TRANSHUMANIZM.INC: бегство от человека, бегство от жизни

TRANSHUMANIZM.INC: бегство от человека, бегство от жизни.

В отличие от многих других авторов, Пелевин остаётся Пелевиным. А его новая книга, TRANSHUMANIZM.INC, посвящена разлитому в сегодняшнем воздухе гностицизму.

 

В начале кажется, что Пелевин довольно мягко иронизирует по поводу неофеодализма. Переход к нему показан плавным и уютно привычным. В пелевинском неофеодализме звучат отголоски Сорокина, таких его произведений, как «Теллурия» и некоторые другие.

 

Но это только внешняя оболочка общества будущего. Вместо описанной многими писателями и футурологами замены человека машиной Пелевин предлагает нам увидеть несколько иной процесс — низведение живого существа до уровня объекта неживой природы. Который лишён любых собственных потребностей, т.ч. стремления к самосохранению при внешней человекоподобности.

 

При этом большая часть людей управляется сильными мира сего через непосредственную трансляцию нужного мироощущения в мозг https://www.apn.ru/index.php?newsid=38237. А сами мироправители и просто успешные люди стремятся отделить свой разум от тела чтобы достигнуть небывалой свободы и долголетия.

 

Сохранение у героев некоторой свободы воли скорее объясняется необходимостью придать повествованию занимательность. Именно это делает литературный социум не вполне внегуманистическим.

 

Соединение дореволюционных, советских и современных элементов бытия, литературные и мировоззренческие аллюзии и отсылки создаёт ощущение того, что жизнь людей протекает в нескольких игровых реальностях, одинаково ложных по своей сути. Намеренно хаотичный коллаж из элементов разных эпох, дискурсов и пр. точно указывает на абсолютную доступность в наше время всех проявлений человеческой культуры одновременно с утратой ими ценности и смысла. А также распад привычных макрокосма и микрокосма — мира и человеческой личности. Пелевин изящно демонстрирует в разных ракурсах фактуру раскрашенного картона и пластика, из которых слеплен литературный коллаж.

 

С одной стороны, писатель который раз пишет об утрате смысла основными идейными доктринами современного мира, утрате эффективности известных моделей общества. И, самое главное, об утрате привлекательности любых навязанных обществом моделей человеческого счастья. И о том, что в самом себе человек путей к нему тоже часто не видит.

 

Любые достижения и успехи неполны и несут в себе зёрна новых трудностей. Человек органически не способен перестать создавать себе проблемы, стать независимым и свободным.

 

Счастье — это лишь отдельный миг соприкосновения с прекрасным. Либо полное отсутствие разума и инстинктов — отсутствие жизни.

 

Как всегда удивительно точны пелевинские метафоры. Например, «либеральные директивы». Да, нынешние тоталитарные либералы общаются со своей паствой именно с помощью приказов, не подразумевающих права на раздумье.

 

Здесь немало эстетических красот. То же сюрреалистически дополненное описание облаков, которые могут принимать самые причудливые формы. Человеку иногда кажется, что они куда-то стремятся, гонятся друг за другом …

 

Среди занятных мелочей, рассыпанных в книге, можно отметить образ писателя Шарабан — Мухлюева. В нём, скорее всего, соединились черты самого Пелевина, Захара Прилепина, Семёна Резниченко, Германа Садулаева и различных блогеров нулевых — начала десятых годов. Быть быть может это совсем не так. К тому же Пелевин даёт понять, что все персонажи — это воплощения каких-то черт его личного мира, декорированные под обитателей внешней вселенной.

 

Иное дело - пришедшие из пелевинского же «EmpirV» вампиры загадочны, как им и положено. Например, этих главных бенефициаров человеческого существования можно осмыслять как метафору бессмысленности и неэффективности значительной части того, что делают люди в качестве разумных существ. Разум помог человеку создать искусственный мир (антропогенную среду, ноосферу), от которой большая часть человечества всецело зависит. При этом антропогенная среда не менее опасна для человека, чем природная. Думаю, что обречённость создавать самому себе трудности и невзгоды — адаптивная черта человека как вида, мешающая ему окончательно изнежиться и потерять жизнеспособность. Конспирологи же могут предположить, что есть иной бенефициар, паразитирующий на разумности человека.

 

Если остановиться на игровых реальностях книги, то особенно примечательно бутик - пространства «Базилио». Здесь видны мотивы романа Михаила Харитонова «Золотой ключ или Похождения Буратины» а так же элементы самопародии на ранний шедевр «Затворник и Шестипалый». И просто желание людей сбежать от всего человеческого, побыть например, котами.

 

Те же искушения испытывает помещик Дмитрий, наблюдающий за своими биороботами - холопами. Киберпанковские отсылки к толстовскому народолюбию и стремлению уподобиться простому крестьянину замешаны с фрагментами фанфика по повести Ивана Бунина «Митина любовь» и отсылками к сорокинским мотивам. Здесь уже стремление слиться с машиной, которая по определению, счастливее человека …

 

Однако холопы оказываются не машинами, но гностиками, радостно ожидающими неизбежного скорого развоплощения и освобождения от всего.

При этом едва ли не самым несчастным оказывается могущественнейший из людей Атон Гольденштерн, изобретатель технологии поддержания полноценной вечной жизни и якобы всесильный человекобог. Он вынужден непрерывно перевоплощаться в новые и новые личности, трудясь и страдая вместе с ними. Его недолгое освобождение сменяется новым воплощением и новыми муками.

 

Гольденштерн— своеобразный Адам Кадмон, его судьба есть судьба человечества как такового и каждой отдельной личности, судьба стран и народов. За рождением следует гибель, за успехом новые испытания, на месте угасших цивилизаций появляются новые. И так до бесконечности?

Да нет, когда-нибудь всё хорошее и плохое закончится. Но когда? Неизвестно. Хочется надеяться, что подходит к концу лишь очередной виток истории человечества, погружающегося в новый неофеодализм, на этот раз — глобальный. Закат Гольденштерна. Отдельные народы и люди, социальные институты и элементы культуры не просто слабеют. Одни теряют желание жить и инстинкт самосохранения, другое — эффективность, силу воздействия и притягательность. Люди, сообщества разного уровня перестают быть заинтересованными сами в себе и других. Пелевин — зеркало перехода к неофеодализму, ясно это показывает. Он как всегда ни к чему не призывает, но даёт чёткую картину состояния «цивилизованных людей» изнутри.

 

Не то чтобы все люди разуверились, впали в депрессию или возненавидели весь мир. Но они становятся всё более непредсказуемыми, в том числе — для самих себя.

 

Интересно, выпустит Пелевин на будущий год новую книгу?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter