С меча мы взяли эту Землю, вернули Правду на неё

До сих пор далеко не все земляки-однородцы ведают правду и справедливость перемен, происшедших в нашем Крае в середине и второй половине 1940-х годов, связанных, во-первых, с эпохальной Победой России над «третьей» Германской Империей, во-вторых, с высылкой германского населения на его историческую родину. Хотелось бы обратить внимание на эти ключевые обстоятельства новейшей истории. И не в последнюю очередь потому, что в нашей славной Калининградской области по целому ряду причин возникло влиятельное сословие проводников германского влияния и добровольных защитников немецких интересов. Эта «пятая колонна» верно именуется «коллаборантской», как «служащая по найму» противнику – Западу.

 

Вспомним вначале о преемственной антиславянской и антирусской политике Исторической Германии, начавшейся в IX веке, продолжающейся до сих пор, о чём свидетельствуют и сегодняшние русофобские заявления немецких верхов Евросоюза и ФРГ, включая канцлера О. Шольца, и поставки ими тяжелых вооружений бандеровскому режиму захваченного Киева.

Германское, точнее, романо-германское наступление Запада на наш Славянский мир началось в 789 году. Король Франков Карл (в будущем «великий») в ходе 30-летней войны против Саксов, другого немецкого племени, воевал и с нашими балтийскими родичами – Лютичами («вильцами»), направив против них Саксов, с которымик 797 г. по их католическом крещении у Франков составился «единый народ». Об этом читаем у Эйнхарда, летописца Карла. Покоряя Саксов и Славян, король прибегал не только к многотысячным переселениям сакской элиты, но и к смертным карам (однажды в Вердене было казнено в один день 4500 человек). До окончательной победы над Саксами в 804 г. он из них «переселил десять тысяч человек с женами и детьми» в Галлию и верную ему часть Германии. Затем объединившиеся немцы жестко «воевали славян».


Итак, историю романо-германской вероломной экспансии против Славяно-Русского Мира надо начинать, по крайней мере, с Карла Великого. Запад подкрепил своё коварство и организационно. В католическое Рождество 800 г. папа Лев III (латинянин родом) короновал в Ватикане франка Карла сепаратным императором Запада; толпы римлян провозгласили его новым Августом. По сути, это было возрождением Первого – ветхого Рима – с его языческим уклоном в силу без Правды. Началась 1200-летняя традиция германо-романского «натиска» на Славян, прежде всего, на Русских – главного «словенского» народа, ставшего в XV в. лидером Православной цивилизации Третьего РИМА.

Западная «империя» была незаконно-сепаратистской, так как основалась на искажённом Символе веры, и, по-сути, отринула равенство во Христе, поставив германский этнический элемент в господствующее положение, считая Славян «недочеловеками». Это был сознательный раскол прежде единой Христианской цивилизации. Русская мысль выявила природу западной враждебности.Об этой русофобской преемственности много сказали представители школы Карамзина–Пушкина. Так, Ф.И. Тютчев, в 1840-е гг. писал: «Что представляет собою история Запада, начавшаяся с Карла Великого…? Это история узурпированной… Империи». Запад преступно «заквасился» Карлом и Львом III, с тех пор наследуя своё ложное состояние, возмещая комплекс неполноценности клеветой на Россию и враждебностью к ней. Незаконность западной «империи» оборачивается краткостью периодов господства её императоров – Наполеона, Наполеона III, двух Вильгельмов, Гитлера. Сегодня их «опыт» повторяют США.


Ф.И. Тютчев отмечал, что Запад, подсознательно ощущая свои пороки, испытывает одновременное «влечение» к России и «отталкивание» от неё. Русь должна вернуться к имперской самобытности, перестав стесняться «своих судеб». Ф.И. Тютчев уверен: «И не надо воображать, что открыто провозглашая наши права, мы… возбудим ещё большую враждебность… Запада». Наше могущество одушевлено «нравственной и самобытной исторической жизнью»[1]. Посему надо России выйти из добровольной ментальной зависимости от Запада (здесь наша слабая сторона до сих пор)[2].

Об изначальной враждебности Романо-Германского мира к Славянам писали и честные первоклассные историки. Исследователь балтийских славян славянофил А.Ф. Гильфердинг, на которого упорно не ссылаются наши краеведы, точно заметил: «Доброта души [славянина] ставила его… выше… средневекового немца или датчанина <…> мы найдём в тогдашних немцах и датчанах менее добродушия и общительности». Их отношение к славянам «превосходило в жестокости всё то, чем славяне старались им оплатить <…> Саксы называли… Славян собаками, и не признавали их равноправными… людьми даже когда они исповедовали Христианскую веру»[3].Поэтому их выражение unehrliche und wendische Leute[4] – это давнее немецкое ругательство (венды – это самоназвание славян, включая русских).


Посему проповедь Христианства немцами у Славян не воспринималась: «…в том виде, в каком оно им предлагалось, Балтийские славяне не узнавали в нём Божественной истины <…> а скорее могли считать его орудием немцев, которое служило им для господства над другими народами»[5]. Кстати говоря, немец и историк Саксов Видукинд признал ещё в X веке, что германцы Саксы борются ради своего «пространного владычества, а Балтийские славяне, чтобы найти свободу», то есть избежать рабства[6]. Это признание наличия извечной «германской линии», нацеленной «давить славян» под девизом «Дранг нах Остен». Въевшаяся в Романо-Германский мир захватническая парадигма поведения неизбежно привела к постоянной геополитической угрозе России. Историки-классики обратили внимание на повышенную агрессивность немцев даже по сравнению с французами. Это происходило оттого, что немцы непрерывно переносили на Земли Славян средоточие своей государственности, что вело к созданию репрессивного жесткого порядка на захваченных землях.

А.Ф. Гильфердинг отметил: «…немецкое племя образовало значительные государственные тела только на завоёванной земле и преимущественно на славянской: таковы Пруссия и Австрия <…> Прусская монархия – так называемая Старая Марка… более чем наполовину имела славянское население. Здесь… образовалась та завоевательная и германизирующая сила… которая, покорив и обнемечив… балтийских славян, потом стала тяготеть над самою Германией и распространять… своё владычество». Аналогично и Австрия – Восточная Марка была не вполне немецкой землёй[7] (ср. ложное мнение проф. БФУ Г. Кретинина на сей счёт).


Подобные заключения делал и француз Э. Лависс (XIX в.). Он отмечал, что Франки ко времени Карла, подчинив Галлов, а затем и историческую Германию, начали натиск на Славян. Карл воюет «…с Вендами (балто-славянскими племенами) и делает их данниками». Он «успел… вооружить против них восточную границу Германии, вдоль которой был основан ряд марок. Это были маленькие государства, организованные для наступательных действий: сражаться с Вендами, собирать с них дань… таковы были обязанности начальников марок, которые назывались маркграфами, т.-е. пограничными графами… передовой стражей…». Славяне не уступали германцам во времена первого Рима, но не могли бороться с немцами, «которых цивилизовали и организовали… франки»[8].

Э. Лависс пояснял: «Немцы оказались плохими проповедниками любви и милосердия: они не дали миру ни одного великого апостола… Хроники единогласно обвиняют маркграфов и… герцогов в скупости и жестокости. Немецкий хронист Гельмгольд (как и его предшественники, напр., Дитмар Мерзебургский) упоминал о «ненасытной алчности саксов», этих храбрых, но жадных воинов. Дольше всех сопротивлялись Вильцы (лютичи) в Браниборе (Бранденбурге): «Пески этой равнины глубоко пропитаны кровью», где конечная победа немцев «заложила на правом берегу Эльбы первый камень Прусской монархии»[9].

 

Французский историк, как и наш А.Ф. Гильфердинг, говорил о «встроенном» в Германский мир духе агрессивности (в значительной мере из-за переноса ядра германизма на славянские земли). Читаем: «Оставим в стороне все разглагольствования о германской и христианской миссии Пруссии…». Философия прусской истории такова: «Бранденбургское государство возникло на границе Германии, где шла борьба <…> его происхождение, таким образом, чисто военное». Равнинный ландшафт, возможность лёгкого проникновения неприятеля… – всё это «послужило основанием… Бранденбурга». Захватническому государству «в таких условиях… необходимы были порядок и дисциплина, и марка сумела добиться… этого»[10]. Так родилось Прусское государство, которое при двукратной неоправданной помощи России в XIX веке превратилось в Германскую Империю. Э. Лависс был прав, говоря, что энтелехией Пруссии стал «путь бесконечных приращений», а её «лучшим способом обороны» было «нападение». Получилось именно то, что кратко выразил Мирабо в конце XVIII в.: «Война – национальный промысел Пруссии» (ср. замалчивание этого краеведами БФУ, в частности, проф. Г.В. Кретининым).


Агрессия – это и промысел всего коллективного Запада, как самокритично признал «Геродот XX века» англичанин Арнольд Тойнби. И сегодня мы имеем полное право говорить о востребованности на современном Западе хищнического наследия Карла Великого. Наполеон, Дизраэли, Наполеон III, Бисмарк, Вильгельм II, Гитлер, вплоть до Трумена и, очевидно, сегодняшние Трамп и Байден, Меркель и Шольц и т.п. – так или иначе воплощают враждебно-русофобский дух Запада в отношении России. Об этом свидетельствует современная его операция по вычленению Малороссии и Новороссии (Украины) из естественного русско-российского единства, верно определённого понятием Русский Мир. Война против нас в новой «гибридной» форме стала фактом. Посему полезно вспомнить недавних идеологов геополитического натиска на Россию во имя нашего уничтожения как самостоятельной мировой силы.


Гиммлер, находясь под Житомиром, в оккупированной Украине, 22.11.1942, кратко сформулировал вполне «прусские» цели в отношении этой сердцевины Руси во главе с «матерью городов русских»: «Сегодня это колония, завтра – область расселения Немцев, послезавтра – Германская Империя»[11]. Видим, что идеолог боевого германизма привычно выступал за прусскую политику немецкой колонизации «славянско-русского пространства» с изничтожением «лишних славян», как это делалось ещё в средневековом Бранденбурге. Немцы в огромном большинстве, как и при Карле Великом были готовы на всё. Известен снимок солдат Вермахта, сделанный 2.10.1941 г. с надписью-девизом на школьной доске в одном из захваченных немцами мест: Der Russe muß sterben, damit wir leben («Русский должен умереть, чтобы мы жили»).

 

Честные люди Запада всё это подтверждают, например, исследователь «системной» западной русофобии швейцарец Ги Меттан. Только Запад поражён русофобией, отмечает он. Это следствие религиозной борьбы внутри Европы, органической частью которой является Россия. Ги Меттан пишет:

«В конечном счёте <…> русофобия коренится в Северном полушарии Земли, где сильны позиции католицизма и протестантизма. Зато Азия, Африка, Аравийский полуостров, Южная Америка никогда не страдали русофобией. Что касается китайцев и японцев <…> антирусские настроения им никогда не были свойственны и в их лексиконе даже нет соответствующих слов. А вот США… никогда формально с ней не воевавшие и, более того, являвшиеся её союзником… прониклись к ней беспрецедентной ненавистью на государственном уровне»[12].


Русофобия Запада – это следствие патологической «полунощной» преемственности, восходящей к преступному религиозно-имперскому сепаратизму Запада по отношению к истинным Церкви и Империи со столицами в Царьграде (до 1453 г.), а затем в Москве – Третьем РИМЕ. Новый гегемон Запада – США – также всецело «ЗА» расчленение России. Эту цель они поставили ещё в ходе Первой мировой войны (известны соответствующие планы «полковника Э. Хауза», советника американского президента В. Вильсона). После 1945 года эта цель вновь была сформулирована в секретных директивных документах США. Так, авторы Директивы Совета национальной безопасности (СНБ) 20/1 (19.08.1948) «Цели США в отношении России» как и Гитлер сотоварищи планировали, что Россия должна исчезнуть как субъект геополитики. Цинично говорилось, что США «не должны испытывать решительно никакого чувства вины» за взятый курс на дестабилизацию России. Директива предусматривала принятие «политических, военных и психологических» мер. Их цель: добиться, во-первых, русской «военной беспомощности», во-вторых, «значительной экономической зависимости» от Запада, в-третьих, свободного проникновения «идей извне» (вполне подрывных идей, конечно).

 

Далее говорилось, что США стремятся устранить власть Москвы «над главными национальными меньшинствами». Фактически это эвфемизм сказанного Гиммлером об инкорпорации Украины в состав III Германской Империи с противопоставлением её Великороссии. Этих целей не учли М.С. Горбачёв и Б.Н. Ельцин, добровольно устремившиеся «дружить» с Америкой. Достаточно было прочесть вышеупомянутый бывший «совершенно секретный» документ, известный нашему руководству уже в конце 1940-х гг., чтобы понять: США и нас разделяет пропасть. Однако многие наши начальники его не учли и не осмыслили. Запад и в формально «мирное» время (холодной войны) был нацелен на уничтожение России вне какой-либо связи и её политическим режимом, царским ли, советским, либо постсоветским. Читаем: «после коммунизма» в России даже в случае возможного прославления в ней «демократии и либерализма» западного типа, «мы должны добиваться осуществления наших целей…» – устранить Россию из числа великих держав. Особо цинично предполагалось обеспечить надёжность захвата России. «Проблема человеческих остатков» (преодоление сопротивления русских патриотов) должна быть решена возвращением «всех эмигрантских элементов» в Россию, стравливанием их друг с другом для обеспечения господства в духе «разделяй и властвуй»[13].


В наши дни «теоретическая» мысль США и Запада в целом движется в том же русофобско-патологическом направлении. Так, этим постоянно занимались З. Бжезинский, Д. Чейни (вице-прездент в 2000-х). Бжезинский в работах 1990-х гг. («Шахматная доска», «Геостратегия для Евразии») продолжил «думы» прежних американских стратегов нашего уничтожения. Якобы для самих русских полезно расчленение России на три части (Европа, Сибирь, Дальний Восток). Наши специфические блоггеры (А. Широпаев, например) энергично раскручивают эту «идею», попутно русофобствуя для «доказательства», что Русские – это недочеловеки (см. его статью «Могила неизвестного насильника», ценимую немцами и их калининградской агентурой в БФУ).


Не так давно бывший вице-президент США Д. Чейни в книге «Исключительная» (2015) также «обосновал» необходимость окончательной победы США над Россией. XX и XXI вв. – это века «американские». США, пишет он, победила Германию и Японию в 1945 г., затем она победила СССР в холодной войне. Сегодня, взывают отец и дочь Чейни, – Америка должна одержать третью победу: «Следующий американский президент должен предпринять меры… против региональных амбиций Владимира Путина, который назвал коллапс СССР "одной из величайших геополитических катастроф…”. Он несомненно стремится подорвать силы НАТО»[14]. 

 

Западная Европа также «примеряет имперскую мантию», по меткому наблюдению исследователей из РИСИ (2014) А.И. Ганжи и С.И. Климовского. Они приводят многочисленные факты строительства «Евроимперии» из «Евросоюза». Сейчас, если судить по аналогии, дело уже дошло до «поздней Римской республики времён Юлия Цезаря», что стоит «в одном шаге от империи». Авторы ценной работы приводят почти неизвестные у нас факты примечательного символизма ЕС, в частности, воскурение фимиама вокруг имени Карла Великого. Возрождателям «рейха» назначается Премия имени Карла Великого, которой награждаются главные носители «имперской идеи» Западной Европы. В 2006 г. её получил Жан-Клод Юнкер, а в 2008 г. – Ангела Меркель[15]. 

 

Если учесть, что Карл объединял Европу «в прямом смысле мечом», то напрашивается говорящая аналогия: Западная Европа – это не бедная золушка, насилуемая США, как нам часто ошибочно внушают наши СМИ, а вполне мощное образование, которое нельзя недооценивать, в том числе и как реального ПРОТИВНИКА России. Это показали прежние украинские события 2013–14 гг. и современные, начиная с февраля 2022 г. Об этом же свидетельствуют и многие калининградские реалии (рейдерский захват гуманитарных направлений БФУ агентурой влияния, политика Немецко-русского дома, музейные и библиотечные дела).


Таким образом, прошлое и современность свидетельствуют о постоянстве западной, в частности, германской тысячелетней политики экспансии, направленной против Славяно-Русского Мира, в очередной раз возродившейся в последнее десятилетие. В этих обстоятельствах недопустимым стало положение в местной сфере образования, культуры и СМИ, заполненной теми, кого на Западе зовут «агентами перемен». В завершение хотелось бы обратить внимание и на эту сторону нашей жизни, требующую незамедлительного вмешательства власть предержащих с решительным исправлением положения. Ибо Запад, включая ФРГ, в течение более 30 лет непрерывно вмешивается в наши внутренние процессы с целью завоевания общественного мнения для победного, как ему мнится, завершения его давней политики «Натиска на Восток» и отъёма Калининграда.


Круг фактических изменников России на её крайней западной оконечности стал внушать местным Русским комплекс неполноценности и вины за «разрушение», так сказать, славного города Кёнигсберга, якобы «не виноватого» в возникновении Второй мировой войны, и за «изгнание» преступной сталинщиной столь «культурного» германского населения. Так, В.А. Чалый, новоявленный философ БФУ соросовского чекана, буквально требует русского покаяния перед немцами. Ведь «история о закате Кёнигсберга», по его мнению, – это «не чужая», а «наша» история, и поэтому у нас «реальные долги» перед немцами Кёнигсберга, как это следует из его «логики»[16]. Подобные изменнические «заявы» делались уже в конце 1980-х гг. деятелями типа журналиста-русофоба В. Храппы. Как видим, принципиально ничего не поменялось. Почему же?


К сожалению, наша администрация при первом губернаторе «ельцинского призыва» не восприняла справедливую критику русской общественности Края, обращенную на новоявленных германизаторов из профессоров-гуманитариев КГУ (ныне БФУ), учителей, писателей, журналистов, музейщиков и т.п. специалистов. Более того, она принялась энергично помогать закулисным «кукловодам» внедрять дух русофобии и измены в ряды местных деятелей образования, культуры и СМИ. А ведь было достаточно ознакомиться с патриотической публицистикой начала 1990-х гг. чтобы понять недопустимость приёма на госслужбу таких людей как С.Г. Гинзбург и ему подобных «борцов» за фактическое отделение нашего края от России под видом «четвёртой балтийской республики».


На эти обстоятельства обратили внимание учёный-физик и глава патриотического объединения «Русь Балтийская» А.Д. Терентьев[17] и другие авторы. Так, писатель А.М. Старцев (1926–2008) сначала в журнале «Наш Современник» в 1994 г. опубликовал большой тревожный материал «Тучи над Калининградом» о деятельности местной влиятельной компрадорской «Пятой колонны». Затем, в 2000-х гг. в Москве вышел одноименный его сборник под эгидой Союза писателей России, в котором был продолжен анализ изменнических тенденций в Калининграде. Обращалось внимание на возникновение целого движения «тевтонолюбов», агитировавших за «превращение Калининградской области в Балтийскую республику». Оно вертикально интегрировано, включая специфическую «культурную элиту», вроде университетского филолога В. Гильманова и ему подобных учёных-гуманитариев Ю. Иванова, председателя областного фонда культуры, В. Долгого, редактора газеты «Кёнигсбергский курьер», О. Глушкина, редактора столь же подрывного журнала «Запад России».

 

А.М. Старцев метко обобщил, говоря, что каждый из деятелей этого круга, цитирую, «дует в прогерманскую дуду на ввереном ему участке». Так, в статье 1994 г. А.М. Старцев заметил: «Олег Глушкин печатает в своём журнале статьи, смысл которых – внедрить в сознание калининградцев мысль, что они якобы не настоящие хозяева земли, где живут, что немцы будто бы изгнаны отсюда незаконно и должны по праву сюда вернуться». Делался единственно верный вывод, который сегодня мы должны лишь усилить, так как описанный слой людей сильно умножился и продолжает занимать господствующее положение в местном «гражданском обществе». А.М. Старцев припечатал: «Всё, всё идёт в ход, лишь бы посеять смуту в умах, отвратить калининградцев от веры их отцов и дедов, от Русской православной церкви»[18].


Достойно удивления, что наши администраторы, вроде министра культуры и туризма по сложившейся давней традиции лишь только эту публику германизаторов считают «своими», заслуживающими государственного финансирования на книгоиздательскую деятельность, преимущественного премирования «за творческие успехи». Честных патриотически настроенных учёных-гуманитариев, писателей и журналистов в Минкульттуризме и БФУ им. И. Канта в упор не видят, продолжая «горбачёвскую линию» второй половины 1980-х гг. по сдаче народно-национальных позиций в угоду комплота компрадоров, плотной сетью оплетших наши административные структуры.

 

Приведу показательный пример. Зайдя в областную библиотеку в 20-х числах сего октября обнаружил привычные объявления о выступлениях в рамках ежегодных «Дней литературы» всё тех же представителей компрадорщины – филолога из БФУ В.Х. Гильманова и писателя О.М. Глушкина, десятилетиями пользовавшихся германскими деньгами для разложения местного русского общественного мнения и торжества заёмного боевого германизма. Вершится всё это под лозунгами, вроде «Переименуем Калининград в Кёнигсберг!», «Даёшь слом Дома Советов!», «Возродим германский Замок Кёнигсберг – королевский замок!» и т.п.


Таким образом, до сих пор в гражданской и общественной среде в значительной мере правят бал лица, сроднившиеся с духом предательства России в пользу Германии. Вся эта публика соглашателей, включая главных университетских краеведов, профессоров Г.В. Кретинина и Ю.В. Костяшова, сознательно замалчивает постоянство русофобско-экспансионистской геополитики Германского мира в духе немецкого народного захватнического лозунга «Дранг нах Остен». Именно поэтому в их работах вы не встретите ссылок на вышеупомянутые классические исторические труды, в которых на это решающее обстоятельство Немецкой политики всегда обращалось внимание. Поразительно, но упомянутыми историками БФУ игнорируются даже такие известные немецкие источники, как «Ливонская хроника» (XIV в.) Германа Вартберга. Игнорируются потому, что они подчас сообщали объективную информацию о зверском отношении Немцев-захватчиков к прибалтийскому коренному населению, включая Русских. Читаем, например, в «хронике» Г. Вартберга о «подвигах» сорганизовавшегося Ордена меченосцев, который огнём и мечем покорял ливов, летов, эстов, часто верша массовые казни устрашения, а в начале XIII в., цитирую, «разрушил и уничтожил совершенно Кокенгузен и Герцеке, в которых тогда жили еретики (русские)»[19]. В другом месте «хроники» сообщается, как этот Орден сжег и завоевал русский город Изборск, нацеливаясь и на Новгород с Псковом, но получил отпор от Князя Александра Невского[20].


Уже в первой половине 1990-х гг. стали очевидны компрадорские тенденции у ряда местных историков, занявших, возможно, под влиянием их немецких покровителей командные высоты в университете. Ими были опубликованы как историко-публицистические работы (Г.В. Кретинина, А.Н. Попадина и др.), так и «научные» по форме прогерманские материалы. Последние выходили из-под пера калининградских историков – представителей руководящего слоя Университета, в частности, В.И. Гальцова, декана и заведующего одной из кафедр. Главнейшей знаковой и «рубежной» работой этих специалистов, встроившихся в фарватер «историографического» курса ФРГ, стала коллективная монография «Восточная Пруссия…», подготовленная к середине 1990-х гг.

 

Компрадоры-«инициативники» жаждали признания в ФРГ, о чём и писали без стеснения. Они говорили, что следовали «добрым советам» немцев, пользуясь даже «прямой помощью» Бернхарда Йенига, одного из руководителей Берлинского тайного государственного архива Прусского культурного наследия[21]. Что же он насоветовал? Б. Йениг и другие его компатриоты решили взять германский реванш «на бумаге» и, как это видно из содержания коллективного «спецтруда» их подопечных, рекомендовали им под предлогом нового мышления и прочей «перестроечной» белиберды отказаться от хрестоматийно известных сюжетов действительной истории. Подлинная же история была отмечена постоянным тяготением Запада и Германского Мира к политике «железа и крови» при непрерывном «натиске» на Славян.

Этот курс Запада очевиден со времён Карла Великого и его последователей, включая Фр. Барбароссу и известен под грифом «Дранг нах Остен» (Drang nach Osten). Однако о нём в истинном его экспансионистско-захватническом значении мы не прочтём ни в методологическо-историографическом введении монографии, ни в каком-либо другом её разделе. Словом, авторы сознательно встали на позиции оправдания германской исторической агрессивности, заявив, что термин «Дранг нах Остен» специально «культивировался» в советской историографии, хотя он якобы ложен. Этот вывод явно подразумевался, поскольку утверждалось, что это понятие «в настоящее время следует признать в известной степени анахронизмом»[22]. Ещё говорилось с явным одобрением, что «колониально-религиозные экспедиции» немцев были оправданы как явление «прогресса», свидетельствуя «о высоком жизненном потенциале немецкой нации, оживившей Европу»[23].

 

Итак, вполне очевиден компрадорский уклон группы калининградских университетских историков-руководителей, которыми дирижировали из ФРГ. Авторы монографии намеренно затушевывали ту истину, что понятие «Дранга…» сформулировано самими германцами как указание на их заветные геополитические цели. Не указывалось и то, что это понятие было ведомо русским дореволюционным и советским историкам, равно и представителям других стран Европы. Естественно, при таком усечённом и даже извращенном подходе к истории ничего не было сказано о Святом князе Александре Невском, указавшим Шведам на их место, как и Германскому Миру, захватившему у племени Пруссов их земли, и посягавшему на наши. Александр Невский был один раз мельком упомянут как князь, принимавший в своё войско воинов-пруссов, сражавшихся под его стягами[24].


Историки под предводительством декана В.И. Гальцова и ещё более близкого ректорату Г.В. Кретинина, явно заискивая, указали, что они видят образ Восточной Пруссии «более красочным и эмоциональным», чем прежде думалось русским историкам, в том числе в советское время. В результате столь позорного применения «методологии» М.Н. Покровского, «опрокидывавшего» дух русофобства «в прошлое», перед нами в виде монографии наличествует буквально вредительский и позорный отказ от хрестоматийно-истинных определений. Так, из историописания сознательно изъят «Дранг…» – основа германской политики в Славяно-Русском мире. Отсутствует и законное клеймо – «логово зверя» – применительно к Кёнигсбергу, всегдашнему плацдарму нападений на Русь.

 

Видим, что «наши» историки публично согласились с «советами» официальных структур ФРГ. Потому и обозвали предшествующую им отечественную историографию, верно указывавшую на агрессивность Германии, – «пропагандистской литературой о Восточной Пруссии». Она якобы создала «определённую систему догм», продиктованных советскими «идеологически заданными позициями»[25]. Так соглашатели отвергли верный народно-русский подход под лживым предлогом отказа от идеологизмов[26]. И это несмотря на то, что Руси всегда была ведома родная Правда, знавшая о хронической германской враждебности к Славяно-Русскому миру. При этом в качестве «возмещающего» искусственно созданный идейный вакуум настроения они призывали, по сути, полюбить Запад и ФРГ, поскольку «противоборство… постепенно уступает место здравому смыслу»[27]. Так лгали специалисты, сориентировавшиеся на предательство, несмотря на всем очевидную враждебность Запада по отношению к Исторической России.


Процитированная монография, по сути, содержала программу планового пересмотра верных установок отечественной и зарубежной историографии (например, выводы француза Э. Лависса), затушевывая очевидную хроническую враждебность Немецкого Мира к Славяно-Русскому. В духе прогерманского искажения истины стало осуществляться преподавание исторических дисциплин рядом преподавателей университета и школ области. Кроме того, в 2000-е гг. в соответствии с новыми прогерманскими установками, явно продиктованными из Берлина, была составлена «линейка» школьных учебников краеведения из трёх книг, несмотря на протесты русской общественности Края, в частности Калининградского Патриотического Форума (председатель М.В. Черенков).


Подобная фальсификационно-русофобская литература ныне лишь множится, всё более разлагая местное общественное мнение. Так, до сих пор продаётся огромный роскошно изданный фолиант абсолютно апологетической (не научной) истории Тевтонского ордена, составленный А.П. Бахтиным, одним из местных прогерманских краеведов, в котором также нет упоминаний классических трудов предшественников, зато воздаётся признательность за помощь всё тому же немцу Б. Йенигу[28].

 

Сказанного достаточно, чтобы убедиться как в справедливости возвращения в 1945 году великого русского народа и единых с ним россиян других изводов в наше историческое Славяно-Русское Балтийское Поморье во главе с Калининградам, так и в очевидных реваншистских устремлениях Германии и союзного с ней Запада. Последние сумели «по недосмотру начальства» сколотить целый корпус компрадоров-соглашателей из числа местной интеллигенции, которую всеми силами до сих пор поддерживают некие тайные структуры и «ловчие сети», сплетённые Западом. Надеюсь, с очей начальствующих лиц, наконец, спадёт пелена, и они узрят всю недопустимость сложившегося положения в гражданской сфере Калининграда и всего нашего края, согласившись, наконец, на проведение сильно запоздавшей чистки местных «авгиевых конюшен» культуры и народного просвещения. Тем более, что министр С.В. Лавров, публично заявил в августе 2021 г., выступая в БФУ, о недопустимости навязывания в Калининградской области «кёнигсбергской идентичности».


Да здравствует Русская Правда! Мы должны помнить наказ наших славных предков, с меча и по праву вернувших наше Балтийское Поморье на орбиту Русского Мира, помня справедливость ярких и честных слов известного русского историка Николая Павловича Грацианского (выходца из семьи священника), пророчески изрекшего в победном 1945 году: 

«Красная Армия уничтожила Кёнигсберг как плацдарм германского империализма, и немецкая твердыня на востоке становится русским городом, на этот раз окончательно. Необходимость и справедливость изъятия Кёнигсберга из рук немцев диктуется всей предыдущей историей этого города <…> и он всё время был в первую очередь немецким бастионом для враждебных действий против соседей, орудием нарушения мира. Теперь разбойничья роль Кёнигсберга окончилась»[29].

 
 


 
 
 
 
 
 
 
 
Немцы на Брянщине 2.10.1941 позируют под лозунгом: «Русский должен умереть, чтобы мы жили». 
 
 
В.Н. Шульгин, доктор исторических наук, Калининград, 2022. 

[1] Тютчев Ф.И. Записка (1845 г.) // Он же. Полн. собр. соч. и письма в 6 томах. Т. 3. Публицистические произведения. – М.: «Классика», 2003. С. 139-140.

[2] См. о взглядах классика серию его сочинений по проблеме «Россия и Запад»: Тютчев Ф.И.Полн. собр. соч. и письма в 6 томах. Т. 3. Публицистические произведения. – М.: «Классика», 2003. С. 111 – 200.

[3] Гильфердинг А.Ф. История Балтийских славян. В 3-х частях (1874 г.). – М.: «Русская панорама»; СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2013. С. 100-101.

[4] Перевод: «нечестивые и вендские люди» (В.Ш.)

[5] Гильфердинг А.Ф. Указ. соч. С. 307.

[6] Там же. С. 394.

[7] Там же. С. 432 (курсив мой – В.Ш.).

[8] Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. Изд-е 2-е. – М.: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1915. С. 22-23 (курсив мой – В.Ш.).

[9] Там же. С. 25-27.

[10] Там же. С. 59-60 (курсив мой – В.Ш.).

[11] На языке оригинала: «Heute Kolonie. Morgen – Siedlungsgebiet. Übermorgen – REICH».

[12] Меттан Г (Mettan, Guy). Запад – Россия: тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса–М.: Паулсен, 2016. С. 26-27.

[13] Цит. по: Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. – М.: Правда, С. 36-43.

[14] Cheney, Dick and Liz. Exeptional: Why the World Needs a Powerful America. – N.Y., L., etc.: THRESHOLD EDITIONS, 2015, p. 89, 249 (перевод мой – В.Ш.)

[15]Ганжа А.И., Климовский С.И. Европа примиряет имперскую мантию. – М., 2014: РИСИ. С. 45-46.

[16] Чалый В. Предисловие // Вик М. Закат Кёнигсберга. Свидетельство немецкого еврея. – Калининград: «Пикторика Паблишинг», 2015. С. 5-6. Примечание. Подробнее об этом и других примерах калининградского коллаборационизма с геополитическим противником в лице ФРГ и её союзников см. в ряде моих материалов, напр.: Шульгин В.Н. 1) Операции "мягкой силы” ФРГ и их последствия в Калининграде: Геополитика на страже Родины. Коллективн. монография Академии геополит. проблем / Отв. ред. И.Ф. Кефели. – СПб.: Стратегия будущего, 2018. С. 143-165; 2) Нерусский дух «Калининградского Собора» // Портал «Русская Народная Линия» (РНЛ) – о https://ruskline.ru/analitika/2018/11/2018-11-17/nerusskij_duh_kaliningradskogo_sobora/ ; 3) Чего добиваются немцы в Калининграде и калининградские "немчики" // Портал «Агентство политических новостей» (АПН) – https://www.apn.ru/index.php?newsid=39932и другие.

[17] Терентьев А.Д. Мы живём не на чужой земле // Русский вестник. 1991. № 28-29 («Русь Балтийская» - русская неправительственная организация 1990-х гг., от которой отвращались местные начальники)

[18] Старцев А.М. Тучи над Калининградом, тучи над Прибалтикой (факты, размышления, прогнозы) // Наш Современник. 1994. № 3. С. 137-139.

[19] Вартберг Г. Ливонская хроника // Тевтонский орден. Крах крестового похода на Русь. – М.: Изд. Алгоритм; Эксмо, 2005. С. 209

[20] Там же. С. 210-211.

[21] Восточная Пруссия с древнейших времен до конца Второй мировой войны / Ред. коллегия: В.И. Гальцов, В.С. Исупов, Г.В. Кретинин и др. – Калининград: КГУ и др.; Калининградск. книжн. изд-во, 1996. С. 10.

[22] Восточная Пруссия с древнейших времен… С. 82.

[23] Восточная Пруссия с древнейших времен… С. 83.

[24] Там же. С. 87.

[25] Там же. С. 6.

[26] Там же.

[27] Восточная Пруссия с древнейших времен… С. 10.

[28] Бахтин А.П. Ordo Teutonicus. Немецкий орден. – Калининград: ООО «Живём», 2020 – 1072 с.

[29] Грацианский Н.П. Орденский город Кёнигсберг // Тевтонский орден. Крах крестового похода на Русь. – М.: Изд. Алгоритм; Эксмо, 2005. С. 313.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter