Прокуратура, возбуждающая межнациональную ненависть

Прошлым летом на интернет-страничке автора этих слов был опубликован текст, в котором шла речь об избытке азербайджанских магазинов в моём родном микрорайоне, припоминалось о геноциде русских в Азербайджане на рубеже 80-х и 90-х и в очередной раз ставился вопрос о нарастающей угрозе миграционного замещения коренного белого населения Перми. А ещё упоминалось о том, что автор старается покупать в русских, а не в азербайджанских магазинах, и это же рекомендует делать другим жителям. Вследствие этой публикации в настоящий момент в Ленинском райсуде Перми идёт судебный процесс, на котором я обвиняюсь по пресловутой 282-й статье.


За столом переговоров


Теперь чуть-чуть предыстории. В последние годы у нас в Перми понемногу запустился подлинный межнациональный диалог на остро актуальные темы. Скажу без ложной скромности – не без моего активного участия. Толчком для него стал затеянный мною и известным пермским политиком Константином Окуневым проект «Русские Встречи». Мы приглашали в город ведущих русских националистов, таких, как Константин Крылов, Александр Севастьянов, Егор и Наталья Холмогоровы, Константин Душенов и многих других, и организовывали вокруг их выступлений широкие дискуссии, как в радио- и телеэфирах, так и на открытых площадках типа городской библиотеки имени Пушкина. Так получилось, что в этих разговорах о русском вопросе и русской жизни с удовольствием стали принимать участие не только татарские и башкирские активисты, но и лидеры кавказских сообществ, и представители азиатских диаспор. Потом активное общение расширилось и продлилось в пространстве социальных сетей. Быть может, только у нас Перми русским националистам временами приходилось примирять страсти между армянскими и азербайджанскими активистами, или пробивать и даже вести телеэфиры с лидерами таджикской и узбекской диаспор для прямого и честного разговора об этнической преступности, в частности, о наркомафии. Быть может, только в нашем Доме журналиста проходили круглые столы, где шёл цивилизованный, но честный и жёсткий разговор о необходимости радикального сокращения миграции, в котором участвовали и вожди молодёжной структуры «Русская Пермь», проводящей в городе «русские марши», и руководители среднеазиатских диаспор. Часть дискуссий получаются достаточно конфликтными, как, например, о строительстве новой мечети. Другие – вполне мирные и спокойные, на которых мы все, например, сходимся на том, что представительство в органах власти всех народов – от русских до евреев – должно быть устроено по этническим квотам в соответствии с пропорциональной представленностью в составе населения. Все участники таких разговоров прекрасно понимают, что интересы у нас, в основном, разные, и порой прямо противоположные, и тем не менее говорить необходимо, хотя бы для того, чтобы столкновение этих интересов происходило в вербальной, а не в физической форме.

 

К слову, вся эта активность практически никак не пересекается с местной официозной «национальной политикой». Эти же лидеры диаспор жалуются нам, что им приходится просиживать штаны на бессмысленных и скучнейших заседаниях советов по межнациональным отношениям при мэре и губернаторе и сонно кивать под дежурные заклинания про толерантность. Всё для того, чтобы потом получить свой кусок пирога при делёжке средств муниципальной и краевой программ «по гармонизации межнациональных отношений». «Ну, вы же понимаете», - улыбаются нам лидеры киргизских и армянских национальных организаций. Ну, конечно мы всё прекрасно понимаем.


«Терпимость и согласие?.. Срочно пресечь!!!»


А теперь придётся вернуться к моему суду. Когда Центр по противодействию экстремизму «выявил преступление», когда Следственный комитет возбудил моё уголовное дело, расследовал его и передал в суд, я, будучи лично в приятельских отношениях со всеми пермскими этническими лидерами, ознакомил их с ситуацией. И дал прочитать свой «преступный» текст. Реакцией с их стороны были недоуменные улыбки – настолько невинно и наивно выглядело содержание этой моей писанины на фоне, например, наших с ними постоянных принципиальных разговоров-споров-дискуссий, и открытых, и неофициальных. «А тем не менее у меня могут быть из-за этого серьёзные неприятности, - объяснил я. – Вы можете прийти в суд и высказать своё мнение о том, что я написал?» «Ара, не вопрос! - ответили мне все они. – Это просто глупость какая-то, судить тебя за это!.

И вот на судебных заседаниях стали выступать в качестве свидетелей непоследние в городе кавказцы и азиаты разного роду-племени, а кто уезжал из города, тот предоставлял письменные мнения с печатями и подписями национальных организаций. Позиция была единой: публикация абсолютно никого не оскорбляет, ничьего достоинства не унижает и никакой межнациональной вражды и ненависти не возбуждает. Главным в публикации был, напоминаю, азербайджанский вопрос, и среди прочих точно такую же позицию сформулировал Всероссийский Азербайджанский Конгресс в лице своего регионального представителя, самого авторитетного и компетентного пермского азербайджанца Ильхама Велиева.

 

Ты наверное думаешь, читатель, что на этом суд сразу закончился? Прокуратура и судья Ирина Житникова встали, поаплодировали и порадовались межнациональному миру и согласию хотя бы по этому вопросу в богом хранимом Пермском крае? Как бы не так! Все эти свидетельские показания вызвали лютую и нескрываемую ненависть суда, прокуратуры и прочих организаций.

 

Начиная со следующего же дня пермских этнических лидеров начали таскать по высоким кабинетам и орать на них: как это они посмели отрицать выявленный борцами с экстремизмом, установленный Следственным комитетом и подтверждённый прокуратурой факт унижения и оскорбления по национальному признаку?! Они что, против правоохранительных органов??? Они что, на стороне русских националистов?!? На руководителей пермских национальных обществ и автономий началось мощнейшее давление с требованием высказать принципиально иную позицию, а именно возмущение дискриминационной экстремистской публикацией русских националистов в лице Юшкова. «Как же мы можем ещё высказать, раз наш официальный представитель уже давал показания?» - возражали диаспоры. «Это не ваша забота, судья сделает, готовьте человека!» - говорили им.

 

И действительно судья Ирина Житникова проявила творческий подход и придумала! – Она без всякого объяснения не стала приобщать к делу «неправильные» документы из диаспор, где говорилось, что они никаких претензий к тексту не имеют, а правильные - охотно приобщила. И стала заслушивать в зале суда уже новых, правильных представителей тех же самых организаций, которых приводит за руку прокуратура.


Разжигатели ненависти в кабинетах власти


Кто-то устоял перед давлением, а кто-то, как водится, прогнулся и подчинился. Я пока не могу называть всех участников этой маленькой драмы, всему своё время. Круче всех досталось азербайджанцам как главным героям, и их руководство «пошло на сотрудничество» в полном объёме. Председатель Пермского отделения Всероссийского Азербайджанского Конгресса Чингиз Микаил-оглы Исаев, по случайному совпадению не азербайджанец, а горский еврей, в спешном порядке лишил всех должностей и полномочий Ильхама Велиева, который ранее выступил в суде с позиций терпимости и отстаивания свободы слова. Вместо него в суд был представлен новый, свеженазначенный функционер Всероссийского Азербайджанского Конгресса, некий никем ранее не виданный Малик. Не взирая на очень относительное владение русским языком, он на радость судье и прокурору гневно обрушился на русских, которые распустили языки и слишком многое себе позволяют.

 

В результате всего этого внутри этнических общин возникли противоречия, пошли расколы и борьба за власть. Большое напряжение возникло теперь во всей сфере межнациональных отношений Перми. Кто-то настолько им возмущён действиями власти, что готов выводить своих соплеменников на улицу. Тут же появились инициативы по созданию новых общинных группировок с новыми вождями во главе. Лидеры утрачивают контроль за общинами, сразу же вылезают радикалы. На днях одна из групп кавказцев передала мне обещание меня «порвать». Через идущее кишение агрессия передаётся во все стороны, и симметрично возрастает напряжение со стороны русской молодёжи, которое нам пока удаётся сдерживать. А власть тупо продолжает давление на тех этнических лидеров, которые стоят на примирительных позициях. От них требуют громких заявлений в суде и в публичном пространстве с протестами против распоясавшихся русских националистов, заставляют прервать все контакты с русскими активистами.

Таким образом, со стороны пермских властей, правоохранителей при активной судейской поддержке идёт сейчас совершенно реальное разжигание межнациональной розни. Складывается впечатление, что ничтожную никем не замеченную публикацию использовали как повод для нагнетания напряжения и теперь используют с совершенно разрушительными целями. Кто же раскачивает лодку? Кому и зачем это надо? Хотят ли эти люди присовокупить Пермь к майданирующему ройзмановскому Екатеринбургу и ударить таким образом по Путину? Очень может быть. Понятно одно: в результате действий местной власти Пермь перестаёт быть регионом относительного этнического согласия и уникального межнационального диалога.

 

Роман ЮШКОВ,

член Союза журналистов России

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter