Закольцованное обвинение

В деле экс-главы «Автодора» Сергея Кельбаха не могут найти доказательств

На прошлой неделе начался суд над экс-главой правления госкомпании «Автодор» Сергеем Кельбахом. Дело было возбуждено по ч.3 ст.285 УК РФ – злоупотребление должностными полномочиями. Однако в чем конкретно эти злоупотребления заключаются, из материалов дела совершенно не ясно. Обвинение есть, а доказательств нет – ни собственно фактов совершения «преступления», ни причастности к ним Кельбаха. Отсюда и возникает удивление: дела с подобной «доказательной» базой, тем более крупных чиновников, давно не попадали в суд.

Поводом для привлечения внимания к деятельности чиновника послужила некая публикация в интернете о якобы миллиардных хищениях в «Автодоре» при строительстве ЦКАД. Но в материалах многотомного дела, собранных за три года следствием, нет ни содержания статьи, ни даже ссылки на нее. Зато в действиях Кельбаха нашли целых три эпизода злоупотреблений.

Первые два касаются нецелевого расходования бюджетных денег в сумме 1,8 млрд рублей, по версии следствия, направленных вместо финансирования строительства пусковых комплексов №1 и №5 ЦКАД на оплату комиссий за банковские гарантии, предоставленные подрядчикам работ – ООО «Кольцевая Магистраль» и АО «Крокус Интернэшнл». Третий – проведения работ по разработке документации по планировке территории пускового комплекса №2 ЦКАД Московской области на сумму 167 млн рублей, якобы не предусмотренных ФЦП и программой деятельности «Автодора». Следствие сделало вывод о том, что данные действия с конца 2014-го по февраль 2019 года повлекли нарушение сроков строительства автомагистрали и увеличение финансирования работ на 1,9 млрд рублей. При этом в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие этот вывод. 

Да, и продление сроков, и увеличение стоимости строительства имели место. Но делалось это по специальному решению правительства РФ. Обусловлено это решение было изменением макроэкономической ситуации из-за антироссийских санкций, включением территории строительства в границы Москвы и другими факторами, не имеющими ничего общего с предъявленными Сергею Кельбаху обвинениями. Более того, Кельбах не мог и не имел права единолично принимать какие-либо решения по разработке проекта и его финансированию. Согласно федеральному закону о госкомпании, высшим органом «Автодора» является наблюдательный совет. Правление представляет собой коллегиальный исполнительный орган, а полномочия его председателя ограничиваются ведением текущей финансово-хозяйственной деятельности, которая, в свою очередь, постоянно проверяется Счетной палатой РФ, Федеральным казначейством, Генпрокуратурой и внутренней ревизионной комиссией. Годовые отчеты за упомянутый период одобрялись набсоветом и направлялись в Минтранс и следом – в правительство. Никаких вопросов по ним не возникало.

Также был проигнорирован и тот факт, что предоставление банковских гарантий оформлено договорами «Автодора» с компаниями-подрядчиками и относится исключительно к расходам последних. Т.е. подрядчики - «Кольцевая Магистраль» и «Крокус Интернэшнл» - оплачивали комиссии банкам из собственных средств, за счет уменьшения прибыли, полученной при строительстве пусковых комплексов ЦКАД. Бросается в глаза и то, что следствие даже не допросило президента ГК «Крокус Интернэшнл» Араза Агаларова, а также членов наблюдательного совета, ответственных сотрудников «Автодора» и Минтранса РФ. Более того, оба подрядчика и после увольнения Кельбаха с должности продолжали теми же способами оплачивать комиссии по банковским гарантиям, а с марта 2019 года эти выплаты стали производиться исключительно за счет бюджета. Кроме того, оплата комиссий по банковской гарантии имела устойчивую практику регулирования Министерством финансов и Федеральным казначейством во всей строительной отрасли.
Похожая ситуация с документацией пускового комплекса №2. Сергею Кельбаху вменяют в вину злоупотребление, выразившееся в изменении этой документации. На самом деле решение о финансировании ее разработки относилось исключительно к компетенции наблюдательного совета «Автодора». Кроме того, дополнительных затрат это не потребовало – в реальности сумма взята из сэкономленных на торгах средств, а итоговая документация была принята всеми уполномоченными госорганами без каких-либо замечаний. 

Обращает на себя внимание и тот факт, что ни компаниям-подрядчикам, ни их должностным лицам, которые, по логике обвинения, являлись прямыми бенефициарами действий Кельбаха, никаких обвинений не предъявлялось. Не было даже попыток возместить «ущерб» в гражданско-правовом порядке. По сути, все перечисленное – привычная работа чиновника, да еще и «под лупой» у кучи проверяющих. Тем не менее, следствие настаивает на извлечении Кельбахом выгоды в виде ежегодных премий от реализации строительства ЦКАД, не обращая внимания на то, что ни сам Кельбах, ни его родственники никогда не были аффилированы с компаниями-подрядчиками или с другими коммерческими структурами, участвовавшими в реализации этого или иных автодорожных проектов.

И вот с такими «обвинениями» опытного и энергичного управленца Сергея Кельбаха почти год держат под домашним арестом. Его большой опыт – с именем Кельбаха связаны такие знаковые стройки века как Керченский мост, реконструкция трассы М4 «Дон» и прокладка автомагистрали М11 «Нева» - мог бы быть востребован в экономике, но он вынужден оправдываться по абсурдным и несостоятельным обвинениям. Остается надеяться, что суд разберется во всех обстоятельствах этого странного дела.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter