Благие намерения и бутылочные горлышки

После начала СВО как-то резко стало вдруг очевидно, что России нужны свои разработки в сфере информационных технологий. Около миллиона человек уехали из России, и среди них было немало айтишников – хотя бы уже потому, что эта профессия действительно очень удобна для удалённой работы. Перемещающийся в пространстве айтишник, как правило, не рвёт связей – он лишь едет туда, где ему почему-либо удобнее жить. И во внезапно закончившемся феврале-2022, когда случилось то, к чему готовилась лишь небольшая часть наиболее проницательной патриотической общественности, многим гражданам, не обременённым связями, вдруг стало удобно жить не в России.

 

И опять же: не сказать, что это было совершенно неожиданно. «Нам нужно просто микроэлектронику свою возродить, – говорил президент РФ Владимир Путин ещё в августе 2021-го. – Потому что наши программисты работают в основном в ведущих западных компаниях, а они должны, конечно, работать здесь, мы должны создавать им условия, мы стараемся это сделать».

 

Но всё это оказалось не так-то просто.

 

В апреле 2022 года айти-специалистам задумали создать «максимально благоприятные условия». В июле 2022 года президент РФ на заседании совета по стратегическому развитию и нацпроектам говорил о необходимости «значительно увеличить бюджетное финансирование подготовки специалистов в области инженерии и IT-cфере, а также расширить программы развития университетских кампусов и ремонта общежитий».


Задача эта представлялась настолько важной, что подчёркивалось: «без её решения у нас не будет технологического будущего», ведь, по оценкам Минцифры, к 2024 году дефицит квалифицированных кадров в айти-сфере РФ мог достичь миллиона человек. Летом 2023 года эта цифра (миллион недостающих айтишников в РФ) называлась снова, теперь – по информации Департамента программной инженерии факультета компьютерных наук НИУ ВШЭ.

 

Наконец, вот буквально на днях премьер-министр РФ Михаил Мишустин называл приоритеты РФ в сфере айти: «запуск крупных проектов технологического суверенитета, подготовка инженеров и внедрение цифровых технологий».


То есть актуальность за три года никуда не делась. И, рискнём предположить, никуда в обозримом будущем не денется. Вспомним хотя бы, как вечером 30 января в интернете внезапно на несколько часов отвалилась доменная зона .Ru. Ни Яндекс не открывался, ни один российский новостной портал. Сбой назвали «беспрецедентным», но теперь-то прецедент уже есть, и с этим надо разбираться, чтобы в самый неподходящий момент не оказаться «как без рук».

 

Нельзя сказать и того, что всё вышеизложенное – «одни разговоры, на самом деле ничего не делается». Напротив. Вот, например, сайт «Работа России». Здесь максимально широкое число граждан РФ (и даже не граждан РФ, а и граждане Украины, получившие убежище в России) могли пройти переобучение и получить новую профессию по интересующему направлению. Говорю «могли», потому что сейчас, цитирую, «подача заявок на прохождение профессионального обучения и дополнительного профессионального образования отдельных категорий граждан в рамках федерального проекта «Содействие занятости» национального проекта «Демография» временно приостановлена. Возможность подачи заявок будет открыта в первом квартале 2024 года».

 

Ну, так или иначе, одна моя знакомая полноценно воспользовалась этим предложением: прошла тесты на пригодность (цифровые компетенции), качественное онлайн-обучение в Томском госуниверситете по программе «Аналитик данных: с нуля до разработки прикладных решений для бизнеса», изучила языки программирования Пайтон и SQL, изучила способы работы с базами данных, машинное обучение и анализ данных. Успешно получила диплом Томского университета о профессиональной переподготовке. Кстати, это уже второй её диплом о переподготовке: чуть раньше она очень успешно прошла переобучение на системного аналитика. 

 

Так вот: со всеми этими знаниями она никуда не может устроиться на работу. Потому что у неё нет опыта работы. А получить опыт работы она не может, потому что её не берут на работу. И таких, как она, – сотни (только тех, кого она знает), даже тысячи.

 

Итак, томские, новосибирские, петербургские, московские вузы готовят специалистов по направлениям «Программирование», «Дизайн» и другим, заполняющим нехватку после массового отъезда (да и просто в связи с возросшими потребностями в информационных технологиях). Всё это делается в рамках госпрограммы, с благонамеренной подачи власти. И после этого подготовленные, пусть пока и без опыта, специалисты попадают в бутылочное горлышко отсутствия подходящих вакансий. 

 

На это можно было бы пожать плечами и пробормотать что-то про рынок, который всё сам отрегулирует, «не надо вмешиваться», – но тогда к чему были духоподъёмные речи президента РФ, председателя правительства РФ, представителей Минцифры и НИУ ВШЭ? Так нам айтишники нужны или не нужны? Если не нужны – зачем запускали программу переподготовки, тратили время преподавателей и государственные деньги? Если нужны – почему никто не заботится о том, чтобы новоиспечённые специалисты и работодатели нашли друг друга, чтобы в экстраординарных условиях можно было начать работать без опыта, проявить себя? Уж конечно, если специалисты окажутся негодными – это покажут первые же месяцы работы, и тогда рассуждение про регулирующий рынок станет справедливым. Но только тогда, а никак не раньше. 


А пока, к сожалению, происходит следующее: профессиональные умения и навыки, не подкрепляемые опытом работы, – умения и навыки, в приобретение которых, между прочим, государство вложило наши с вами деньги налогоплательщиков, – потихоньку утрачиваются. Ну и зачем всё это было? 

 

Думаете, мы больше не услышим с вершин власти, как нам нужны айтишники? Да ведь услышим. Услышим.

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter