Бросивший власть

В смерти Ельцина, в отличие от смертей других бывших руководителей страны, есть что-то очень обыденное. Пока отставной Ельцин был жив, скорее вызывало удивление то, что он ещё живой. И, наоборот, на настоящую смерть был похож скорее сам его уход в отставку — с чтением предновогоднего некролога самому себе с телеэкрана и тотчас появлением на свет Нового человека — человека «тотально непохожего» на уходящего покойного...

И всё же в обыденной фигуре Ельцина — в этой узнаваемой фигуре провинциального начальственного хама и самодура — есть что-то мистическое. Думается, «крещением» в то Зло, которое почти вслепую выбрало Ельцина для исполнения своей роли, стала ночь, когда в дым пьяный ЕБН на своём раздолбанном "Москвиче" сбил насмерть человека. И это убийство полностью безнаказанно сошло ему с рук. Об этом факте пишет Коржаков в своих мемуарах, но есть и другие свидетельства и свидетели...  Это случилось в самом начале 1990-х, когда Ельцин только что встал на путь к высшей власти в стране — и после этого случая дела его пошли на удивление хорошо. Так на вершине власти в России впервые за десятилетия отказался человек — преступник и убийца.

Я бы не стал на самом деле преувеличивать ни идиотизм Ельцина — этот наспех создаваемый новый «оправдательный» миф; ни его алкоголизм — усиленно раздуваемый миф в конце 90-х; ни его «беспредельное властолюбие», о котором неизменно рассказывает добровольно отказавшийся от власти Горбачёв. Ещё в 1990-е годы я часто задавался вопросом, наблюдая на экране танцующего, разговаривающего, хамящего, абсолютно обдолбанного на вид Ельцина: почему он так себя ведёт? Ведь по жизни Ельцин никогда не был шутом. Диктатором, хамом, тираном, узколобым размашистым «начальником», даже злодеем — пожалуй, да. Но никак не шутом... Что же случилось с ЕБНом вскоре после того, как он оказался на вершине власти? Откуда эти бешеные пляски, щипание переводчиц, дирижирование оркестром — откуда у здорового мужика взялось это похабное юродство?

Или, может быть, лучше поставить вопрос так: в какой ситуации начальник-тиран вдруг превращается в шута и паяца? Ответ на этот вопрос, пожалуй, только один и очень простой: в случае утраты им реальной власти. Начальник-тиран, отстранённый от власти, превращается в шута. Возможно, Ельцин думал, что ему дадут править Россией так, как он правил в Свердловске и Москве, — т.е. «княжить вольно в собственной вотчине». Оказалось — нет. Просто «совсем нет». Оказывается, карьерный взлёт Бориса Ельцина в самом начале 1990-х был связан вовсе не с его «незаменимостью» — «невидимая рука» посадила свердловского самодура на трон вовсе не для того, чтобы позволять ему «самочинно править и володеть». Видно, кому-то понравился Ельцин своей броской «медвежьей русскостью», как представляли её себе знающие люди по аккуратно просмотренным ими по работе советским фильмам сталинской эпохи. «Не косой и не рябой — а такой как надо!». Так ЕБН оказался «демократическим Президентом России» — но нужные, умные люди рядом с ним уже имели свою чёткую повестку дня и неуклонно принимали нужные, обсуждённые с кем надо, продуманные и запланированные решения...

Как известно, есть люди, которые не выдерживают «испытания властью». О Ельцине можно бы было сказать по-другому: «он не выдержал испытания утратой власти». Причём «утратой» той самой долгожданной власти, только что полученной и ставшей, казалось бы, венцом всей его жизни и карьеры... Осознав, что стратегические решения принимаются не совсем им, Ельцин «просто забил на всё». Запил. Стал балаганным шутом. Начал прилюдно дирижировать чужими оркестрами и щипать иностранных переводчиц. «Ну что, дурак-Ельцин, шут-Ельцин? Али как? И чё вы мне сделаете? Выгоните? Ну давайте, выгоняйте!» И понятно стало — чтобы вообще ни сделал Ельцин, какие бы безумные номера не откалывал — реальную власть имеющие его никуда не «выгонят». Он им такой и нужен... И метка «Президента-убийцы» намертво пришита к телу — и просто так отрвать её невозможно. «Борис Николаевич, вот полотенце — у Вас через три минуты эфир!»

Хочу заметить любопытную вещь: в 1990-е я консультировался с врачом-наркологом на предмет внешности и поведения «позднего» Ельцина. И с тех пор не очень верю в его, Ельцина, «внезапно развившийся алкоголизм». Да, безусловно, Ельцин пил. Но опухоль, в которую раздулось его лицо, движения, замедленные и совершенно не скоординированные (а ведь ещё недавно это человек играл в теннис!), его медленная и невнятная, «брежневская» речь — мало похожи на признаки запойного алкоголизма. Но зато очень похожи на усугублённые алкоголем реакции организма на определённые химические препараты. «Он получает очень большие дозы транквилизаторов или обезболивающего» — уверенно сказал нарколог, глядя на голубой экран, на котором крабообразно шевелился громоздкий ЕБН... В общем, я не слишком удивился, когда лет через десять услышал в передаче BBC про жизнь Ельцина в отставке, как главный герой передачи совершенно вменяемо и чётко сказал: «Это врачи. Это они во всём виноваты!»... Однако на самом деле виноваты не врачи. Виноват на самом деле сам зомби.

Одним из главных преступлений Ельцина является, безусловно, его «добровольный» отказ от власти. «Всё или ничего!» — таков был менталитет ЕБНа, и эта его черта привела к нескольким — очередью — тяжелым катастрофам в России в период его сумасшедшего правления. Обломавшись ограниченной «известными силами» властью, Ельцин отказался предстоять за Россию и за русских — как перед заокеанским гегемоном, собственно и породившим этого «первого демократического Президента», так и перед внутренним обнаглевшим олигархатом, разграбившим страну и бросившим народ в бездну вымирания и нищеты. Да, на Ельцине — преступление Беловежья и расстрел Парламента, но от последнего, перманентного преступления — отказа от исполнения верховной власти — ему никуда не деться. Сюда входят и расстрелы танками Верховного Совета и снайперами — московских демонстрантов, и приватизация, и дефолт, и развал социальной системы, и кровавые чеченские войны, и вывоз колоссальных капиталов из страны.

Отнюдь не все эти события, в их грязной и бешеной дикости, были продиктованы к исполнению в таком виде именно из Вашингтона, и не все из них в их «точном виде» были «приказом к немедленному исполнению» воли олигархов. Возможно, миллионы людей в России были бы сейчас живы, сохранили бы здоровье, имели детей и т.п. — если бы Ельцин адекватно и в полной мере использовал данную ему власть. Но он этого не делал. Он просто не делал ничего. «Слабый царь — он предал всех нас!» — сказать о Ельцине этими словами Солженицына о Николае II-м — значит еще сделать ЕБНу комплимент.

Ельцин ушёл от власти, предварительно создав своим бездействием колоссальную машину русоцида в масштабе всей России, до сих пор продолжающую перемалывать жизни и судьбы русских людей. Ушел, передав управление этой чудовищной машиной своему «новорожденному» преемнику; ушёл с ясным пониманием полноты своих преступлений — и одновременно с уверенностью в своей безнаказанности. И никто, ни на каком этапе его деятельности, в процессе свершения им его злодеяний его так и не остановил. Конечно, прошлого не вернёшь. Но стоило бы сегодня задуматься — нет ли в этом доли вины каждого из нас?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter