Отмычка международного класса

В уголовной иерархии четко различают между бандитами, на улице вытряхивающими мелочь из кармана случайных прохожих, и виртуозными мошенниками, «обувающими» тысячи людей на миллионные суммы.

«Гоп-стоп» красиво звучит только в песнях Розенбаума — на самом деле подобным людям цена дерьмо.

То же и в международной политике. Конечно, достаточно сильная страна может вмешаться в дела другой страны под каким угодно предлогом, и даже вооруженным путем. Но вторжение в Ирак было сделано настолько топорно, будто его готовили не асы международной политики, а гоп-стопщики с одесской окраины.

Обычно все-таки работают гораздо тоньше.

Один из рычагов, позволяющих оказывать международное давление на какую угодно страну — UNPO, Организация непредставленных (читай — в ООН) наций и народностей. Естественно, предполагается, что эти нации и народности жестоко угнетаются правящим в стране большинством.

Создали UNPO в 1991-м году во «Дворце мира» в Гааге, и, как можно предположить, предназначалась эта организация для дальнейшего разрушения Советской империи, а в дальнейшем — и Российской Федерации. Естественно, поскольку на России свет клином не сошелся, то организация эта собирает информацию (вернее, находит агентов продвижения своей политики) по всему миру — кто знает, куда еще придется вводить войска для поддержки «национальных меньшинств»?

Сегодня в UNPO входят 70 организаций, представляющие самые разные сепаратистские движения по всему миру. А руководит этой конторой Карл фон Габсбург, человек в высшей степени интересный.

Отец Карла, Отто фон Габсбург, носит титул «монарха Австро-Венгерской империи в изгнании». Кроме этого чисто опереточного титула, он еще несколько лет был председателем Европарламента (вот это уже серьезнее), а также связывается конспирологами с так называемым «орденом Сиона» — тайной организацией, созданной вокруг легендарных потомков Иисуса. Версия же о непосредственном происхождении Габсургов от самого Ноя была популярна в Австро-Венгерской империи задолго до появления «Кода да Винчи». Вам же совсем не обязательно верить в божественное происхождения власти Габсбургов — главное, чтобы в это верили другие, достаточно богатые и влиятельные люди.

Как выясняется, в руках Карла фон Габсбурга — рычаги влияния, позволяющие ему устраивать заварушки по всему миру, а потом требовать введения в эти края вооруженных ооновских «миротворцев».

Начнем с середины — с марийцев (небольшая народность, живущая в России). Оказывается, у этого маленького смирного народца тоже существует национально-освободительное движение со своим флагом и прочими атрибутами! Всего марийцев 750.000, при этом большинство из них не знают собственного языка. Зато национальное движение «Мари Ушем» требует развития национальной культуры и идентичности.

Естественно, никто сейчас не заинтересован в том, чтобы воевать с Россией, поэтому «Мари Ушем» держат, что называется «на медленном огне». Но достаточно подбросить совсем немного денег, как весь мир узнает о насильственной ассимиляции, которой подвергается великий и свободолюбивый марийский народ.

Тувинцев вот еще меньше — порядка 300.000, но при этом они обладают важнейшим козырем. Тува когда-то была независимой буферной республикой, со своим языком, марками и монетами — радостью коллекционеров. В 1921 году эта республика возникла, и продержалась аж до 1944 года, когда «добровольно» влилась в состав СССР. По сравнению с нациями, которые отроду собственной государственности не имели, или создавали опереточные республики на два-три месяца, Тува — солидный претендент на собственную государственность.

В UNPO тувинские сепаратисты входят аж с 1996 года, единственное что — никак не могут создать «объединенную оппозицию». Свобода Тувы им видится такой близкой, что никто не хочет поступаться будущим местом о кормушки.

Туву, как вы сами понимаете, очень легко превратить сначала в Тибет (за освобождение которого сегодня борется вся прогрессивная общественность), а потом и в Чечню. Тувинцы — тюркская народность, отличающаяся, как многие тюрки, вспыльчивым и неуживчивым характером.

Вряд ли кому может прийти в голову, будто на независимость могут претендовать удмурты. Народность эта хотя и составляет сегодня почти три четверти миллиона, однако язык почти забыт, и национальная культура (не ахти какая) находится в запустении. Однако в 1919 году нашлось достаточно интеллигентных удмуртов, чтобы создать Удмуртский Национальный Конгресс, и память об этом событии гр

ела душу немногочисленных образованных обитателей севера.

Сразу же после образования UNPO в него вступила партия «Удмурт Кенеш» («Удмуртское представительство»). Этот удмуртский Кнессет требует обучать местных деток на удмуртском языке, совершенно не задумываясь о том, что потом им придется поступать в вузы, где учат все-таки на русском.

Как вы сами понимаете, в любую минуту из этой искры может возгореться пламя.

Некоторые народы никак не могут забыть, как при Советской власти у них была национальная автономия. Скажем, коми, северный народ, имел собственную автономную республику в составе СССР. Советская власть не смущалась даже тем, что этнических коми в республике было только 23 процента, то есть явное меньшинство. Сегодня коми представлены в UNPO «Комитетом по национальному возрождению коми». Организация серьезная — в местном парламенте эта партия имела 50 мест.

Ситуация на сегодня мне неизвестна, не исключаю, что они уже вытеснены «единороссами».

В UNPO почему-то входит и Бурятия, которая вроде бы имеет максимум автономии. Правда, кем буряты представлены в UNPO, мне установить не удалось.

Членом UNPO также является и Абхазия — сегодня мало кто будет отрицать, что эта территория имеет все признаки независимого государства. UNPO значительно облегчает абхазам существование, беря на себя все посреднические связи с международными организациями типа «Красного креста».

Ну и Чечня, разумеется — она членствует в UNPO с 6 августа 1991 года, то есть практически с момента возникновения организации.

Естественно, UNPO признает законным представительством чеченского народа только покойное правительство покойного Масхадова. Для того, чтобы вернуть этого члена UNPO в конституционные рамки, понадобилось две войны и сотни тысяч жертв. Так что, пожалуй, к организации стоит относиться серьезно.

Естественно, для такой мощно организации было бы слишком узко заниматься исключительно Россией.

Скажем, в UNPO представлены отдельно Иракский Курдистан и Иранский Курдистан (не перепутайте!) Зачем курдам столько курдистанов, я понять не могу, зато прекрасно понимаю, что Иранский Курдистан вполне может быть использован в качестве плацдарма для операции в Иране. Под вполне законным соусом — угнетения прав курдов (нет в мире таких меньшинств, которые бы не считали, что их права угнетаются). Представитель иранских курдов в UNPO — солидная «Демократическая партия Иранского Курдистана», существующая аж с 1945 года.

Вообще, если партии или организации под «угнетенное меньшинство» не оказывается, ее всегда можно придумать на месте.

Скажем, «Народная партия Внутренней Монголии» была создана в 1997 году… в Принстонском университете. Ну-ка, сколько в Принстоне может учиться «внутренних монголов»? Однако оказалось вполне достаточно, чтобы сделать эту партию представителем населения «Внутренней Монголии» (которую защищал от большевиков еще легендарный барон Унгерн), а саму «Внутреннюю Монголию» — принять в UNPO. Зачем это надо? Очень просто — чтобы в любой момент можно было создать проблемы Китаю. У них ведь еще уйгуры (тюркская народность, требующая автономии» — и, конечно, Тибет. Ни Тибет, ни Внутреннюю Монголию Китай, конечно, не отдаст, но они всегда могут служить предметом дипломатического давления и переговоров.

Также членом UNPO является Тайвань — страна большая, очень богатая, но непризнанная многими странами. Немалую часть своих внешних контактов Тайвань осуществляет через UNPO, а у самой организации нет проблем с финансированием.

Косовские албанцы, если помните, начали тоже не с того, что стали бросаться с гранатами на сербские танки — а сначала вступили в UNPO. Хотя, казалось бы, ни у кого в мире нет меньше прав на «независимость» — большинство косовских албанцев прибыли в Косово из соседней Албании в 19-м веке в поисках работы. После чего вытеснили коренное население, и наконец добились своего государства, расширив тем самым мусульманский плацдарм в Европе.

Так что погодите смеяться над «крымскими татарами», чей парламент «Милли Медждлис» представляет в UNPO эту маленькую, но агрессивную нацию.

С другой стороны, пока Украина всеми конечностями цепляется за Евросоюз и мечтает вступить в НАТО, татарам не стоит делать резких движений. «Не дадут», только по шапке настучат.

Наконец, в UNPO представлена куча разного рода экзотических наций и территорий, типа «Западного Папуа», который хочет отделиться от Индонезии. Не смейтесь — крохотному Восточному Тимору это практически удалось. Конечно, сегодня «западные папуасы» мало кого интересуют, но если в Индонезии исламизм начнет поднимать голову, то эту страну легко удастся расчленить на тысячу независимых островов. На каждом из которых будет житься в тысячу раз лучше, чем в какой-нибудь «независимой Удмуртии».

Кроме того, в UNPO стремятся вступить кучу территорий и опереточных народцев. Очередь целая стоит! Всем хочется денег, известности и нескольких минут в новостях. А может, чем черт не шутит, и своего независимого государства. Никогда не знаешь, кто завтра понадобиться Хозяину…

Хотя интересно было бы представить себе вступление в эту организацию одно очень большой нации, не имеющей политического представительства — а именно русских. В конце концов, никакого политического представительства в РФ русские не имеют, в культурной автономии им отказывают, все признаки национального угнетения — налицо (в отличие от тех же чеченцев). Но русских почему-то туда никто не зовёт.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter