Мирный день в Белгороде


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

26 января я провела в Белгороде. Приехала туда всего на день – просто «пощупать пульс». День выдался удивительно спокойный. Я бродила по розово-серому городу, с утра шёл снег, было тихо. О том, что это город у линии фронта, свидетельствовали только загородки из бетонных блоков возле остановок общественного транспорта (не везде) и чёрные стрелки с надписью «укрытие» (а вот они – повсеместно).


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слушала, что говорят люди. Когда в первые дни марта 2014 года я была в Севастополе, люди обсуждали происходящее (пусть даже иногда в унылом духе «ничего никому не нужно»). В Белгороде люди не говорили об обстрелах, опасности, войне с Украиной. Вообще. Нигде: ни на улицах, ни на остановках, ни в кафе. Складывалось полное впечатление, что ничего не происходит. Город быстро и очень аккуратно прибрал следы разрушений, оставленных варварским обстрелом 30 декабря, и зажил дальше. Разве что пару раз при резких звуках люди взглядывали в небо.

 

Просмотрела подшивки местных газет. Там, конечно, были статьи на тему 30 декабря, и немало. Но даже из них складывалось впечатление, что люди избегают говорить о происходящем. В конце концов, пришлось начать задавать прямые вопросы, чтобы узнать хоть что-то. И тогда мне, наконец, сказали. Что говорить они не видят смысла. Что чем это всё закончится – они не знают. Но думают, что «ещё надолго». Что непонятно, почему не берут Харьков («ну ладно, Киев сложно, но Харьков-то можно было бы»). В свою очередь, меня спросили, не страшно ли мне было ехать в Белгород. Мне стало стыдно от одной мысли, что дело дошло до того, что можно побояться ехать в Белгород. Как только я уехала, пришло сообщение, что в городе началась ракетная тревога…

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лишь в одном месте мирного города Белгорода нашлось прямое и явное свидетельство близости войны: на аллее напротив диорамы Курской битвы. Это была выставка работ фотохудожника Андрея Смольникова, показывающая разрушения в белгородских деревнях, лица людей, живущих у линии фронта, военных и медиков за работой. Длинный ряд портретов: скорбные люди на развалинах своих домов (подобное я видела в начале 2016 года в Донецке), дети и взрослые в подвалах при свечах, пот на лицах медсестёр, сосредоточенные взгляды мужчин в камуфляже…

 

Я прошла этот свидетельский ряд несколько раз и подумала вот о чём: наверняка нечто подобное есть и на Украине.

Хочу быть правильно понятой: я не пытаюсь сказать «они такие же, как мы». Напротив: даже если кто-то думает так – я так не думаю. Я считаю, что они не такие же. Я считаю, что мы правы. Но вот что я действительно хочу сказать: все эти собранные Смольниковым свидетельства – а также куда большие не собранные – будут иметь значение только в случае нашей победы. Только тогда уважение, почтение к ним сохранится на долгие, долгие десятилетия. Если же победит Украина – победит и её агитация. Тогда даже нас здесь заставят (как минимум – очень постараются заставить) рассматривать её свидетельства, а не наши.


И как бы ни хотелось кому-то спорить, победитель в этой войне будет, и это будет только одна сторона. Даже если вы хотите рассматривать войну с Украиной как гражданскую. В гражданских войнах тоже бывает победитель, и тоже один. Достаточно вспомнить нашу несчастную Гражданскую и затянувшееся на столетие торжество красных. Уже и страны, созданной победившими красными, больше нету, она рухнула, сгнив с головы, с той самой победившей Партии. А идеология и пропаганда – продолжается. И вы по-прежнему можете увидеть на улицах российских городов огромное количество памятников людям красной стороны, невероятное множество связанных с ними названий. Для белых вы ничего подобного даже близко не найдёте, и никакого национального примирения не обретёте вы до сих пор.


Так что победитель бывает и в гражданской войне. И пропаганда победителя торжествует даже тогда, когда самого дела, за которое он сражался, больше нет.

 

Я советую подумать об этом применительно к Украине. У нас очень любят говорить, что Украине будет самой же хуже, что Запад её сожрёт, что в советское время была сильная и богатая Украина, а теперь нищая и продажная, что идеология бандеровцев убогая… Да пусть это хоть тысячу раз так и есть. Пусть сожрёт Запад. Пусть нищая страна и убогая идеология. Но если они победят, вам – нам – все эти рассуждения не помогут. Все эти утешения будут ничтожны, когда вас – нас – заставят лопать украинство большой ложкой. А если мы в этой войне не победим – они обязательно постараются нас заставить. Не сомневайтесь. Обязательно постараются, и Запад обеспечит для этого рычаги. И тогда нынешний подвиг Донецка, Севастополя, Белгорода, Луганска и сотен прифронтовых деревень, все страдания людей, там живущих, будут тщательно затираться, затаптываться в пыль. Взамен их нам подсунут украинское.

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Автобусная остановка в Белгороде. Справа ящик с песком.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter