Как турки инструмент нашли

К результатам встречи министров иностранных дел ОИК в Стамбуле


14-16 июня состоялась встреча министров иностранных дел исламских стран в Стамбуле. Российская пресса её практически не заметила (даже несмотря на то, что во встрече участвовал министр С.В.Лавров), что, впрочем, и неудивительно. К ОИК у нас давно привыкли не относиться всерьёз. И это правильно, ведь эта организация, существующая с 1969 г., за без малого 35 лет своей деятельности ничего особенного в мировую историю не внесла.

Собственно говоря, ОИК была изначально призвана противостоять Западу в его стремлении использовать арабов для своих целей. Тем не менее, США и их союзникам почти всегда удавалось расколоть арабский фронт и сделать так, чтобы часть стран была за «западные ценности».

К концу прошлого века в результате всех этих действий ОИК превратилась в нечто совершенно бессмысленное и бестолковое, но при этом с претензией на то, что она представляет интересы всего мусульманского мира. Однако исторические события торопили, и нужно было решать. Ярко выраженного лидера у исламских стран не было и нет. На это место претендует немало стран, в первую очередь, арабских. Но и Турция всегда стремилась занять его.

Принятое турецким меджлисом в начале октября 2003 г. решение о предоставлении правительству полномочий для отправки войск в Ирак сильно ухудшило имидж Турции в глазах исламских стран. В результате турецкая делегация на саммите ОИК, который проходил в Малайзии 13-18 октября 2003 г., оказалась практически в полной изоляции. Среди членов организации наибольшей популярностью пользовалась позиция, высказанная королем Иордании Абдуллой, который выступил резко против какого-либо участия мусульманских государств в оккупации Ирака. Турецкая позиция по реформированию ОИК, которая накануне саммита была охарактеризована в европейской прессе, как «динамичная и перспективная» (турками в качестве инициатив предлагалось создание исламских миротворческих сил, открытие представительства ОИК в Ираке, оказание иракцам гуманитарной помощи, ряд серьезных реформ самой организации и, в частности, превращение ее в главного посредника между ООН, США и ЕС по иракскому вопросу), не была поддержана, принципиальный интерес к ней был проявлен только со стороны Сирии. В ходе прошедших в Малайзии встреч А.Гюля с арабскими лидерами (в том числе с президентом Лиги арабских государств А.Мусой) также выявился ряд серьезных разногласий по принципиальным вопросам. В ходе саммита президент А.Сезер также встретился с Президентом России В.В.Путиным.

В результате всех событий на малайзийском саммите турки в основном были вынуждены отстаивать правомерность парламентского решения о принципиальной возможности отправки войск в Ирак. Мининдел А.Гюль провел консультации с представителями четырех стран (Малайзия, Пакистан, Сирия, Тунис) по вопросу о создании миротворческих исламских сил. Идея в целом была ими отвергнута, некоторый интерес к предложению обозначила только Сирия.

Тем не менее, развитие событий на саммите позволило Турции выйти оттуда, «заработав очки», поскольку малайзийский представитель выступил с речью, содержавшей антисемитские высказывания (точнее, фразы, которые могли быть сведены к таковым). В результате на саммите создалась, согласно комментариям СМИ, «неприемлемая для работы обстановка», начались серьезные разногласия в оценке сказанного, и единого фронта исламских государств создать не удалось. Турция же, в освещении западной прессы, оказалась страной с «единственной конструктивной позицией», выглядела «цивилизованно и целеустремленно».

Так саммит ОИК в Малайзии помаленьку перерос в скандал и полностью развалился.

Между тем, турки ехали на этот саммит с массой предложений, в том числе с такими: создать специальные миротворческие силы в рамках ОИК, сделать ОИК более эффективной организацией для исламского мира, улучшить функционирование органов ОИК. Что особо отметила тогда западная пресса.

Да, тогда у них вышла неудача, но время работало в их пользу. Наступила встреча 2004 г. На сей раз турки действовали намного более грамотно и на встречу пришли, значительно повысив свою репутацию в арабском мире. Турецкие политические руководители выступали с резкой критикой Израиля, особенно его методов борьбы с группировкой «Хамас» (путём физического устранения её лидеров), а непосредственно перед началом встречи разыграли самый настоящий дипломатический спектакль с антиизраильскими заявлениями, отзывом посла и генконсула в Тель-Авиве «для консультаций» в Анкару, с инициативами по поддержке палестинской автономии. Одновременно они предприняли все меры к тому, чтобы их позиция была понята правильно самими израильтянами. Турецкая пресса доверительно сообщала, что речь идёт исключительно о политике конкретного А.Шарона, а не о еврейском народе и не о государстве Израиль в целом. В СМИ также писали о том, что мусульмане и евреи столетиями прекрасно сосуществовали в Османской империи (между строк читалось — «под турецким руководством»). А находившийся в США на саммите «восьмёрки» премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган встретился с представителями местных еврейских организаций, в ходе которых также, по попавшим в прессу сообщениям, намекал, что деятельность нынешнего руководства Израиля противоречит интересам народа этой страны и всех евреев в целом.

Так или иначе, баланс в риторике был соблюдён, и на сей раз никаких скандалов вокруг «антисемитизма» на встрече не разразилось. Был принят ряд дежурных резолюций по поводу Израиля и Ирака, а также, естественно, о Чечне (эксперты отметили, что в ней из года в год повторяются одни и те же абзацы, уже не соответствующие реальной политической ситуации — то есть речь идёт о полностью формальном документе). Весьма заинтересовало наблюдателей решение ОИК начать со следующего года проведение так называемых Исламских Олимпиад, первая из которых должна состояться в Саудовской Аравии.

Но главным было вовсе не это. Турки, игравшие роль «заправил» на 31-й встрече мининдел, стремились решить три чрезвычайно важных для них вопроса. Прежде всего, организовать инертные исламские массы для отпора американской инициативе «Большой Ближний Восток», которую США начали самым активным образом продвигать с конца прошлого года. Сногсшибательные перспективы развития региона, которые предлагались американцами, настолько напугали Анкару, что она предпочла сделать всё возможное, лишь бы не оказаться в числе стран, к которым эта инициатива должна была «применяться» (что немедленно вызвало бы коллапс всей политической системы нынешней Турции). Этого туркам добиться удалось. Но не менее ужасным будущим стало бы для них возникновение в регионе доброго десятка совершенно новых «демократических» режимов, с которыми пришлось бы заново налаживать все виды отношений. Естественным ответом на это стала твердокаменная турецкая позиция «регион необходимо реформировать, но только изнутри, с согласия всех его стран и при уважении к их традициям», которую Анкара последовательно отстаивает с февраля этого года.

Именно с изложением этой позиции выступил на открытии встречи президент Турции А.Н.Сезер, и в результате она стала своего рода программным требованием ОИК (во всяком случае, в качестве письменного заявления). Участники встречи особо спорить не стали, так как она, видимо, оказалась единственной логично и до конца сформулированной мыслью. Это стало первой дипломатической победой Анкары — исламский мир разделяет её позиции, пусть хотя бы и формально!

Затем турки смогли настоять на том, чтобы участники форума повысили своё внимание к так называемой «Турецкой Республике Северного Кипра», которую никто, кроме самих турок, не признал, но которая после вхождения Южного Кипра в ЕС оказалась в очень своеобразном положении — даже юридически статус этой территории теперь совершенно непонятен. При этом «ТРСК» является наблюдателем при ОИК. Анкаре удалось настоять на том, что «Исламская конференция» приняла новое название «ТРСК» — «Государство турецких киприотов» — и на том, чтобы все мусульманские страны признали необходимость расширения с этой территорией экономических, социальных, культурных и иных связей. Вторая дипломатическая победа!

Третьей победой стало, несомненно, проведение на пост генерального секретаря ОИК турецкого представителя, профессора Н.Ихсаноглу. Мало того, что это был первый случай, когда выборы на данный пост проводились путём простого голосования, а не некоего малопонятного закулисного «консенсуса», так ещё в ходе выборов выяснилось, что за 35 лет своего существования ОИК не удосужилась даже выработать процедуры голосования. В результате всё пришлось делать в спешке и наобум, но результат превзошёл ожидания — впервые во главе организации, объединяющей весь исламский мир, встал турок.

Всё остальное, по мнению турецких журналистов и дипломатов, готовивших встречу, было несущественно. Турция откровенно рассматривала ОИК как неэффективную организацию, которой необходимо реформирование и улучшение. Поскольку за 35 лет этим никто не озаботился, «демоисламисты», правящие в Анкаре, решили, наконец, действовать чётко и активно. Естественно, никто из них не питал иллюзий относительно значимости нынешней ОИК на международной арене (»минимум в двадцать раз слабее Евросоюза», как указывали местные эксперты). Но отказаться от возможности использовать такой инструмент в будущих дипломатических войнах турки не могли.

Те из турок, кто непосредственно участвовал в работе конференции, в своих «воспоминаниях» были единодушны: нынешняя ОИК представляет собой вялую и вязкую среду, элементы которой друг друга постоянно в чём-то подозревают, не склонны к продуктивной работе и постоянно поддаются эмоциям. По их рассказам, половина зала в ходе заседаний обсуждала какие-то свои проблемы, некоторые делегаты спали, пили кофе, прогуливались и т.п. (картина, до боли напоминающая первые составы российской Думы), причём наиболее приятное впечатление производили по-деловому настроенные гости из постсоветской Средней Азии. Всё это нужно было организовать и навязать им свои жёсткие мнения, показав, что «турки лучше знают, что надо исламскому миру».

И эта операция Анкаре удалась. В руках турецкой дипломатии «почти оказался» потенциально важный инструмент воздействия на всю ситуацию в регионе и в мире в целом. Трудно сказать, смогут ли турки его удержать и правильно им пользоваться, но то, что его перспективы могут быть достаточно весомыми, очевидно. В этом смысле стремление России получить статус наблюдателя при ОИК можно считать дальновидным. Именно Турция, по-видимому, и будет тем региональным игроком, с которым придётся иметь дело Москве в исламском мире. Ещё бы — турки ставят своей целью войти в число 10 мировых держав. Это следует учитывать.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter