Эта песня хороша, начинай сначала

Высокоприбыльную и широко известную в России компанию ТОАЗ уже много лет атакуют рейдеры. Но, в последнее время, состав неформальной рейдерской коалиции расширился, его пополнили самые натуральные террористы. И это не фигура речи, а установленные следствием и, впоследствии, судом, факты. 

Попытки оклеветать завод в ходе рейдерского захвата предпринимались и ранее. К старым попыткам добавилась «креативная» попытка инсценировать «террористическое логово» в одном из корпусов химического завода в Тольятти – и это, как утверждает ряд источников редакции, только один из эпизодов многолетнего рейдерского захвата ТОАЗ со стороны Уралхима и его владельца Дмитрия Мазепина.
 
Показательно, что люди, реально аффилировнные с рейдерами-террористами, в своей работе допускают «оговорки по Фрейду». Вчера они нарушили закон по тяжкой статье УК РФ о терроризме, сегодня безуспешно «переводят стрелки» и пытаются распространять в информационном поле абсурдно-бредовую теорию о том, что скандал с якобы ячейкой якобы ИГИЛ был выгоден владельцам завода ТОАЗ.

Но, бесспорным фактом является то, что именно бывший глава службы безопасности ТОАЗ Антошин, много лет назад завербованный Уралхимом, как троянский конь или даже вирус COVID-19 длительное время работал в интересах Мазепина, передавал в Уралхим критическую информацию, и в конечном итоге просто перешел закон – инсценировал существование на ТОАЗ склада с оружием и подбросил экстремистскую литературу. К счастью, человек провалился в вырытую для другого яму - был арестован сотрудниками ФСБ. Был осужден судом РФ. Является реальным уголовником. И, как показывают оперативные документы, планировал масштабировать свою мистификацию и на другие субъекты РФ. 

Как сказал недавно Президент, «кто как обзывается, так и называется». Это совершенно справедливо и в отношении владельца «Уралхим». Размещая заказные статьи в региональных медиа, владельцы этой компании де-факто пишут о себе, психологически оправдывая свои злодеяния. 

Дмитрий Мазепин уже давно владеет такими крупнейшими в химической отрасли компаниями как «Уралхим» и «Уралкалий», но ему всё мало. Это реальные монополисты, однако консолидированная отчетность «Уралкалия» за 2020 год показывает чистый убыток в 2,2 миллиарда рублей. 

«Уралхим» отчетности на своем сайте не публикует и последняя известная цифра датируется 2019 годом: чистый убыток по итогам отчетного периода тогда составлял 25 млрд долл. СШАТаковы таланты Мазепина как бизнесмена.

Для того, чтобы поправить свое положение, Дмитрий Мазепин вот уже 10 лет пытается забрать под свой контроль чужое эффективное предприятие "Тольяттиазот” - химический комбинат, бенефициаром которого называют бизнесмена Сергея Махлая. 10 лет безуспешной борьбы за чужое могли бы уже чему-то научить Мазепина. Например, тому, что не нужно брать чужое. Но вместо этого, попытки лишь выходят на новый, ещё более дикий уровень. 

Возможно, Дмитрий Мазепин считает, что инкорпорирование "Тольяттиазота” в убыточные и заложенные в ВТБ и Сбербанке активы Мазепина "Уралхим” и "Уралкалий” позволит не только поправить финансовое положение его бизнес-империи, но и стать одним из крупнейших игроков рынка химических удобрений в мире. У многих наблюдателей есть другое мнение, основанное на том, что если дела не идут в одном масштабе бизнеса, то при увеличении этого масштаба сами по себе дела не улучшатся. Как сказал известный литературный герой — «Царь обезьян мог бы вырасти до размера горы, но он всё равно останется большой обезьяной».

Как бы то ни было, для того, чтобы поправить дела своей бизнес-империи и получить в свое полное распоряжение самарский «Тольяттиазот», Дмитрий Мазепин явно заручился чьим-то высоким покровительством. Говорят, что он в своих попытках получить контроль над самарским активом действует в интересах целой организованной группы лиц. 

Бенефициарами аферы с попыткой захвата "Тольяттиазота” называют высокопоставленных сотрудников Администрации президента Российской Федерации, министра промышленности Дениса Мантурова, директора государственной корпорации "Ростех”, Сергея Чемезова, который вместе с Мазепиным входит в совет директоров "Уралкалия”. Сколько правды в этих утверждениях? Есть ощущение, что определённый уровень правдивости они задают.

Став в 2012 году миноритарным акционером «Тольяттиазота», на протяжении последних 9 лет, Дмитрий Мазепин, предпринял ни одну, ни две, а целый ряд попыток заполучить в свое распоряжение ТОАЗ, но все они провалились. Последняя новелла нашего героя – банкротство предприятия ТОМЕТ, связанного с «Тольяттиазотом» и имеющего перед ним значительную кредиторскую задолженность. Дмитрием Мазепиным и юристами «Уралхима» было инициировано арбитражное дело, по которому  «Уралхим» получил право истребовать долг «ТОМЕТА» в свою пользу.

Но, как показала история, попытки заполучить контроль над чужим ценным активом пока не очень эффективны. Что остается делать? Мазепин, при помощи своих пиарщиков из агентства PR Partner, возглавляемого Инной Анисимовой, решили расчехлить старые наработки: план операции по захвату предприятия, разработанный бывшим главой службы безопасности Бориса Березовского Сергеем Соколовым, приговоренным в 2020 году к почти 4 годам лишения свободы за имитацию террористической деятельности на территории «Тольяттиазота». 

Подельница Мазепина Анисимова передала самарское информационное агентство НИА САМ 4500 долларов США и техзадание на текст, в котором мазепинские пиарщики напрямую, но очень неубедительно обвиняют семейство Махлаев в организации имитации теракта.   Однако, профессиональный уровень сотрудников PR Partner критически низок. Они не удосужились прочитать материалы судебного дела по организации фейковых терактов на территории ТОАЗа, доступного в интернете и содержащего материалы аудиоконтроля встреч соучастников, а также некоторые детали о предполагаемых интересантах этих акций. 

В результате шитая белыми нитками теория о причастности владельцев ТОАЗ к имитации теракта выглядит настолько убого, что может вызвать только смех у любого, кто взял на себя труд ознакомиться с содержанием уголовного дела.

Участники той некрасивой истории говорят всё открыто - обсуждают нужды Дмитрия Мазепина (которого в разговоре они ласково именуют Димой) по получению контроля над предприятием, критикуют его за недостаточный масштаб аферизма.
 
 
Из текста прослушек переговоров между участниками уголовного дела можно сделать вывод: Участники предлагали Дмитрию Мазепину (которого участники ласково имению Димой) «решение вопроса», но он тянул с оплатой их услуг. Нет денег, нет решения вопроса. 
 

В материалах судебного дела было очевидно, какими пиар-методами предлагалось оказать давление на владельцев ТОАЗа для того, чтобы заставить их избавиться от активов в интересах неназванной группы лиц. Возможная причастность к этим акциям миноритарного акционера ТОАЗа Дмитрия Мазепина и связанных с ним бездарных рейдеров и бездарных пиарщиков тоже видна. Ну что ж — каждый подбирает команду по своим способностям.
 

Какой практический вывод мы можем сделать из всей этой ситуации? Он банален.

ТОАЗ работает, рейдеры садятся в тюрьму, а  их заказчик вложил в эту историю уже столько сил и времени, что, кажется, готов на любую дичь, чтобы захватить вожделенный приз. 
 
Но ТОАЗ — не переходящий кубок, а бизнес — это не соревнования по дартсу. Желающим заполучить чужие активы было бы неплохо больше заниматься оптимизацией собственного бизнеса, а не тратить силы на убогие попытки захвата и разрушения чужого. 

Сейчас суета вокруг ТОАЗа напоминает старую припевку «вот бы, а вот мочало — начинай сначала». Пора бы господам рейдерам прекратить глупить и повторять раз за разом то, чего они объективно не могут добиться. Тогда и собственные дела пойдут.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter