«Мягкая сила» и её применение в военном конфликте на Украине

Введение

Начавшаяся на Украине Третья мировая война - это предмет изучения не только военных аналитиков, но и представителей многих обществоведческих наук. Нам представляется, что для обществоведов наиболее важным сейчас является изучение практики применения в ходе военных действий того набора средств, который обычно обозначают как «мягкая сила». Эти средства широко и успешно применяются англосаксами, стоящими за украинской стороной конфликта, однако и россияне быстро овладевают искусством их применения. Рассмотрим, хотя бы в первом приближении, наличные ресурсы «мягкой силы» у конфликтующих сторон и специфику их применения после начала силового столкновения.

 

Уточнение понятий

Понятие «мягкая сила» ввёл в оборот англосаксонский исследователь Джозеф Най около трех десятков лет тому назад. Он подразумевал под ней способность государства добиваться желаемого поведения от другого государства посредством возбуждения определённых деструктивных действий населения последнего. Использование средств принуждения учёный определял, как «жёсткую силу». Он призывал власти США к умелому комбинированию применения «мягкой» и «жёсткой» силы для достижения поставленных целей.

Най в своих трудах опирался на серьёзные научные изыскания, которые велись англосаксами ещё со времён окончания Второй мировой войны. Они сначала скрупулёзно осваивали наработанный немецкими нацистами опыт манипуляции массами. Потом стали разрабатывать собственные методики управления поведением масс в целом и масс «враждебных» наций в частности. Большинство этих прикладных исследований носило закрытый характер, но изредка часть выработанных идей попадала в открытую печать. Можно, например, упомянуть публикацию трёхтомника Джина Шарпа «Политика ненасильственных действий». Шарп в этой работе писал о применении ненасильственных инструментов воздействия с целью изменения поведения правящей элиты враждебных американцам стран.

В результате деятельности означенной нами группы англосаксонских исследователей был выработан широкий набор средств воздействия на массы населения «чужих» стран. Этот набор включал в себя социальные институты и инструменты, технологии задания фальшивых смыслов, каналы распространения этих смыслов, методики подготовки бойцов «идеологического фронта», системы финансирования и управление всей этой инфраструктурой. В определённом смысле мы можем говорить о разработке «социального оружия», которое англосаксы могли использовать для ослабления и подчинения себе всех прочих наций и народов. Для целей нашей статьи мы будем употреблять понятия «социальное оружие» и «мягкая сила» как синонимы. Отметим, что бытуют и другие его названия: «организационное оружие», «идеологическое оружие», «психологическое оружие».

 

История применения англосаксами «мягкой силы»

В 70-е годы прошлого столетия концепция «мягкой силы» («социального оружия») была успешно воспринята правящими элитами США и Великобритании, и на её основе стали создавать военную социальную инфраструктуру, готовить соответствующие кадры. Их финансирование было сопоставимо с финансированием закупок конвенционального оружия и затратами на содержание личного состава вооружённых сил.

Результат применения «мягкой силы» против советской нации превзошёл все ожидания. Англосаксам удалось с её помощью заменить коммунистическую систему ценностей на западную, разрушить советскую нацию, что повлекло к разделу СССР на пятнадцать составных частей, ликвидации социалистического лагеря.

К началу нового тысячелетия англосаксы распространили свою систему «мягкого» доминирования на весь мир. Созданная ими инфраструктурная система состояла из множества неправительственных организаций (НПО) в подконтрольных странах. Через эти НПО местная интеллигенция, за денежное вознаграждение, распространяла западную и подавляла национальную идеологию. Финансирование НПО осуществлялось за счёт западных благотворительных фондов и бюджетов западных стран. К этой сети влияния, через программы грантов, были подключены местные университеты, НИИ общественного профиля, СМИ, библиотеки. Был установлен контроль над большим числом медиа-фигур, влиявших на общественное сознание «туземного» населения. Они получали щедрые гонорары, престижные награды.

В 2005-2010 гг. применяемый англосаксами набор средств боевого воздействия пополнился таким изобретением, как социальные сети. Появились Facebook,Instagram, Тwitter,Linkedin,Livejournal,Youtube. Они бесплатно предоставляли пользователям большой объём услуг, облегчавших коммуникацию на всех языках, а взамен, скрытно, управляли их поведением. Эту же роль выполняли бесплатные мобильные мессенджеры, интернет-поисковики. «Бесплатность» для клиентов обеспечивалась за счёт масштабных дотаций из фондов западных спецслужб.

Описываемая система выработки и распространения фальшивого сознания позволяла англосаксам держать под контролем не только массы, но и правящие элиты большинства стран мира. В нужный момент она использовалась для смены тех элит, которые пытались проводить самостоятельный курс в интересах своих народов. Эта насильственная смена властей получила название «цветные революции». В случае неудачи с «цветной революцией» осуществлялась прямая военная интервенция. Так было в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии. Как учил Най, «мягкая сила» умело сочеталась с «жёсткой силой».


 

Россия в борьбе за социальный суверенитет

После распада СССР Россия также попала в сферу поражения «социального оружия» англосаксов. Массы её населения систематически подвергались деморализации, им настойчиво навязывалась западная система ценностей. Запрет на собственную идеологию был даже внесен в Конституцию страны.

В 2000 г. новое руководство страны предприняло попытку добиться суверенизации национального развития. В частности, в социальной сфере был установлен контроль над ключевыми электронными и печатными СМИ.

В 2011-2013 гг., в ответ на попытки властей выйти из-под контроля Запада, в России была инициирована «цветная революция». Она получила название «белоленточная». В ходе этой «революции» англосаксами были в полной мере задействованы все виды заготовленного заранее «социального оружия». Российскими властями попытка переворота подавлялась в основном методом «жёсткой силы»: лидеров протестного движения подвергали уголовному преследованию, организованные ими митинги и шествия запрещали, разгоняли силами полиции. Держать под контролем массы позволяли государственные электронные и печатные СМИ.

После попытки «белоленточного» переворота российские власти стали ускоренно создавать собственный социальный инструментарий управления массами. Получили развитие российские социальные сети, мессенджеры, поисковики: «ВК», «ОК», «Яндекс-Дзен», «Рутуб», Teлеграм, Яндех. Был принят закон, который позволял идентифицировать и снижать влияние иностранных агентов. Однако западные НПО принятые ограничения практически не затронули, продолжалось западное финансирование ключевых российских учреждений образования, культуры, центров общественных наук, не уменьшилась поддержка деятельности прозападных медиа-персон. В стране свободно вели вещание западные СМИ.

В рассматриваемое время Москва стала больше вниманию уделять формированию западного общественного мнения. Улучшилось содержание программ телеканала RussiaToday, радио и интернет-издательств агентства Sputniк. Эти издательства вещали на многих языках, удачно использовали в своей работе западные социальные сети и получили достаточно широкую аудиторию. Менее удачно развивалась подчинённая Россотрудничеству сеть зарубежных учреждений, а финансирование проектов через фонд «Русский мир» даже резко сократилось и свелось к поддержке таких мероприятий, как празднования за рубежом Масленицы.

 

В 2014 г. англосаксы удачно осуществили «цветную революцию» на Украине – Майдан. Приведённые Западом к власти в Киеве элиты стали проводить жёсткую антирусскую политику. Дело закончилось тем, что от Украины к России перешёл населённый русскими Крым, на русском Донбассе возникли независимые республики - ДНР и ЛНР. Это было сделано методами «жёсткой силы».

После Майдана, победившего именно в результате успешного применения англосаксами «социального оружия», российское руководство не сделало организационных выводов об исключительной важности последнего. В отличие от англичан, информационные "ружья" в стране продолжали "чистить толчёным кирпичом". Работа с русской общиной Украины не велась, финансовой поддержки русские неправительственные организации не получали. Преподавание в школах на русском языке на Украине было ликвидировано, российские телеканалы и электронные издательства, печатная пресса - запрещены к распространению. Пророссийские активисты подверглись уголовному преследованию, наиболее яркие медийные фигуры, вроде Олеся Бузины, были физически уничтожены. Памятники советским воинам сносились, устанавливались памятники коллаборационистам.

В результате, за восемь постмайданных лет Киеву удалось из подконтрольного ему русского населения воспитать огромное число мамелюков, которые были готовы воевать с «москалями». Аналогичные действия коллективный Запад предпринял против русских, живущих на всём остальном постсоветском пространстве.

Одновременно на Западе началась демонизация русских с целью подготовки своего населения к войне с Россией. Русских обвиняли в попытке убийства Скрипаля, в том, что они сбили Боинг MH-17 над Донецкой областью. Русских спортсменов не допускали к участию в международных соревнованиях под надуманным предлогом, а если допускали, то победители не могли при награждении демонстрировать российский флаг и герб. В постсоветских странах, с целью дезорганизовать русские общины, стали массово сносить памятники советским воинам, павшим в борьбе с нацизмом. Тех активистов, кто выступал за сохранение памяти своих предков, бросали за решётку. Европейский парламент принял резолюцию, уравнивающую нацизм и коммунизм, имея в виду, что коммунизм - это "русская идеология".

Достойного ответа на эти залпы тяжёлого «социального оружия» у российской стороны не было.


 

Использование «социального оружия» в военном конфликте на Украине

После того, как российская сторона начала в феврале 2022 г. специальную военную операцию (СВО) на Украине, на неё обрушилась вся мощь англосаксонского «социального оружия».

Западные социальные сети распространяли фальшивые сведения о действиях российских военных, т.н. фейки. Распространение официальной российской точки зрения они блокировали. Были закрыты все аккаунты российских СМИ в западных социальных сетях. С помощью технических средств ограничивалось или полностью блокировалось распространение мнения обычных пользователей социальных сетей, когда оно не совпадало с официальной точкой зрения Запада на украинские события.

В ответ на эти действия Москва заблокировала работу Facebookи Instagram. Российские пользователи стали массово переходить в ВК и ОК, хотя их коммуникативные возможности сильно уступали западным социальным сетям. Рассматривается запрет на работу Youtubeи Twitterв России, однако Рутуб и Телеграм пока не могут предоставить равноценный сервис.

Англосаксы заблокировали у себя российские социальные сети, мессенджеры и поисковики. Было закрыто вещание Russia Today, Sputnik, российских телеканалов и интернет-версий российских изданий. В ответ Россия запретила распространение значительной части западных электронных и интернет изданий: Свободной Европы, Голоса Америки, ВВС, CNN. Были закрыты также находящиеся под влиянием Запада российские издания: радио «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», "Новая газета".

Основная часть медиа-фигур, распространявших ранее западную точку зрения, поспешно эмигрировала из России. Те, кто остался, попали под действие ужесточённого закона, регулирующего деятельность иностранных агентов влияния, и снизили свою активность.

Началась «зачистка» руководства университетов, исследовательских центров, учреждений культуры, которые производили разрушающие русское самосознание ценности. Однако с работы этих руководителей снимали не за распространение враждебной идеологии, а за коррупцию, оптовую торговлю наркотиками и прочие уголовные преступления, которые они попутно совершали.

Крупные российские СМИ и интернет-издания не смогли содержательно оценивать ход СВО на Украине из-за отсутствия чётких идеологических установок. В социальных сетях эту функцию взяли на себя блогеры. Они не получали финансовой поддержки со стороны государства и действовали в качестве «вольных стрелков» в развернувшейся идеологической войне.

 

На занятых российскими войсками территориях Украины восстанавливается вещание российских телеканалов, работа интернета и мобильной связи под российским контролем. В общественный оборот возвращается русский язык, украинский при этом не запрещается. Школы и университеты переводятся на российские программы обучения. Восстанавливаются разрушенные памятники советским воинам. Русское население данных территорий возвращается в сферу идеологического влияния Москвы.

Украинская сторона, под руководством западных кураторов, успешно применяет в конфликте положения американской военной доктрины ведения психологических операций (Директива JD 3-53).Cпомощью этой доктрины, путём распространения фейков и проведения специальных психологических операций, Киеву удаётся удерживать под контролем поведение населения Украины и формировать у него русофобские установки.

Некоторые провалы, как, например, с украинским омбудсменом Людмилой Денисовой, распространявшей недостоверную информацию о якобы имевших место массовых сексуальных преступлениях российских военных на занятых ими украинских территориях, -- не в счёт. Она не проходила специальной военно-психологической подготовки и инструкцию JD 3-53 не освоила. Промах был быстро исправлен – Рада отправила опозорившегося омбудсмена в отставку.

Москва целенаправленной пропагандисткой работы с населением на подконтрольных Киеву территориях -- включая его очень значительную русскую часть -- практически не ведёт. Специальные психологические операции российская сторона не проводит. Её влияние на западную аудиторию стало малозначительным из-за отсутствия каналов воздействия.

 

 

Проблемы формулирования смыслов в украинском военном конфликте

Главным поражающим элементом «социального оружия» являются ценности, иначе смыслы, которые доводятся до масс населения и в мирное время, и во время военных конфликтов.

Киев после Майдана проводил политику дискриминации, преследования и физического уничтожения своего русского населения. Однако во время разразившегося вооружённого конфликта он успешно стал позиционировать себя как защитника интересов всего украинского народа, его права на суверенное развитие. Россия была объявлена агрессором. При этом украинские военные продолжали бомбить гражданское население Донбасса, прикрываться русскими во время ведения боевых действий в других регионах, а украинские спецслужбы усилили репрессии против русских активистов. Киевские власти продолжают поддерживать украинских национал-радикалов, многие из которых действуют нацистскими методами. За образцы они берут героев, которые осуществляли геноцид евреев, поляков и русских, сотрудничали с немецкими нацистами во время войны, вели террористическую деятельность после её окончания.

Позиционирование себя защитницей суверенитета всей украинской нации позволяет киевской власти получать из стран Запада оружие в больших объёмах, обильное финансирование. Факты дискриминации, преследования и уничтожения этнических меньшинств ранее и теперь режимом тщательно скрываются. При попадании их в западные СМИ и социальные сети возможности поддержки у Киева резко снижаются.

Москва на деле выступила защитником русского населения и объявила целью войны демилитаризацию и денацификацию Украины. Однако тема освобождения русских властями внятно не была артикулирована, в официальной пропаганде она не развивается. Русская идеология на государственном уровне не получает поддержки. Это резко ограничивает возможности мобилизации ядра русской нации в России и за рубежом. В ответ на эти упущения Запад ускорил мамелюкизацию той части русских, которая живёт на всём постсоветском пространстве. Снос памятников советским воинам и введение всеобщей воинской повинности -- из этой серии событий.

 

Проблемы применения смыслов в украинском конфликте

Англосаксы разработали целую науку по управлению распространением ценностей (смыслов) в обществе. Они назвали её мемологией.

Мем -- это краткое сообщение, которое оказывает существенное и долгосрочное воздействие на поведение человека и быстро распространяется им дальше. Мемами могут быть крылатые фразы, лозунги, рассказы, картинки, видеоролики, флаги, гербы, мелодии, песни, знаки. Мемы легко запоминаются и в силу этого становятся кирпичиками, из которых строятся этнические и социальные общности.

Строительство советской нации, например, шло под девизом «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», красным знаменем и портретом главы государства. Строительство британской нации шло под патриотическую песню «Правь, Британия, морями!», флагом Юнион Джек и портретом короля/королевы. Эти мемы выражали духовные ценности, наработанные трудами видных национальных писателей, художников, музыкантов, артистов, учёных, архитекторов.

Мемы имеют определённые алгоритмы распространения и применения, знание их позволяет не только строить свои, но и разрушать враждебные социальные и этнические общности.

Готовясь к войне на Украине, англосаксы инициировали на постсоветском пространстве запрет использовать советскую символику, фальшиво объявив о её тождественности нацистской. Затем запретили использовать георгиевскую ленточку, которая стихийно стала символом русской нации, не разрешали шествие Бессмертного полка в честь героев, сражавшихся с нацизмом. После начала военного конфликта русских перестали допускать к возложению цветов, а потом и вовсе снесли памятники павшим советским воинам. Это была борьба с мемами, которые формируют русскую этническую идентичность.


Украинская идентичность в постмайданное время формировалась путём распространения образов галицийских нацистов Бандеры и Шухевича, демонстрации к месту и не к месту рубашек с национальной вышивкой - «вышиванок», исполнения под судорожные прыжки речёвки: «Хто не скаче, той москаль». При всей кажущейся комичности этих символических действий, именно они позволили быстро трансформировать сознание основной массы населения Украины, привить ей русофобские установки. Теперь появились боевые мемы - «Буча» и другие.

 

Москва применяет мемы в ходе боевых действий механически, импровизируя. Так, для идентификации российских военных в ходе боевых действий на Украине использовались латинские буквы «Z» и «V», а не русские буквы или соответствующие русские знаки. Это позволило англосаксонским специалистам по ведению психологических операций сразу объявить знак «Z» разновидностью «волчьего крюка» (Вольфсангель), применявшегося нацистами. Мобилизующий эффект знака был полностью нейтрализован.

Столь же неудачно был использован мем «бабушка с красным флагом». Российские СМИ представили выход старушки Анны Ивановны Ивановой из Харьковской области к украинским военным с красным флагом как акт любви к советскому прошлому и надежды на помощь российских военных. Однако Анна Ивановна осталась на подконтрольной Киеву территории и была запугана украинскими спецслужбами. Под их давлением старушка на камеру отказалась от своего поступка, видеосюжет с отказом был широко распространён в социальных сетях.

 

Выводы

1. «Мягкая сила» или «социальное оружие» -- высокоэффективное средство управления поведением масс конкурирующих с англосаксами стран. В условиях военного конфликта оно играет не менее важную роль, чем в мирное время.

2. После начала военного конфликта на Украине российское руководство вывело основную массу своего населения из зоны поражения дальнобойного западного «социального оружия». Идёт активное разрушение социальной инфраструктуры, которую Запад создал внутри страны для деморализации русского населения. Обслуживающий эту военную инфраструктуру «личный состав» частично бежал из страны, частично утратил возможности влияния.

3. Население России поддержало СВО, однако руководство её цели внятно не артикулировало, они не были развернуты в СМИ. Русская идеология не принимается российским руководством в качестве государственной. Это ослабляет возможности мобилизации русской нации и снижает силу её воздействия на западную аудиторию. В глазах последней Россия представляется агрессором, а не освободителем и объединителем русской нации. Технические возможности воздействия российской стороны на западную аудиторию в настоящее время минимальны.

4. Киев, с помощью англосаксонских инструкторов, успешно позиционирует себя защитником интересов всей украинской нации и продолжает контролировать её поведение, хотя ведёт политику дискриминации, преследования и физического уничтожения её русской части. Применение «социального оружия» позволяет украинским властям продолжать политику мамелюкизации своих русских. Западная аудитория находится под влиянием «вестей», которые создают центры ведения специальных психологических операций на Украине.

5. Москва восстанавливает своё социальное влияние на занятой российскими войсками территории Украины. Пропагандистская работа с живущим на подконтрольной Киеву территории населением практически не ведётся. Приёмы специальных психологических операций российские военные не применяют. Речь не идёт о создании постановочных фальшивых видеосюжетов – неправильно применяются простейшие мем-технологии.

6. В целом, можно говорить о том, что в военном конфликте на Украине российская сторона существенно уступает англосаксам в применении «мягкой силы» и вынуждена компенсировать этот недостаток инструментарием «жёсткой силы», который, по определению, намного дороже. От того, насколько быстро руководство России осознает этот факт и предпримет меры по наращиванию военной социальной инфраструктуры и подготовке соответствующих кадров, зависит исход многих сражений в развернувшейся Третьей мировой войне.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter