Михаил Ремизов: Россия не может не быть национальным государством

Президент Института национальной стратегии Михаил Витальевич Ремизов рассказал порталу "Лента" о своём видении России как национального государства. Цитируем избранные места из интервью:

-- "В России довольно сложно говорить о национализме, потому что этот термин еще в советские времена стал ругательным. Сегодня, когда по телевизору каждый день рассказывают о количестве уничтоженных «националистов», термин стигматизирован еще больше. И я вижу в этом определенную проблему. Дело не в том, нравится нам это слово или нет. Дело в том, что нам нужен удобный нейтральный язык для описания реальности, для описания «социальных фактов», как говорили классики социологии".
 
-- "Украинский национализм с самого начала имел негативную форму — в том смысле, что основывался на отрицании русской идентичности. В этом отрицании — вся его суть. С другой стороны, после двух националистических революций в Киеве в 2004 и 2013 годах украинцам совершенно не удалось использовать потенциал национализма для мирного развития. А он таковым, несомненно, обладает".
 
-- "Один из основных факторов — это ослабленное состояние русской идентичности в самой России. А уж на Украине, отчасти и в Белоруссии — тем более. Русским там быть непрестижно и невыгодно. В этом смысле хорошим барометром являются те молодые люди, которые ищут в национальной идее «эффект сильной стаи» и чувство принадлежности к ней. Известно, что многие нынешние украинские националисты начинали с русофильских поисков. И движение футбольных фанатов, и праворадикальные движения на Украине и в Белоруссии не сразу стали на путь антирусского национализма. Эти молодые люди из русских семей в «русском поле» не чувствовали сильной стаи. И это важный для нас урок. Абсолютно уверен в том, что один из ключевых факторов жизнеспособности России — это гравитация русской идентичности. Она должна быть позитивной, привлекательной для граждан страны и для соотечественников за рубежом. Это не создает рисков для целостности страны, наоборот — отсутствие этой гравитации создает очень серьезные риски".
 
-- "Если мы посмотрим, какую роль играли коммунизм и социализм, например, в период Великой Отечественной войны, то обнаружим, что Советский Союз как раз вынес идеологию за скобки. Стало понятно, что пролетарский интернационализм идеологически бессилен в ситуации схватки не на жизнь, а на смерть. Он играл вспомогательную роль. Ставка же была сделана на старый добрый русский патриотизм. И сейчас, когда Россия попала в чрезвычайно тяжелую геополитическую ситуацию, мы держимся только на том, что у людей есть ощущение связи своей личной судьбы с судьбой страны, в основе которого — именно национальный патриотизм".
 
-- "Есть большая разница между нациями, производными от своих границ, и нациями, производящими свои границы. Россия больше не является нацией в административных границах РСФСР. Мы историческая нация, нация общей судьбы. Есть латинская крылатая фраза, которую очень любили Фридрих Ницше и Освальд Шпенглер: аmor fati. Достойное, с открытыми глазами принятие своей судьбы. Это очень соответствует нашему историческому моменту".
 
-- "Да, есть причины, по которым классическим национальным государством Россия действительно быть не может. Но одновременно она не может не быть национальным государством. Когда мы что-то строим, мы должны по максимуму использовать то, что у нас есть, и не слишком рассчитывать на то, чего у нас нет. У нас есть: великие культура, язык, история, широкая низовая лояльность своей стране, — все то, что нужно для национального государства. А вот, скажем, династического принципа верховной власти или большой наднациональной идеологии, которая позволила бы строить государство на каких-то иных принципах, у нас нет. Я говорю не о вкусах и пристрастиях отдельных людей, а о широко разделяемой и работающей системе. 

Многие говорят в этой связи, что надо обязательно «сесть и что-то придумать». Но, на мой взгляд, придумывать не нужно, нужно культивировать свою национальную идентичность, делать ее более сильной, более открытой и привлекательной. Ведь она имеет достаточный потенциал, чтобы «держать» большую страну".

 

-- "Русских в России — более 80 процентов, татар в Татарстане — более 50 процентов. Но это не мешает Татарстану официально определять себя в категориях самоопределения татарского народа и брать на себя ответственность за интересы татар во всем мире.

Для русских как разделенного народа этот опыт более чем актуален. Особенно сегодня. В условиях русофобии как глобального мейнстрима Россия просто обязана стать де-юре и де-факто государством-убежищем для русского народа, каким Израиль стал для евреев".

 

-- "Сейчас, когда Запад цивилизационно мутирует, нам нет смысла подчеркивать свою инаковость по отношению к исторической Европе.

Нам нужно подчеркивать свою инаковость по отношению к этой мутации. Ее признаки мы все видим. Это не просто пресловутая «культура отмены». Это что-то похожее на некую псевдорелигию, замешанную на культе меньшинств, экологизме, феминизме. Со своими догмами, своей инквизицией. Понятно, что большая и лучшая часть европейского наследия в это прокрустово ложе не поместится. Я думаю, надо стремиться брать европейское наследие к себе — на «русский ковчег». Но для этого нужно сначала доказать, что наш ковчег на плаву".

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter