О либеральных целях и средствах в экономике

Непосредственным поводом для написания этой статьи стали непрекращающиеся попытки нашего Правительства резко снизить уровень жизни российского населения. Увы, в 2013 году они начали становиться успешными.

Мне показалось необходимым высказаться, приводя не столько эмоциональные аргументы о несчастных старушках-пенсионерках, сколько подведя рациональное обоснование под твёрдую и недвусмысленную позицию. То, что сейчас пытается проделать Правительство при поддержке некоторой части депутатов Госдумы недопустимо и не должно происходить.

Под этой затеей нет ни моральных, ни юридических оснований и она должна быть остановлена.

 
Заявленная с высокой трибуны идея введения "социальных норм" на потребление гражданами воды и электричества является ничем иным, как достаточно наглой и незамаскированной попыткой залезть этим самым гражданам в карман.

 
Разумеется, "социальные нормы" не просто не имеют никакого научного обоснования. Они впрямую противоречат научно обоснованным нормам потребления электричества и воды, которые заложены в конструкцию большинства советских и постсоветских домов.

 
Проще говоря, жилец в доме и так не может потребить бесконечный объём воды и бесконечный объём электроэнергии - ограничены и объём трубы и допустимая нагрузка на провода. И источник этих ограничений не произволен, он вырастает из исследований нормирования потребления, проведённых ещё при СССР. То есть в Советском Союзе, когда-то, учёные провели серию измерений и исследований - сколько необходимо воды, электричества (а так же тепла, газа, уличного света, вентиляции и т.д.) для жизни того количества людей, которое в норме должно проживать в квартире определённой площади, исходя из этих измерений были сформулированы строительные и гигиенические требования, прописанные в СНиПах и СанПИНах. А исходя из этих стандартов - уже и проектировались дома.

Однако, моей целью как автора не является, конечно же, разоблачение какого-то особого коварства правительства. Гражданам и так вполне очевидно, что Дмитрий Анатольевич Медведев сообщает им неправду путём произнесения фразы "социальная норма потребления". Ну да и бог с ним, наверное он это не со зла, а искренне заблуждается.

Намного интереснее мотивы.

И особенно интересными эти мотивы становятся, когда начинаешь разбираться по всей цепочке - откуда что пришло.

Попробуем пройти по ней и для электричества и для воды - результат в конце вообщем-то один и тот же, но повторение опыта доказывает, что он не случаен.

Итак. Чем, собственно говоря, мотивируется необходимость введения социальной нормы на потребление электричества?

Первый слой мотивации - Владимир Путин дал указание оставить цены на коммунальные услуги на имеющемся уровне, а они растут.

Манипуляционная попытка заявить, что коммунальные услуги - это только часть потребления гражданина, а всё остальное к 'коммунальности' не относится, потому что выходит за некую 'социальную норму' уже приводят нас к интересному вопросу о том, что, собственно говоря, должно означать слово 'социальный' с точки зрения юриспруденции.

В Конституции России записано буквально следующее:

Статья 7
1 Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

2 Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.
 

Никаких других юридически убедительных отсылок к смыслу этого понятия в российском законодательстве нет, но и этого вполне достаточно, чтобы обратить внимание на противоречие официально заявленных целей Конституции и введения "социальной нормы", резко ограничивающей привычный уровень потребления жизненных благ гражданами.

А почему растут цены на электричество для жилого сектора? Ведь эти цены регулируются в нашей стране Федеральной службой по тарифам и, казалось бы, на фоне не особенно сильно расширяющегося рынка можно было бы их как-то зафиксировать, оставив зарабатывание прибыли - промышленному сектору рынка.

Собственно так сейчас оно и сделано, низкие цены для потребителей - частных лиц финансируются за счёт промышленных потребителей.

Но именно здесь мы приходим к тому ключевому повороту либеральной экономической идеологии, который, в качестве частного случая, привёл к тому, что государство провозгласило своей стратегической целью изживание любых форм кросс-финансирования из практики экономической жизни государства. И не просто провозгласило, а проводит последовательно хитроумные юридические и экономические манёвры, дабы выровнять цены для всех категорий потребителей.
 
В случае с электричеством государственные чиновники вполне открыто говорят - "Да, идеалом для нас является ситуация, когда цена на электричество для гражданина Сидорова и, допустим, для Московского Нефтеперерабатывающего Завода является одинаковый и мы к этой цели будем стремиться. То, что гражданин Сидоров пока ещё зарабатывает мало - это досадный пережиток социализма, мы будем бороться за то, чтобы он постепенно стал зарабатывать больше и мог себе позволить платить за электричество как любой обычный завод или офисный центр".


Это не моя, как Вы понимаете фантазия, эта позиция о ликвидации любых форм перекрёстного субсидирования записывалась и продолжает записываться во множество вполне официальных документов начиная с 1990ых, времён приснопамятного разделения Единой Энергосистемы России на куски и кончая нашими днями.

Она касается не только выравнивания цен для жилого и коммерческого сектора, но и специальных групп потребителей - бюджетных, государственных и муниципальных учреждений, военных частей и т.д.

Государство год за годом загоняет потребителей всех сортов в один общий загончик, и последовательно закрывает любые пути перетока доходов, получаемых от одного сектора рынка на дотирование потребления на другом секторе.

Отмечу, что необходимость подобных действий не вытекает впрямую из Конституции, никогда не требовалась со стороны избирателей. Но она является практически необсуждаемой со стороны либеральных экономистов российского разлива и определяет повестку дня в их реформаторских усилиях.

Разумеется, поскольку чиновники у нас в стране люди грамотные и довольно последовательные, проводимая ими политика не может не привести в конце концов к цели её приведения. А то, что провозглашаемая Президентом задача не допустить роста коммунальных услуг как-то этой цели противоречит - создаёт у чиновников если не когнитивный диссонанс, то, как минимум, понимание, что эти слова - полупропаганда, полуфантазии. Нереализуемые почти пожелания, рассчитанные на электорат, который можно сколько угодно дудолить в уши - лишь бы стоял спокойно.

В сухом остатке мы видим следующее:

Казалось бы, правительство вроде бы не может одной рукой подписываться под программами уничтожения любых скрытых субсидий для граждан, а другой под обещаниями что цены для граждан не будут расти. И если уж оно оказалось вынуждено ставить одновременно две подписи - единственный логичный ход - сделать вид, что никаких таких 'цен для граждан' в природе не существует. Ну или почти не существует. Отменить их как категорию - ведь если их нет, то они, конечно, не растут и оба подписанных документа вроде бы действуют. Нет возможности полной отмены - начать резать хвост этой кошки по частям.

С мотивами действия правительства в этом конкретном вопросе мы вроде бы разобрались. А вот чем эти мотивы сами обусловлены? Насколько реалистичны предпосылки, исходя из которых провозглашается необходимость равенства цен на электричество и другие услуги для всех категорий потребителей?


На чём вообще основано требование уровнять цены на какой-то стандартизированный ресурс для всех видов покупателей?


Мы пытаемся посмотреть вглубь и видим второй, более глубокий и теоретический слой мотивации, включающий в себя, примерно следующие аргументы:


1) Выдвигается тезис о приоритете права продавца на эффективное хозяйствование перед правом покупателя получить необходимый ему товар или услугу за посильную цену. Обычно в комплекте с разговорами про бесплатные завтраки и прочими пропагандистскими штампами, которые сбивают с толку неподготовленного оппонента.


2) Выдвигается тезис о "равенстве" всех субъектов рынка в плане возможности одинаково эффективного хозяйствования.


3) В дополнение к предыдущему, утверждается, что тот, кто не может эффективно производить - должен уменьшить своё потребление, чтобы "не жить за счёт других".

 
Вот три этих утверждения, по совокупности, и являются той откровенной ложью, которая уже очень много лет отравляет гражданам России, и, в особенности её руководству мозги, мешая правильным образом выстраивать цели проводимой политики, заставляя путать цели и средства.

 
Чтобы понять в каком месте происходит жульническая подмена понятий, обратим внимание на использованное в пункте 2 словосочетание "субъект рынка".

 
С точки зрения общего смысла российского законодательства и, в частности, положений Гражданского Кодекса, субъектом рынка является любое физическое или юридическое лицо (включая , так же, такого специального субъекта как Государство, представленное на рынке при посредничестве принадлежащих ему организаций и учреждений).

 
Однако, что очевидно, физические и юридические лица вовсе не равны в своих возможностях и целях. Более того, нет никакой серьёзной причины для того, чтобы считать их равными в своих правах и обязанностях, тем более, что Российская Конституция, в той самой цитированной выше статье 7 говорит о социальном государстве как о государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, а про свободное развитие юридических лиц в этом документе ничего не сказано.

 
С точки зрения экономики у юридического лица и у физического совершенно разные стартовые условия.

На регистрацию Общества с ограниченной ответственностью в современных российских условиях можно потратить около 30 тысяч рублей и одного месяца времени - и оно будет готово к работе.

На то, чтобы вырастить и сделать готовым к полностью ответственной и самостоятельной жизни человека в норме требуется 16-18 лет, существенные духовные, трудовые и финансовые усилия родителей.

 
С точки зрения понятий о морали у человека и у юридического лица - совершенно разные жизненные цели и ценность для окружающих. Коммерческая организация существует для получения прибыли, некоммерческая - обычно для выполнения каких-то служебных функций.

Ценность человеческой жизни в глазах общества велика, убийство является общественно недопустимым, а смерть от естественных причин оказывается, обычно, маленькой трагедией для близких покойного. Ценность юридического лица определяется его функциональным назначением и его ликвидация, если оно уже не нужно, не просто не является аморальной, а, фактически, происходит по требованию закона.


Если принять вышесказанное во внимание - становится вполне очевидным, что нет решительно никаких моральных оправданий, чтобы на уровне государственной политики выравнивать между собой условия получения важных ресурсов людьми, которым эти ресурсы нужны, бывают критически необходимы просто для того, чтобы жить и "хозяйствующими субъектами" - юридическими лицами, которым эти ресурсы требуются для получения коммерческой прибыли или иных сложных, но всё-таки обезличенных целей.


Юридическое лицо, в конце концов, если провести последовательную редукцию, является результатом объединения усилий некоторого (часто - достаточно большого) числа людей.

Человек решает какие-то вопросы хозяйствования сам или в кооперации с обычно немногочисленными членами семьи. 
Результаты хозяйствования организации могут достигаться за счёт разделения труда и объединения усилий десятков, сотен, тысяч и более отдельных людей.
Разумеется, эффективность такого совместного хозяйствования в составе организации в среднем будет больше, чем эффективность самостоятельного или семейного хозяйствования индивидуума.

 

Более того, если уж говорить об эффективности хозяйствования, то нельзя не упомянуть то, что хозяйственная эффективность отдельного человека в нашей стране искусственно снижена многочисленными процедурами регулирования и отраслевыми нормативам. Есть целый ряд областей деятельности, в которых отдельное частное лицо никак не может или практически не имеет шансов проявить свою деятельность - отдельный человек не может быть банком, страховой компанией или, например, добывать нефть. Да и просто, без дополнительного оформления статуса Индивидуального Предпринимателя, человеку в нашей стране бизнесом заниматься нельзя, а уж то, что занятия бизнесом в среднем более эффективны, чем разрешённая людям работа по найму - доказывать просто не приходится.

 

С другой стороны, по крайней мере у части людей, проживающих в России, а именно её граждан перед любыми юридическими лицами и иными участниками рынка имеется неоспоримое преимущество. Именно граждане России, составляющие её народ являются единственным легитимным источником существования этого государства. Проще говоря, Российская Федерация - это объединение граждан России, а не каких-то там "хозяйствующих субъектов" или "акционерных обществ и государственных учреждений".

 

Что же позволяет сторонникам либеральной экономической школы явно приравнивать отдельного человека к результату объединения усилий многих людей, выраженному в юридическом лице? Если у коллективных хозяйствующих субъектов и отдельных людей настолько не равны ценность для общества, стартовые условия, да и экономическая эффективность деятельности заведомо различается - какие у нас основания организовывать им прямую конкуренцию и ставить их на одну доску в соревновании по экономической эффективности?

 

Вполне очевидно, что в условиях настолько вопиющего неравенства - как ценности для общества, так и экономической эффективности, говорить о настоящем выравнивании условий потребления людьми и организациями рыночных ресурсов просто не приходится.

 

Требование соответствия государственных законов нормам общественной морали является неоспоримым и, коль скоро мы установили, что приравнивать живого человека в плане удовлетворения базовых жизненных потребностей, например, к ЗАО является аморальным - законодательная база должна быть открорректирована соответствующим образом.

 

Государство может и должно организовывать потребительский гандикап.

 

Разумеется, речи не идёт о том, чтобы этот гандикап распространялся на все результаты производительного труда. Речь идёт только о том, что человек должен иметь возможность не надрываясь в ущерб здоровью получать для себя некий набор жизненных благ, обеспечивающих ему достаточно комфортное и немучительное существование.

 

Является ли "социальная норма" таким набором? Нет, это легко доказать из её определения, данного например, в соответствующем Постановлении правительства . А в нём прямо указано, что она должна соответствовать не менее, чем 70% объёма поставок энергии населению за прошлый год. Другими словами, в самом документе, изначально заложен механизм ежегодного снижения потребления электроэнергии населением, отжимки его до предела эластичности спроса - каждый год объём социальной нормы планируется снижать, повышая на оставшуюся часть электричества цены и провоцируя падение его потребления. С тем, чтобы в следующий год иметь возможность установить 70% норму от уменьшившегося в результате повышения цен общего объёма. Причём тут социум и почему этот механизм назван "социальной нормой", а не "эффективной повышающей продажей"? Мы видим, что связи с потребностями человека в этом механизме вообще нет и, соответственно, оснований претендовать на применение прилагательного "социальный" у данного метода отъёма денег у населения нету никаких.

 
Замечу, что в случае с коммунальными платежами базовое требование жизненного комфорта для граждан (предоставлением им воды, тепла и электричества, которое в современных условиях так же критически необходимо) естественным образом пересекается ещё с одной часто дискутируемой экономической категорией, а именно - с ресурсной рентой.

О чём тут речь?

Безусловно, любые плоды человеческой деятельностью опираются, в конечном-то итоге на некие природные ресурсы. Однако, если анализировать то, как складывается их стоимость,то мы видим, что есть такие результаты труда где наибольшую часть себестоимости составляет человеческий труд как таковой (например часы, сложные лекарства, телевизор), а есть такие, где основная часть себестоимости вытекает из относительной редкости ресурса и подконтрольности этого ресурса определённой группе людей (например бензин, вырабатываемый из природной нефти).

 

Так вот, ресурсная рента для граждан - это право граждан государства зарабатывать (пусть косвенно) на том, что государство владеет территорией, на которой эти ресурсы размещены и на том, что оно держит ресурсы под своим контролем, а граждане держат государство под своим.

 

Проще говоря - вот мы тут, в России, граждане, составляем собою Российскую Федерацию. Ничего кроме нас в основе этого государства нет - все его учреждения, институты, законы - это результат неких формальных и неформальных договорённостей граждан между собой. Коллективно занимая определённую территорию, мы имеем возможность эксплуатировать находящиеся на ней природные богатства в своих интересах и не давать эксплуатировать эти богатства посторонним.

Уголь, нефть, газ, энергия рек при помощи которой вырабатывается электричество и сама вода этих рек, которую мы можем пить, в конечном-то итоге являются нашей коллективной собственностью.

 

Хозяйственная эксплуатация этой собственности безусловно проще и комфортнее для хозяйствующего субъекта, чем какая-либо сложная деятельность. Если сравнять масштаб предприятий - вырабатывать бензин из нефти намного проще, чем вытачивать на станке часовые колёсики и собирать вручную механизм.

В то же время природных ресурсов на всех, кто мог бы и хотел их добывать в стране не хватает и кто-то получает возможность их эксплуатации для целей ведения своего бизнеса, а кто-то нет.

 

Вот эта разборчивость общества - кому мы дали нефть качать, а кому не дали, и создаёт для нас, как граждан страны, и моральное и правовое основание требовать от хозяйствующего с использованием этого ресурса субъекта встречных преференций, а именно - льготных цен при предоставлении простых или несложно превращённых форм ресурса (электричества или тепла) таким выделенным, особым субъектам рынка как граждане страны.

 

Это и создает для нас моральную базу для того, чтобы заставить государство сохранить на этом поле действующие правила игры, а не заменять шахматы боксом прямо в процессе матча. Желающих много, ресурсов мало, мы, как законный собственник ресурсов, имеем право ставить свои условия и кто с ними не согласен - пусть идёт своей дорогой. Другие желающие вместо него найдутся.

 

Заявляемые цели экономической политики, а так же используемые для её реализации средства должны, безусловным образом, соответствовать целям общественного блага и морали, а не опираться на абстрактные схемы, придуманные теоретиками.

 

Но, возможно, критик ответит мне, что у либеральной теории о том, что на рынке все его участники обязательно должны обязательно продавать и покупать по одной цене есть, как минимум, математические и практические обоснования, что это обеспечит оптимальный режим функционирования для экономики в целом? Может быть, - продолжит он, - придумывая вот эти специальные режимы покупки и продажи для разных категорий участников рынка мы, как граждане, как общество, будем действовать себе во вред и потеряем больше, чем получим?

 

В следующей статье я намерен показать, что это совершенно не так.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter