Кто становится жертвой травли?

 
В городе Мюлузе, французский департамент Верхний Рейн, в воскресенье прошёл многочисленный "белый" марш, участники которого в тишине почтили память четырнадцатилетней Дайаны, ставшей жертвой травли в школе. Девочка, которой через несколько недель должно было исполниться 15, покончила с собой дома, в своей комнате, в ночь с 4 на 5 октября. Она неплохо училась и даже получила аттестат с отличием в прошлом учебном году, что не помешало, впрочем, ей уже в марте совершить попытку самоубийства. Причиной стала травля в течение двух лет. Дайна подвергалась преследованиям со стороны своих бывших одноклассников, а потом столкнулась с ними и после смены колледжа. 

Трагедия всколыхнула французское общество и снова поставила вопрос о травле среди подростков ребром.

"Не смейтесь надо мной! Вы не можете надо мной смеяться! Ни у кого нет права надо мной смеяться!" - обижается семилетняя Нина. "Это же шутка, - пытаются объяснить ей взрослые, - мы тебя любим, ты можешь посмеяться вместе с нами!"

Нет, Нина, которая привыкла быть центром внимания в семье, получать всё, что ей хочется, не готова к шуткам. Она, скорее, потребует от взрослых замолчать, не смеяться, создав таким образом комфортную для себя атмосферу. Пойдя в школу, она выбирает для общения уже знакомых девочек и старается держаться подальше от дерзких, ярких и громких.

Буллинг, который существовал всегда в детском коллективе, раньше назывался травлей, но выражался в похожих формах. Дворовые компании уважали силу, задор, тех, кто не жалел игрушек, не плакал, когда падал, и мог повести за собой. "Меня дразнили, когда я проходил по двору со скрипкой, - вспоминает Игорь, профессиональный музыкант. - Дразнили и задевали. Я пожаловался бабушке, а она отказалась идти меня защищать, сказала, что я должен заставить мальчишек во дворе себя уважать. И я впервые дал сдачи... портфелем с нотами. Мои обидчики так сильно удивились, что застыли неподвижно. С тех пор меня не трогали и даже звали играть".   

В эпоху соцсетей дворовые конфликты, где дружба и вражда были явными и с открытым забралом, ушли в прошлое, уступив место виртуальным группам по интересам и... травле. Общество, в котором не принято обсуждать проблемы откровенно, становится в результате само объектом буллинга. Девочку Дайану из маленького городка Кингерсхайм травили за то, что она из смешанной семьи ("грязная раса", "грязная смешанная раса"), а также из-за её внимания к девочкам ("шлюха", "лесбиянка").

Вот уж воистину: когда нравственные лозунги пишутся на стенах -- это значит, что с нравственностью в обществе далеко не всё в порядке. Процессы, которые идут в последние годы во французском обществе, -- когда становится небезопасно открыто выражать свои взгляды, невыгодно хорошо работать, уметь себя защитить, -- выплескивают на поверхность умелое использование конъюнктуры. Лозунги и общественные требования, однозначность которых уже стала практически догмой, вызывают ответную реакцию. И если взрослые люди могут сдерживаться и следовать установленным нормам во имя сохранения рабочего места, зарплаты или добрых отношений с соседями, то детям это сделать сложнее. Сегодня, когда подростки узнают об игре "Тише едешь -- дальше будешь" из сериала "Игра в кальмара", а популярные, оплаченные известными корпорациями блогеры влияют на неокрепшие умы в разы сильнее родителей, сложно требовать от детей верить в абстрактные понятия.

По мнению психолога Евгения Лапина, "травля - это модель поведения, которая удовлетворяет потребность в канализации накапливающейся фрустрации как отдельных людей, так и социума в целом".
 
 
Когда законодательно запрещено давать сдачи как руками, так и словом, когда новая модель среди европейской молодежи не позволяет выделяться, когда серость рулит, начиная с детского сада и заканчивая ведущими корпорациями, угрожая доносами и используя модные тенденции типа движений "Me too", то невысказанность, униженность замыкается в домашних стенах, уходит в соцсети.

Взрослой проблемой среди детей, даже в хороших французских школах, становятся "богатство и успех родителей". Серые, грязно-розовые или мутно-голубые "экологически ответственные" (eco-responsable) футболки, сделанные из переработанного сырья, презрение к дорогим вещам, что приводит к порче чужой красивой сумки или издевательствам, заставляют подростков быть как все, стесняться прочитанных книг, родителей и испытывать постоянный страх "разоблачения".

"Моя подруга - хорошая и добрая девочка, - делится с мамой двенадцатилетняя Софи. - Правда, у неё огромная проблема: её родители богатые. У них есть даже шале в Альпах. Представляешь? Она рассказала об этом только мне и попросила никому не говорить. Она в постоянном стрессе, она боится, что об этом станет известно в школе. Тогда её затравят..."

Общественные тенденции приходят в детский мир, заставляя вместо игры в войнушку играть в веганство ("Он ест мясо - он уничтожает планету!"), в антикапитализм и гонки на выживание.

Кто становится жертвой буллинга?
 

Обычно говорят о том, что жертва и агрессор могут быть похожи, просто на каком-то этапе один из них получает поддержку извне и превращается в организатора травли. Раньше считалось, что формируют и агрессора, и жертву домашнее насилие, унижение, невнимательность родителей. Новое время трактует вещи по-новому. Помимо перечисленного, причиной того, что ребенок становится жертвой буллинга, сегодня называют столь популярную в последние десятилетия гиперопеку, то есть выученную беспомощность ребенка и чувство особенности, гениальности, которую видят родители в своём чаде, а также отрицательное отношение взрослых к дошкольным учреждениям. Это лишь одна из причин, а их -- огромное количество. Причём если раньше считали, что властная вертикаль, которая была основой отношений между взрослыми и детьми ещё в 50-70-х годах, создаёт в детях стремление к подавлению других и агрессии, то сейчас, с развитием большей вольницы, стало очевидно, что та самая вертикаль как раз заставляла школьников следовать требованиям и бояться наказания. Это не означает, что бить указкой по лбу - лучшее средство, а кулаки - идеальный метод защиты. Впрочем, умение поддержать того, на кого нападает большинство, не оставаться соглядатаем из опасения попасть в аутсайдеры, -- требует не меньшей силы, чем применить кулаки, а даже большей.

Нынешняя культивация жалости к себе, зависть к успеху других и нежелание перетрудиться создают прекрасный фон для рождения жертв, которые при удобном случае становятся агрессорами. Отсутствие критериев в обществе, которое забалтывает проблему, лицемерный отказ видеть реальность, насаждение "общеевропейских ценностей" вопреки традиционной морали и затыкание рта -- в этом мире дети теряют ориентиры. Именно тогда довести девочку до самоубийства становится просто: ведь появляется двойная культура слова и дела, правят бал двойные стандарты, где воткнуть нож в спину -- вполне нормально, лучше, чем вступить в отрытый бой.

Родители Дайны подали в суд на школу, но никакое правосудие не вернёт им дочь. А сколько таких девочек плачет в подушку, не смея даже рассказать о своих проблемах родителям или дать обидчику по морде? Сила и независимость формируют индивидуальность, а именно она сегодня является врагом номер один во французском социуме, и именно её толкают к самоубийству.    



Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter