него самого, находилась в небронированном автомобиле, что является верхом непрофессионализма в этом деле. Слава Богу, никто не пострадал. А ведь охраняют Анатолия Борисовича профессионалы не меньшие чем в своем деле Квачков. Они прекрасно понимают, что кортеж охраняемой ими особы должен состоять из бронированных автомашин с тонированными стеклами, похожих друг на друга. Охраняемая особа должна при каждой поездке садиться в разные машины кортежа, что снижает опасность возможного на нее покушения, так как не известно, кто где находится.

Мне как-то доводилось видеть автокавалькаду Анатолия Борисовича, которая состояла именно из бронированных машин. Почему же в день покушения автомашину Анатолия Борисовича можно было легко распознать? Любопытно, почему следствие не заинтересовало это обстоятельство? Замечу, что расходы на содержание охраны РАО «ЕЭС» в 2005 г. составили без малого 5,5 млрд. рублей, а в 2006 г. — почти 6 млрд. рублей. Оплачивает все это потребитель электроэнергии. А в компании насчитывалось всего 1500 сотрудников, на которых приходилось около 350 всяких начальников.

Видимо, были причины опасаться нападений.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Ваше правительство молодых реформаторов называли «правительством камикадзе», есть такое. Я помню это. А все-таки как удалось? Или, может быть лучше сказать, почему удалось выжить?

А.ЧУБАЙС: Ну, правительству не совсем удалось выжить. Все-таки правительство во главе с Егором Гайдаром в декабре 1992 года было отправлено в отставку. Скорее, это уже там меня оставили прикрывать оставшиеся рубежи, как рота прикрывает вслед за полком отступающим. Тут скорее другое. Знаете, я часто задавался таким же вопросом, применительно ладно не к Гайдару, не к Немцову, а применительно например к Черномырдину Виктору Степановичу. Крепкий хозяйственник, но уж точно не обвинишь его в том, что он чикагский либерал и монетарист. А когда дело доходило до таких настоящих боевых решений, определяющих судьбу страны в ближайший месяц, на волоске, когда действительно на ниточке она висела — такие ситуации я помню очень хорошо, в красках — во всех этих случаях Черномырдин Виктор Степанович принимал решения единственно возможные монетаристские, либеральные, спасавшие страну. При этом я, как один из членов Правительства, мог быть в меньшинстве, а абсолютное большинство было против. Тем не менее, почему? Потому что я там хорошо его убеждал красочно? Нет, конечно. Конечно же, нет. Просто когда ты отвечаешь не за то, сколько денег ты выбьешь в свое министерство или в свой регион, или на свое предприятие, а когда за страну отвечаешь. Голова меняется. Голова меняется! И это я десятки раз наблюдал даже у, казалось бы, самых консервативных, отъявленных борцов за всеобщие социалистические блага.

КОММЕНТАРИЙ

Указом Президента России Ельцина в начале июня 1992.года Чубайс был назначен заместителем председателя правительства России и главой Госкомимущества. Уже к концу того же года (!) его ведомство разработало программу приватизации и подготовило ее реализацию. Как отмечалось выше, занимались этим американские советники. Но в декабре 1992 года Ельцин правительство почти целиком, вместе с Гайдаром, исполнявшим обязанности председателя кабинета министров, уволил. Причина состояла в том, что Борис Николаевич поверил гайдаровским бредням о кратковременности спровоцированных им экономических передряг. А поверив в подобие «500 дней» Явлинского в оранжировке Гайдара, пообещал «дорогим россиянам» в качестве гарантии свершения этих небылиц через 6 месяцев «лечь на рельсы». Сыграть роль Анны Карениной ему не захотелось, вот и отправил Гайдара с его полуграмотным окружением в отставку.

На этой отставке неоднократно настаивал и Верховный Совет. Но Чубайс продолжил работу в правительстве Черномырдина. На этом настоял сам Гайдар, мотивируя необходимостью проведения подготовленной приватизации. «Оставшиеся рубежи», которые должен был прикрывать бедный Чубайс, являли собой ужасное зрелище. Согласно официальным данным, реальные доходы населения всего лишь за первый год «реформ» уменьшились почти наполовину, а их сбережения в Сбербанке исчезли, так как ценовая инфляция достигла диких размеров. За тот же год индекс потребительских цен возрос в 26 раз, составив 2600%, а промышленной продукции — почти в 34 раза или на 3400%, ВВП снизился на 15,5% и т. д. Зато как-то подозрительно быстро прилавки магазинов заполнились импортными продуктами, и СМИ лукаво заговорили о наступающем изобилии. Но значительной части людей содержимое этих прилавков оказалось недоступно.

Принципов, положенных в экономическую политику страны Гайдаром, и защищавшихся в дальнейшем Чубайсом на «оставшихся рубежах», придерживались все последующие правительства. Они и обусловили неотвратимость пребывания страны в состоянии перманентного финансового кризиса, вызывающего время от времени обострения кризисов банковского и экономического (см. упомянутую выше статью «Очередной экономический кризис в России — порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?». — «Промышленные ведомости» № 11, ноябрь 2008 г)..

Хотелось бы обратить внимание на прозвучавшее здесь высказывание Анатолия Борисовича, которое должно было показать его эволюцию как государственного деятеля: «Когда ты отвечаешь не за то, сколько денег ты выбьешь в свое министерство или в свой регион, или на свое предприятие, а когда за страну отвечаешь. Голова меняется. Голова меняется!»

О том, как изменилась голова Анатолия Борисовича частично можно узнать, обратившись к отчетам Счетной палаты России, проверявшей его деятельность при проведении залоговых аукционов в 1995 г. (см. выше) и инвестиционных конкурсов в 1997 г., а также в РАО «ЕЭС».

Как показала проверка, проведенная Счетной палатой, продажа 18 июля 1997 г. на инвестиционном конкурсе «Альфа-Групп» 40% пакета акций компании «ТНК» основывалась на сговоре «победителя» конкурса с его организаторами, а также с руководителями правительства, в числе которых были Чубайс, Немцов и Кох. Сговор этот преследовал далеко идущие цели и нанес государству значительный материальный ущерб (см. «Криминальные хроники банкформирования «Альфа-Групп». — «Промышленные ведомости» № 13, сентябрь 2002 г)..

Счетная палата неоднократно пыталась провести полную проверку финансовой деятельности РАО «ЕЭС России», но ее инспекторы встречали противодействие — сотрудники компании отказывались показывать затребованные документы. Конечно же, Анатолий Борисович об этом не ведал (см., например, «Левые дела правого Чубайса». — «Промышленные ведомости» № 22, май 2001 г. и «Как в РАО «ЕЭС» собирают дань с потребителей». — «Промышленные ведомости» № 5, май 2006 г).

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Когда Егор Гайдар предложил вам возглавить приватизационное ведомство, заниматься приватизацией, вы сказали — тут цитата у меня: «Ты понимаешь, что независимо от результата, меня будут ненавидеть всю оставшуюся жизнь, потому что я буду человеком, который продал Россию и продал неправильно?» У меня только один вопрос. А почему вы согласились идти на это, если это такое уж, дело-то страшное. Какие доводы были у вас внутри себя, чтобы все-таки согласиться, чтобы потом вас ненавидели до конца жизни?

А.ЧУБАЙС: Потому что это правильно. Потому что не может быть страны без хозяина, без частной собственности. Не может быть. Точка.

В.ПОЗНЕР: Вы знаете, у нас есть такая рубрика «Vox populi», когда мы спрашиваем людей на улице. В этот раз это было на Арбате. Есть сайт Первого канала, куда люди могут посылать свои вопросы вам. И сейчас мы этим будем заниматься. Итак, vox pop, давайте на экран.

ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ: Анатолий Борисович, вопрос такого плана. Когда будут обеспечены наши ваучеры теми дивидендами, которые вы обещали, две машины вы обещали нам.

ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ: Анатолий Борисович, сколько лично вы купили автомобилей «Волга» на свои приватизационные чеки?

ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ: Я помню, в свое время он обещал мне две «Волги» за один мой ваучер. Но у меня собственно машина «Форд фокус» — «Волга» мне не нужна. Но хотел бы все-таки узнать, а куда же эти денежки пошли, которые были приватизированы? Вот единственный вопрос: где деньги?

В.ПОЗНЕР: Где деньги, Зин?

А.ЧУБАЙС: Да, вот «Зин» не хватало. Ну вот, смотрите. Там было про мои ваучеры. С ними все просто, я не купил ни одной «Волги», потому что, к сожалению, также как и примерно 40 миллионов граждан России вложил их в Чековый Инвестиционный Фонд, который провалился, и я их потерял. А вот насчет «Форд фокуса» у товарища — все-таки он как-то приобрел его, каким-то образом. Уж не знаю, как ему удалось — видимо, антинародная рыночная экономика как-то все-таки на это повлияла. Ну, если совсем всерьез говорить, не пытаясь ерничать, на эту тему. Понимаете, какая история? Можно давать ответ и даже в цифрах рассказывать о том, что акции, приобретенные на ваучеры, полгода назад стоили по большинству видов активов, 18-20 тысяч долларов и так далее, и так далее. Ну, это же не про цифры вопрос. Это вопрос не про цифры. Это вопрос про одно: где справедливость? Вот суть-то вопроса, вот что за этим стоит. Приватизация была несправедлива, говорит мне и товарищ и с «Фордом фокусом», и без «Форда фокуса».

В.ПОЗНЕР: А вы говорите им?

А.ЧУБАЙС: Я ему говорю: «Вы правы». Так оно и есть. Это чистая правда. Приватизация таковой и была, к большому сожалению. Почему она была такой? Потому что приватизация — это все равно переход собственности из государственного в частное по законодательству, которое а) должно быть; б) должно иметь за плечами государство, обеспечивающее исполнение этого законодательства. У нас этого не было. У нас не было государства российского в 1992, 1993, 1994 году. Оно не знало государства, что это такое? Не знали этого ни силовые структуры вышеупомянутые, которые с этим боролись. Ни суды, для которых это все была какая-то марсианская грамота. Обеспечить законную, по-настоящему законную и, следовательно, справедливую передачу собственности страна не могла. Кто за это отвечает? Я. Но это же естественно. И, к сожалению, это просто нужно признать. Теперь можно задать следующий вопрос: а можно было сделать лучше? Ну, наверное, можно, там есть ошибки, которые я уже сам вижу, я о них говорил — те же самые чековые инвестиционные фонды. Но это тактика. Можно ли было вообще сделать справедливо, честно, красиво? Ответ: нет. Вот так сделать было нельзя. Именно поэтому я и сказал Гайдару то, что вы процитировали в начале передачи.

В.ПОЗНЕР: Хорошо. Смотрите: «Несправедлива». И вы олицетворяете собой эту несправедливость.

А.ЧУБАЙС: Да.

В.ПОЗНЕР: Вы не готовы увязать даже поступок господина Квачкова как результат этой несправедливости?

А.ЧУБАЙС: Ну конечно! Я же поэтому и сказал, что совершенно объяснима их логика действий — это понятно. Их позиция-то, какая на суде: «Мы не виновны. Но мы не виновны не потому, что не хотели убить Чубайса, а мы не виновны потому, что убить Чубайса — есть долг и честь каждого гражданина нашей страны». Точка. Вот позиция. Она вырастает из тех же самых корней, но это правда, так вот оно и есть, так сложилось. Так сложилась моя жизнь, если хотите.

В.ПОЗНЕР: Как вам с этим живется?

А.ЧУБАЙС: По-разному.

КОММЕНТАРИЙ

О том, как проходила приватизация, подробно рассказал Владимир Полеванов (см. упомянутую выше статью «К развитию бандитского капитализма в России». — «Промышленные ведомости» № 11, декабрь 2000 г).

Чубайс выступал противником коллективной собственности и безвозмездной передачи трудовыми коллективам контрольного пакета акций предприятий в процессе их приватизации. Основными методами приватизации госсобственности, по программе Чубайса, стали акционирование предприятий, аукционные продажи их за ваучеры и, в меньшей степени, за деньги, при предоставлении существенных льгот работникам предприятий.

Ваучерный этап приватизации обернулся масштабной, хорошо спланированной аферой. Тогда населению страны выделили часть госимущества на сумму почти в 1,5 трлн. рублей в ценах 1990 г. и каждый получил чек номиналом в 10 тысяч рублей. Казалось бы, чеки должны были обменять на равноценные акции. Но эквивалентный обмен подменили аукционной распродажей акций в уплату за них ваучерами. Однако «рыночная» цена ваучеров на аукционах, проводившихся в 1994 г., не превышала 1000 рублей. Таким образом, имущество на сумму в 1,35 трлн. рублей оказалось, попросту говоря, уворованным.

Замечу, что к этому времени основные фонды предприятий дважды переоценивались из-за инфляции, и их стоимость возросла примерно в 150 раз. Следовательно, необходимо было увеличить и номинал ваучера — он должен был возрасти до 1,5 млн. рублей. Этого не сделали — «забыли». В результате стоимость уворованного у населения имущества возросла (в ценах 1994 г). до 202,5 трлн. рублей. Оно за бесценок было отдано небольшой группе людей, составлявших примерно 5% населения страны, которые разбогатели на первом этапе приватизации.

Продолжением аферы с ваучерами стали залоговые аукционы и инвестиционные конкурсы по продаже госпакета акций ряда крупных компаний. Все эти конкурсы, как показали проверки Счетной палаты, прошли с грубейшими нарушениями законодательства, а стоимость приватизировавшегося имущества искусственно, на многие миллиарды долларов занижалась. Но даже эти заниженные суммы выплачивались «победителями» далеко не полностью.

Действовавшая программа приватизации резко критиковалась Верховным Советом России, который неоднократно пытался ее изменить и признавал деятельность Госкомимущества неудовлетворительной. Она вызывала неодобрение не только оппозиции, но и некоторых министров. Но Чубайса безоговорочно поддерживал Ельцин. Сложилась нелепая и постыдная для страны ситуация. Однажды мэр Москвы публично в присутствии премьера Черномырдина назвал Чубайса образно «пьянью, выносящей последнее из дому», а премьер благостно улыбался при этом.

Как сообщил телеведущему Анатолий Борисович, он сам стал жертвой мошенников, вложив ваучеры своей семьи «в Чековый инвестиционный фонд, который провалился, и я их потерял». Бедная жертва приватизации не уточнил, о каком ЧИФе идет речь, ведь их было множество и все на один манер.

Напомню о приведенной выше выдержке из статьи, опубликованной в ноябре 2004 г. авторитетной американской газетой «The Wall Street Journal». В ней рассказано о привлечении Правительством США к судебной ответственности двух американских советников Чубайса за злоупотребления при проведении приватизации в России. Это были руководитель программы Шлейфер, его заместитель Хей и их жены, которые использовали свое привилегированное положение для организации первого в России паевого инвестиционного фонда.

В конце беседы Анатолий Борисович посетовал на трагическое положение, в котором он оказался, зная об обмане участников финансовых пирамид. Но паевые или инвестиционные фонды были теми же пирамидами, и Анатолий Борисович наверняка знал об их целях. Ведь он ратовал за частную собственность, а множество владельцев мизерных долей образуют коллективных собственников, чему Анатолий Борисович активно противодействовал. Поэтому не думаю, что Шлейфер и Хей, а Чубайс, надо полагать, вложил свои ваучеры в их фонд, могли обмануть его. Если вообще он их куда-нибудь вкладывал.

Далее Анатолий Борисович продолжал демонстрировать свое мастерство словесного жонглера, не особо задумываясь о сказанном. Признав, что приватизация была несправедливой, он объяснил эту несправедливость тем, что «у нас не было государства российского в 1992, 1993, 1994 году». Поэтому, утверждал Чубайс «обеспечить законную, по-настоящему законную и, следовательно, справедливую передачу собственности страна не могла. Кто за это отвечает? Я. Но это же естественно. И, к сожалению, это просто нужно признать. Теперь можно задать следующий вопрос: а можно было сделать лучше? Ну, наверное, можно, там есть ошибки, которые я уже сам вижу, я о них говорил — те же самые чековые инвестиционные фонды. Но это тактика. Можно ли было вообще сделать справедливо, честно, красиво? Ответ: нет. Вот так сделать было нельзя. Именно поэтому я и сказал Гайдару то, что вы процитировали в начале передачи».

Алогичность сказанного, не вдаваясь в ее причины — по глупости или лукавству, — очевидна. Если «у нас не было государства российского в 1992, 1993, 1994 году», то в каком правительстве работал тогда Чубайс? В американском?

Далее, если «обеспечить законную, по-настоящему законную и, следовательно, справедливую передачу собственности страна не могла», то спрашивается, знал ли Чубайс о существовании множества нормативно-правовых актов — законодательных и подзаконных, включая указы Президента страны, принятые по вопросам приватизации, или умышленно пренебрегал ими? В, частности, согласно президентскому указу конца 1992 г. о приватизации объектов электроэнергетики магистральные линии электропередачи должны были остаться в собственности государства. Но этим требованием пренебрегли, и сейчас государство, согласно Закону «Об электроэнергетике», должно будет их выкупить в составе ОАО «ФСК», которое выделили из РАО «ЕЭС России». Получается, что государство должно выкупить уворованное у него же имущество.

И, наконец, в конце 1993 г. была принята Конституция России, которой, в частности, гарантировалась государственная защита частной собственности. Или о ее существовании Анатолий Борисович в силу чрезмерной занятости тоже не ведал?

Чубайс говорил о беззаконности в 1992-1994 годах. Но чем тогда объяснит он пренебрежение действовавшим законодательством в последующие годы? Допустим, при проведении так называемых залоговых аукционов и инвестиционных конкурсов, о которых говорилось выше, и по результатам проверки которых Счетная палата неоднократно, но безрезультатно обращалась в Генеральную прокуратуру?

Изобразив себя добровольным мучеником, пострадавшим за общественные интересы, Чубайс лицемерно оценивает допущенные при приватизации «ошибки» лишь как тактические. А его утверждение: «Можно ли было вообще сделать справедливо, честно, красиво? Ответ: нет. Вот так сделать было нельзя», звучит, на мой взгляд, как свидетельство преднамеренности замыслов.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: У меня будет еще один вопрос. Есть такой у нас корреспондент, который выходит на наш сайт регулярно, его зовут Егор Синебок. Вот он пишет: «В августе 1998 года во время кризиса вы сказали, что в условиях кризиса власти обязаны лгать, чтобы не допустить паники. Когда еще вам приходилось говорить неправду в государственных интересах?» Я от себя добавлю: «Вы так и считаете?»

А.ЧУБАЙС: Ну, это вот тоже из серии чуть-чуть смещенных приоритетов, хотя основу для вопроса я очень хорошо помню, и даже помню, что я тогда говорил. А если хотите, то могу ответить на вопрос просто прямым примером.

В.ПОЗНЕР: Пожалуйста.

А.ЧУБАЙС: Я или вы, господин Синебок, вот вы являетесь вице-премьером российского правительства. 1994 год. У вас, если вы помните, это был период расцвета пирамид наших финансовых, всяких этих «МММ», «Дом Селенга» и так далее, и так далее. Вы — профессионал и понимаете предмет. Вы собираете данные и понимаете, что они все через 3 месяца, через полгода, через год точно разорятся, что это жулики, что они воруют деньги. При этом количество вкладчиков у каждой из этих структур — ну, там, от 400 тысяч до примерно 3 миллионов. По всей стране. Первые мои действия: собираю силовиков, ставлю задачу: «Дорогие друзья, это дело взрывное. Последствия катастрофические. Немедленно нужно приступать к реальной работе по вскрытию тех преступлений, которые менеджментом этих компаний осуществляются». Ну, силовики в одно ухо впустили, в другое выпустили. Дальше действия? Из вопроса следует — сказать правду. Вы знаете, у меня был совершенно искренний первый порыв молодого члена Правительства: ну как же, нужно выйти к телевизионным камерам и сказать: «Люди, послушайте, вас же обманывают! Ну не делайте этого, не несите туда свои деньги, которых у вас и так-то немного осталось». Дальше чуть-чуть начинаешь соображать, что вслед за этим происходит? По нотам разыгрывается все очень просто: с момента, когда это попало в эфир, ты получаешь сотни тысяч людей, ринувшихся к приемным пунктам вот этих самых уважаемых компаний. Дальше ты понимаешь, что они не в состоянии вернуть, даже если вдруг захотят. Дальше ты получаешь давку. Дальше ты получаешь драки. Дальше ты получаешь избитых, не дай Бог, раздавленную бабушку, дальше ты получаешь полную в полном объеме ответственность за все, что произошло. Сказать правду или не сказать? Скажите, Владимир Владимирович.

В.ПОЗНЕР: К счастью, мне не нужно этим заниматься. Понимаю.

А.ЧУБАЙС: Вот вам ответ.

КОММЕНТАРИЙ

Мой бедный, бедный Анатолий Борисович, как я вас прекрасно понимаю и потому вам сочувствую! Именно так я воспринял сказанное Владимиром Познером в ответ на словеса о надуманных мучениях Чубайса. По всей видимости, мэтр тележурналистики, призванный нести в массы правду, не осведомлен, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей подпадает под действие статьи 293 «Халатность» Уголовного кодекса РФ. В ней сказано:

1. Халатность — есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе. Если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, то виновное должностное лицо наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает сто тысяч рублей.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Чубайс фактически признался, что, являясь в Правительстве России высоким должностным лицом, он сознательно допустил причинение крупного ущерба и существенное нарушение прав и законных интересов граждан со стороны жульнических компаний, которые строили финансовые пирамиды. То же делали и многочисленные ЧИФы и ПИФы. Напомню, главный американский советник Чубайса по приватизации и его заместитель использовали при попустительстве Анатолия Борисовича свое служебное положение в корыстных целях. В частности, они создали первый в России ПИФ, нарушая при этом права российских граждан, за это подверглись судебному преследованию у себя на родине. А у нас?

Будучи первым вице-премьером и министром финансов в правительстве, Чубайс отвечал за финансовые и фондовые рынки, а также за приватизацию, и согласно Конституции страны должен был обеспечивать гарантированные государством конституционные права и законные интересы граждан. В их числе значатся и имущественные права. Но, как следует из его объяснений, он умышленно этого не делал. Замечу, что его попытки оправдать свою сознательную бездеятельность якобы ради сохранения здоровья обманываемых людей можно объяснить либо глупостью, либо стремлением в очередной раз соврать, принимая за глупцов своего собеседника и телезрителей, что тоже далеко неумно.

Эта бездеятельность неизбежно должна была привести и, естественно, привела к тому, чего он так якобы опасался: «Ты получаешь сотни тысяч людей, ринувшихся к приемным пунктам вот этих самых уважаемых компаний. Дальше ты понимаешь, что они не в состоянии вернуть, даже если вдруг захотят. Дальше ты получаешь давку. Дальше ты получаешь драки. Дальше ты получаешь избитых, не дай Бог, раздавленную бабушку, дальше ты получаешь полную в полном объеме ответственность за все, что произошло». Все это попахивает еще и лицемерием, так как Чубайс прекрасно знал, чем заканчивается строительство финансовых пирамид, и куда деваются акции в ЧИФах и ПИФах, которые поменяли на ваучеры.

«Дальше ты получаешь полную в полном объеме ответственность за все, что произошло», так заканчивает свой человеколюбивый монолог Анатолий Борисович. Возможно, он запамятовал, что в Уголовном кодексе РФ содержится упомянутая выше статья 293 «Халатность». Но, как известно, незнание закона не освобождает от ответственности.

Убежден, законы Анатолий Борисович знает. Значит, он просто ими пренебрегал.

ИНТЕРВЬЮ

В.ПОЗНЕР: Ну, давайте еще раз экран.

ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ: Поскольку я ученый по своей профессии, меня вся эта история с нанотехнологиями интересует. Так вот вопрос: какая часть тех денег, которые на нанотехнологии была выделена, дойдет до реальных физиков, которые этими нанотехнологиями будут заниматься?

А.ЧУБАЙС: Ну, во-первых, с деньгами у нас все в порядке. Пока еще, скорее, нас можно критиковать за то, что мы их медленно расходуем, не за то, что мы их не туда направили. Но если говорить всерьез, то те проекты, которые уже есть в компании, и те проекты, которые в ближайшее время рассматриваются, они собственно все про что? Они не про то, чтобы дать денег физикам, они про то, чтобы помочь физикам результаты их научного труда преобразовать в реальное производство, в реальный бизнес. И в этом смысле у нас есть проект — наноструктурированное покрытие для инструментов жаропрочных вместе с НПО «Сатурн» в Рыбинске. Это как раз то, что позволяет самую современную технологию, кстати, разработанную в Курчатовском институте, перевести из лаборатории ученых, лаборатории физиков в цех, на завод, на производство.

КОММЕНТАРИЙ

Незадолго до этой беседы, уже работая в «Роснано», Анатолий Борисович в одном из интервью сказал: «Сейчас я нахожусь на этапе понимания предмета. Можно сказать, я молодой, начинающий нанотехнолог, поэтому не готов дать какой-то серьезный обзор ситуации». Напомню, чем заниматься — канализацией или нанотехнологиями, «молодой, начинающий нанотехнолог» решил за 10 секунд. Столь серьезный подход к решениям важнейших проблем всегда был характерен для Анатолия Борисовича, чем и объясняется его ответ настырному ученому.

Но если проекты возглавляемой Чубайсом компании «не про то, чтобы дать денег физикам», то, спрашивается, как будут создаваться новые технологии? Ведь именно этот вопрос интересовал телезрителя. Анатолий Борисович не может не знать, что разработка новых, да еще, к тому же, наукоемких технологий и видов продукции начинается с соответствующих научных исследований. В результате, в случае успеха, создаются соответствующие опытные образцы изделий и пилотные технологические установки, а на их основе — полупромышленные и затем промышленные образцы. Все это — единый процесс. Поэтому, если «проекты не про то, чтобы дать денег физикам», а у ученых денег сегодня почти нет, то никаких так называемых нанотехнологий не будет создано.

Напомню, что Чубайс защитил диссертацию на тему «Исследование и разработка методов планирования совершенствования управления в отраслевых научно-технических организациях». Может быть, он не хочет финансировать НИОКР из-за того, что нынче исчезли такие показатели качества работы ученых, как занесение в Книгу почета, награждение Почетной грамотой, награждение значком «Победитель соцсоревнования», занесение на Доску почета, получение переходящего Красного знамени, и прочее? Эти показатели, как отмечалось выше, Анатолий Борисович положил в основу критериев оценок научной деятельности. А если их теперь не применяют, то как же проконтролировать физиков с инженерами? Глядишь, туфту подсунут.

А так пришел на выставку где все про нано выставлено, показали тебе «наноноски», которые можно якобы целую неделю носить и не стирать — чистыми будут, или «наногалстук», с которого жидкость всякая стекает, что с гуся вода, причем, показали, говорят, на фоне полученного за них переходящего знамени с надписью «Победитель капсоревнования», и все становится ясно. Поэтому продемонстрированные Анатолию Борисовичу эти весьма нужные народу и ему тоже вещи, конкурентоспособные, да еще при наличии переходящего показателя их качества, не могли не понравиться. Это недавно наглядно и доходчиво показали телеканалы. Сразу стало ясно, что деньги дать можно.

Далее в упомянутом выше интервью Анатолий Борисович сказал: «Моя задача сделать так, чтобы к 2015 году Россия в области исследований и производства продукции на основе нанотехнологий вышла на уровень 900 миллиардов рублей. Это почти триллион. Триллион для меня — знакомая цифра. Почти на триллионе привлеченных частных инвестиций я завершил работу в РАО «ЕЭС». Сейчас в стране объем выпуска продукции с использованием нанотехнологий составляет несколько миллиардов рублей. Сделать из них почти триллион за 7 лет — серьезная задача».

Показательно, что вместо роста показателей качества электроснабжения и снижения его себестоимости именно упомянутый триллион оказался для Чубайса единственным значимым результатом реформирования электроэнергетики. Но где сейчас находится этот один триллион рублей из бывшего РАО «ЕЭС», которыми Чубайс якобы завершил свою разрушительную работу на поприще электроэнергетики, не могут пока узнать даже новые владельцы осколков бывшего энергохолдинга. Поэтому они просят у правительства денег на строительство новых, запланированных Чубайсом энергомощностей.

Теперь Анатолий Борисович обещает через 7 лет вырастить на своем поле чудес новый триллион. За это время «молодой, начинающий нанотехнолог» возможно повзрослеет и преодолеет «этап понимания предмета». Тогда он наверняка сможет объяснить, что означает «наноструктурированное покрытие для инструментов жаропрочных», для чего оно потребовалось, и о каких таких инструментах идет речь — не о кузнечных ли щипцах для ковки деталей? А заодно величайший менеджер всего и вся расскажет, что такое «наноноски» и «наногалстук», которыми он так восторгался на выставке, а также, что вообще означает понятие «нанотехнологии».

Многим, в том числе и мне, это понятие пока недоступно. Возможно, в силу ограниченности интеллекта и кругозора, которая не позволяет не только за 10 секунд, но и вообще вызваться руководить тем, в чем по своей необразованности несведущ, и поэтому «не готов дать какой-то серьезный обзор ситуации». Воистину, как сказал когда-то классик, «рожденный ползать — летать не может».

А Анатолий Борисович летает. Летает давно и высоко. Но лишь в своем воображении, поражая воображение и тем самым способность соображать других.

И так как затмения Луны и Солнца происходят систематически, значит это кому-то нужно?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2016 Павел Данилин
Съезд "Единой России": итоги. Анализ предвыборных списков традиционно наталкивается на набор стандартных сложностей. Первая и видная невооруженным взглядом — это объем. Мало кто кто из аналитиков в России досконально знает внутриполитическую обстановку во всех 85 регионах нашей страны, чтобы однозначно сказать, почему за номером таким-то в условной республике Коми был включен политик N.

28.6.2016 Сергей Сергеев
Лучший министр обороны: к 200-летию со дня рождения. В 70-е годы внешняя политика России во многом определялась рекомендациями Дмитрия Алексеевича. Он был активным лоббистом и войны с Турцией, и присоединения Средней Азии. Милютин, как и большинство русской военной элиты, страстно мечтал о геополитическом реванше России после поражения в Крымской войне.

27.6.2016 Юрий Солозобов
Трансевразийское сообщество. Вхождение таких крупных игроков как Индия и Пакистан маркирует знаковый переход для самой ШОС - от регионального к континентальному масштабу. На Западе заговорили о создании новой «евразийской ООН» или даже блока «анти-НАТО».

27.6.2016 Сергей Бирюков
Британия уходит из Евросоюза. Заявления лидеров ЕС и отдельных входящих в него государств выражают неизменную озабоченность – одновременным пониманием того, что движения назад нет и необходимо приспосабливаться к качественно новой ситуации.

24.6.2016 Павел Святенков
Плебеи победили патрициев. Британия проголосовала за выход из Европейского союза. За данное решение высказались 51,9% избирателей, против 48,1%. Таким образом, потерпел поражение хитрый план британских консерваторов и политической элиты в целом. Премьер-министр Дэвид Кэмерон уже заявил об отставке.

24.6.2016 Всеволод Непогодин
Россия и Украина. Шапкозакидательские настроения первых месяцев вооруженного противостояния с требованиями немедленной победы любой ценой за два года сменились на утомленные, уставшие голоса с просьбами поскорее прекратить это безумие.
РЕКЛАМА