Россия после Путина: «ветер истории» и «мусор» наследия

Чем будет ознаменована постпутинская эпоха?

Какие мины замедленного действия под своего преемника Путин заложил уже сейчас?

Когда и как они рванут?..

Попробуем разобраться.

Цена ошибки – смерть…


Все политические лидеры – живые люди. Со своим мировоззрением, пороками, достоинствами и недостатками. И все они не только делают благие дела, но и совершают роковые шибки. Но их просчёты порой очень дорого обходятся – и народам их стран, и всему человечеству.

Цена ошибок Сталина, например – колоссальные жертвы в первые же дни войны. Да и после – тоже.

Брежнев с Хрущёвым в сфере национальной политики тоже заложили под страну своё безразмерное «минное поле». И мины эти до сих пор рвутся на наших глазах, регулярно собирая свой кровавый урожай.

Ельцин с Горбачёвым, заигрывая с национальными элитами, накосячили до того, что целая империя рухнула, как карточный домик. Последствия этого крушения века будут напоминать о себе ещё не одно десятилетие…

Вообще национальный вопрос последние сто лет является каким-то проклятьем, родовым пятном российской политики. Лидеров страны в этом вопросе до сих пор мотает из стороны в сторону, как корабль во время шторма.

Путин – тоже живой человек. Проклятье национального вопроса его тоже не обошло стороной. За двадцать с лишним лет своего правления он совершил несколько явных геостратегических ошибок, которые со временем имеют все шансы стать минами замедленного действия уже его «личного производства». И они тоже могут развалить по «национальным тектоническим швам» великую (пока ещё) страну.

 

Феномен Рамзана


Путин дал возможность возродиться и окрепнуть Чечне. Теперь у лидера республики Рамзана Кадырова есть своя армия. И довольно серьёзная, кстати. Обкатанная не только во время первой и второй чеченских войн (многие солдаты и офицеры чеченской Росгвардии участвовали в ней ещё подростками), но и за рубежом – в той же Сирии. В Чечне создан самый крупный в Европе университет спецназа. И бойцы в нём не только в пинг-понг играют. Эти воины не разбегутся от беснующейся толпы, как казахские солдаты и курсанты.

И тем не менее, несмотря на то, что республика дотируется почти на 90% (то есть живёт на деньги российских налогоплательщиков), градус русофобии здесь не ослабевает. Как говорится в известной песне – «ширится-растёт заболевание». Такова сила этого парадоксального, иррационального и зачастую самоубийственного (как показывает пример Армении и Казахстана) явления. 

Пока Рамзан Ахматович при любой возможности демонстрирует свою лояльность Путину. Но только ему. Где гарантия, что он будет столь же уважительно относиться к преемнику? Допустим также, что лидер Чечни – государственник до мозга костей (что похоже на правду). Но Кадыров не вечен. Как и Путин. Не вечно и его окружение.При этом русофобы есть даже в ближнем круге Рамзана Ахматовича. Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что большинство его сподвижников – бывшие боевики. Они прекрасно помнят, как федералы гоняли боевиков по всем лесам и ущельям. И они ничего не забыли. У чеченцев вообще на причинённое им зло память хорошая (и очень плохая -- на то зло, которое приносят они). Такова особенность менталитета и специфика национального характера. И живучая память эта передаётся из поколение в поколение. И ждёт своего часа.

 

Ко всему прочему, Рамзан Ахматович не волшебник.Даже при желании, он не в силах искоренить в народе чувство ненависти к русским, которое до сих пор разъедает умы и души некоторых его соотечественников. Причём даже тех, кто формально состоит на государевой службе. И чем это аукнется?

В своё время Путин проявил редкое великодушие к уже поверженному и разгромленному врагу. Но Кавказ – не то место, где ценится жалость и благородство. Здесь пощады не проси и не давай. Жалость на Кавказе – синоним глупости и слабости. Ибо поверженный враг, получившийшанс на выживание, всё равно окрепнет и рано или поздно ударит тебя кинжалом в спину. Вопрос только времени.Российские цари это понимали, поэтому не щадили в горах никого из своих идейных противников. Кровь здесь лилась рекой, срубленные головы сыпались горохом. Непокорные черкесы, абхазы, адыги, шапсуги, убыхи и лазы в страхе от неминуемой расправы сотнями тысяч эмигрировали в Турцию и на Ближний Восток. Некоторых малые этносы вообще растворились в других народах. Только так удалось сломить их волю к сопротивлению.

Даже публичное и растиражированное на весь мир помилование и ублаготворение Шамилямногие специалисты по Кавказу считают ошибочной акцией. Во всяком случае, после почётного калужского пленения имама смута на Кавказе полыхала минимум двадцать лет.

История не воспринимает сослагательного наклонения. Но кто знает – может, публичная расправа над Шамилем и его сподвижниками привела бы в чувство местных абреков гораздо раньше?...

 

Во всяком случае, в процессе недавних чеченских войн никто никому пощады не обещал. Все многочисленные последователи Шамиля – Дудаев, Масхадов, Басаев, Гелаев etc. -- были казнены. Яндарбиева вообще в Катаре достали, взорвав в одной машине с сыном. 

И тут – «такой реприманд неожиданный». Мятежную Чечню – источник кошмарных внутриполитических проблем и, фактически, триггер развала – пощадили. Потом заново отстроили. И вооружили. И продолжают «заливать» бюджетными деньгами.

Было ли это гениальным провидением или одной из роковых ошибок Путина – покажет время. 



Переведи меня через майдан…


Вторая знаковая ошибка Путина – потеря Украины. Как минимум, на годы. Эксперты до сих пор ломают голову, что мешало Путину осуществить в 2014 году на майдане сценарий с введением войск, как перебросили их недавно в Казахстан. Журналист и военный эксперт Виктор Сокирко договорился до того, что Путину, как бывшему выпускнику санкт-петербургской юридической школы, связало руки отсутствие формального обращения от Януковича. А вот Токаев, мол, обратился. Как будто политика – не «искусство возможного» без каких-либо формальностей…

В итоге заложенная Путиным под Россию «украинская мина» оказалась столь болезненной, что о ней ежедневно без устали токуют на всех федеральных каналах все эксперты и политологи. Как заметил как-то политтехнолог Сергей Михеев в своей «Железной логике», «уже язык кровоточит о ней говорить, а всё равно приходится…».

 


Закавказье: прерванный «полёт орлов» и «наказание Пашиняном»


Кроме очевидных ошибок, в том же Закавказье Путиным был принят целый ряд принципиальных решений, объективно оценить которые в короткой исторической ретроспективе не представляется возможным. То, что во время восьмидневной войны 2008-ого года российские войска, по приказу главнокомандующего, прервали свой «полёт орла» от Цхинвала до Тбилиси – это хорошо или плохо? Не взяв отравленную русофобией Грузию под свой протекторат, президент России в перспективе фактически «подложил» Грузию под Турцию. Возможно, это была своеобразная геополитическая месть: не хотели быть вместе с Россией – будете ублажать ненавистных турок. В результате, по словам самих же грузин, сейчас половина населения страны служит в роли «чего изволите?» в самой Турции, другая же «чегоизволит» туркам в Грузии. На самом эта фраза звучит гораздо более ядовито, забористо и с гигиенически-сексуальным подтекстом – в чисто кавказском стиле. Но приводить мы её не будем, уважая чувства бывших соотечественников.

 

С одной стороны, «опускание» Грузии – это благо и урок остальным. Хотя для полноты эффекта и освежения исторической памяти можно было бы запустить в Тбилиси летящих в столицу Грузии на всех парусах «федеральных» чеченов батальона «Восток». Пусть бы пограбили генацвале. Дольше помнилось бы. Может, они тогда бы хоть что-то поняли. А то понимания собственного нового статуса в регионе,судя по всему, ни у народа Грузии, ни у властей республики нет до сих пор.

И является ли абсолютным благом усиление Турции в регионе?

То же самое с Арменией. С одной стороны, «наказание» Армении Пашиняном (а он сохранил свой пост после катастрофического поражения в Карабахе исключительно благодаря воле Кремля)– это хорошо. Но обратной стороной этой экзекуции стало, опять же, усиление турецкого влияния в нашем закавказском подбрюшье…

И теперь вот – Казахстан.

 

 

Примаков против Токаева


Стремительный ввод войск и быстрая стабилизация ситуации в Казахстане – это было прекрасно со всех точек зрения. Но является ли очевидным благом столь стремительный их вывод? Что, новая казахскаяэлита за этот кратчайший период времени всё поняла и осознала? Одномоментно отказалась от въевшейся в кровь и плоть русофобии? Признала «руководящую и направляющую роль партии», сидящей в Кремле?

Учитывая абсолютно непропорциональную здравому смыслу национальную спесь и высокомерие казахов, верится в это с трудом. И первое же ключевое кадровое назначение Токаева подтвердило самые худшие опасения. На пост министра информации «новый бай» назначил человека, которого руководитель Федерального агентства Россотрудничество (ныне – «Русский дом») Евгений Примаков публично назвал «русофобской дрянью». И отказался иметь с ним дело.

Как в своё время в Грузии «невзятием Тбилиси», в Казахстане Кремль уже совершил тактическую ошибку, не зафиксировав своё присутствие каким-либо знаковым жестом. Все российские эксперты (включая, кстати, самого Примакова) до хрипоты просили президента способствовать освобождению известного (и, пожалуй, единственного на всю республику) русофила и правозащитника Ермека Тайчибекова. Буквально за неделю до бунта Ермек был брошен прежними властями Казахстана в тюрьму строгого режима сроком на семь лет. И Токаев имел все юридические полномочия освободить помиловать политзаключенного. Но не сделал этого. Либо Кремль не попросил, либо «новый бай» не внял кремлевским просьбам. Неизвестно, что хуже.


 

Что развеет «ветер истории»?

 

О миграционной политике первого лица, заточенной на демографическое замещение коренного населения страны, вообще говорить не приходится. Это даже не «мина». Это полноценный пороховой склад на минном поле…

Все вышеперечисленные ошибки со временем всплывут обязательно – как рванули спустя десятилетия все национальные мины замедленного действия во внутренней политике Ленина, Сталина, Хрущёва и Брежнева (не говоря уже о Ельцине или Горбачёве). Эти ошибки имеют все шансы стать не только «мусором» на политическом наследии Путина, а чем-то более страшным. И совсем не факт, что ветер истории этот мусор когда-то развеет. История ныне летит на всех парусах со скоростью курьерского поезда, так что можем убедиться в этом уже в ближайшем будущем…


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter