Следует начинать тревожиться за авиабазу в Канте и русскоязычное население Киргизии

В нынешних дискуссиях про кровавые беспорядки в Киргизии сильно удивляет одно обстоятельство. Никто не говорит о том, что в этой республике до сих пор проживает около 10 процентов русских, а также украинцы, татары, евреи и проч. В Бишкеке, хотя русских лиц на улицах с каждым годом становится все меньше и меньше, их пока все равно там достаточно много. И они там сейчас самые незащищенные, поскольку на них кланово-родовая среднеазиатская система защиты и протекций никак не распространяется. Невнимание к этому принципиально важному обстоятельству говорит, к сожалению, о том, что в том числе и наше экспертное сообщество, и наше гражданское общество оставляют желать много лучшего и в плане знания конкретной ситуации в этой конкретно взятой маленькой республике, и в плане ощущения какого-то исторического и духовного единства русского мира. Две роты десантников для охраны членов семей военнослужащих на авиабазе в Канте — это, конечно, хорошо, но этих полутора сотен десантников, мягко говоря, явно недостаточно в контексте проживания в республике более чем трех сотен тысяч русских.

С формально же юридической точки зрения важно то, что многие жители республики, в том числе и представители коренной национальности, имеют второе, российское гражданство. Тем самым Россия должна внимательно следить за событиями в Киргизии и влиять на них не только потому, что абстрактная Киргизия была и остается нашим стратегическим партнером, как сказал президент РФ Д. Медведев. Не менее, а может, и более важная причина состоит в том, что эти, уже конкретные люди нуждаются в российской поддержке, чтобы им помогли и не бросили в случае дальнейших возможных беспорядков.

Поэтому крайне необходимо официально озвучить меры их возможной поддержки на будущее — от возможности спрятаться на военной базе в Канте для всех обладателей паспортов РФ (правда, есть шанс, что туда сбежится пол-Киргизии) до обещания миротворческой операции по защите соотечественников в случае дальнейшей эскалации ситуации и угрозы их жизни и безопасности. Это, конечно, самый крайний по многим, вполне очевидным причинам, вариант. Сейчас самое тактически правильное на первое время — это дипломатическими средствами как можно быстрее убедить господина Бакиева и его окружение по-быстрому уйти в отставку и уехать куда-нибудь в Европу, чтобы тихо-мирно доживать там на «кровно заработанные». Тем самым это не дало бы разгореться возможному противостоянию между Севером и Югом республики. Кстати, обещания новых властей обеспечить Бакиеву личную неприкосновенность, но предать суду и его родственников в плане умиротворения ситуации заведомо невыполнимы: не может же Бакиев бросить своих братьев!

Между тем, если хотя бы немного попристальнее взглянуть на тех, кто пришел к власти, то вряд ли стоит обольщаться, что новые власти повернут в сторону России. Скорее наоборот. Например, нынешняя глава временного правительства Роза Отунбаева в марте 2005 года сама возглавляла тюльпановую революцию в Бишкеке, а до этого во время грузинской «революции роз» в 2003 году набиралась политического опыта, официально числясь в Тбилиси в структурах ООН. Кроме того, она была послом Киргизии в США и Канаде, а также Великобритании. В этом контексте знаковым является новость о том, что аппарат правительства Отунбаевой возглавит известный в республике «сын капитана Гранта» Эдиль Байсалов, который 5 лет назад практически открытым текстом оправдывал вмешательство США в деле свержения Акаева.

Не меньшую тревогу вызывает и то, что среди новых властей много представителей гораздо более жесткой национально-политической линии, чем ранее. Вот что, например, заявлял с парламентской трибуны в связи с обсуждением закона «О государственном языке» один из нынешних лидеров «правительства народного доверия» Омурбек Текебаев:

«Здесь раздаются голоса, что этот закон не подкреплен финансово, а значит, не будет работать. Что все зависит от экономики. Не зависит! Побывайте в Таджикистане: экономика такая же, но все говорят на таджикском. Парламент Грузии проводит заседания на грузинском языке. Я уже не говорю о странах Балтии, об Украине. Не надо пугать, что русскоязычные уедут. Пусть едут!»

Другой же лидер и прошлой мартовской, и нынешней апрельской «революции» А. Бекназаров неоднократно высказывался за лишение русского языка статуса официального, который закреплен за ним в Конституции КГ:

«Необходимо думать о будущем киргизского, а не русского, языка и народа. Если мы хотим сохраниться как нация и как государство, то должны принять исключительный государственный язык. И необходимо приложить все силы для сохранения киргизского языка и киргизского народа. А русский язык является одним из языков ООН. Примем мы его как государственный или нет, в любом случае, он будет жить».

Все эти политики и были в прошлом оттерты пытавшимся проводить среднюю линию Бакиевым не только в видах борьбы за власть, но и за их политическую односторонность. Этот союз прозападных политиков и сторонников националистической линии вряд ли выведет американскую базу из «Манаса». Скорее следует начать тревожиться за дальнейшее нахождение нашей авиабазы в Канте, а также за ситуацию с русскоязычным населением и русским языком. Как минимум, будет продолжена та же линия, когда будут одновременно заигрывать и с РФ, и с США, просить кредиты у тех и у других. И это по изложенным выше причинам не самый плохой вариант.

С общей же точки зрения очевидно, что Киргизия сейчас находится в стратегическом тупике. В нынешних среднеазиатских республиках их устойчивое существование в виде государств возможно лишь при условии жесткого авторитарного правления. Бакиев пытался «закрутить гайки», как у соседей, но недокрутил и одновременно перекрутил (тут, конечно, не следовало повышать в пять раз тарифы на ЖКХ, что резко настроило против него основную массу населения), и резьбу сорвало. Кроме того, он точно перехитрил самого себя, взяв деньги с РФ за вывод базы и одновременно с американцев за то, что ее в итоге оставил. Поэтому поддержка Путиным победивших оппозиционеров может объясняться желанием всего лишь наказать обманщика. Действительно, в большой политике таких вещей не прощают, и непонятно, на что Бакиев по большому счету рассчитывал, когда затевал эту комбинацию.

В планах же победившей оппозиции наконец-то устроить подлинную демократию и парламентскую республику, устранив президентскую форму власти. Это с большой вероятностью — начни эта линия проводиться всерьез — может привести лишь к феодализации и хаотизации политической и общественной жизни республики. Достаточно взглянуть на многих будущих избирателей будущей киргизской демократии, только что еще раз показавших себя во всей красе на улицах Бишкека. А других планов у победившей оппозиции нет. Особенно умиляет высказанная идея конституционно закрепить норму, согласно которой «вводится ограничение на количество мест в парламенте у победившей партии. Она не может получить больше половины мандатов» (http://www.gazeta.ru/politics/2010/04/09_a_3349405.shtml).

Пока также озвучены лишь самые популистские меры: вернуть в госсобственность «Северэлектро», «Киргизтелеком» и другие недавно задешево и неправедно приватизированные предприятия, а также снизить тарифы на ЖКХ до того же уровня. Ну хорошо, а что дальше делать с задыхающейся энергетикой и разрушенной экономикой? По поводу этого — молчание.

В самом же ближайшем будущем также с высокой вероятностью следует ждать острой борьбы за власть между лидерами победившей оппозиции, поскольку их команда разнородна и не представляет собой единого целого. Таким образом, никаких перспектив на серьезную долговременную стабилизацию ситуации в ближайшем будущем пока не просматривается.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter