Белорусская политическая осень: анамнез

Президентские выборы в Белоруссии стали большим испытанием не только для немолодого уже, но по-прежнему горячо любящего власть Александра Лукашенко. Они стали испытанием для его старых и новых друзей и партнёров, союзников – стратегических и не очень, а также для всего многострадального белорусского народа и, конечно же, оппозиции.

После подсчёта голосов на избирательных участках 9 августа выяснилось, что за Александра Лукашенко проголосовали 80,1% белорусских избирателей – чуть меньше, чем 11 октября за таджикского коллегу Эмомали Рахмона (90,9). Центризбиркомы объявили такие цифры, и наблюдатели от СНГ традиционно подтвердили: всё было честно и справедливо, законно и транспарентно – в общем, демократично в хорошем смысле слова.

Определённой части белорусского общества такие данные пришлись не по нраву. Насколько большой – трудно судить, учитывая, что в Белоруссии госмонополия на политические соцопросы, и даже обычные опросы граждан по политическим вопросам.

Однако факт в том, что на оппозиционные манифестации не только в Минске, но и в десятках других населённых пунктов Белоруссии сразу же после закрытия избирательных участков стали собираться тысячи граждан. Они выражают свой протест уже третий месяц подряд, несмотря на жестокий массовый террор силовиков, и даже убийства.

Такого длительного массового протестного выступления даже старожилы не помнят. Учитывая, что речь не об Испании или Франции, понятно, что запрос на перемены в «стабильной» Белоруссии сформировался давно и был большим, ожидая лишь повода для практического выхода. Он и сейчас остаётся таковым.

 

Незадолго до регистрации кандидатов в президенты собравший наибольше количество подписей оппозиционный экс-председатель печально известного «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико по пути в Центризбирком заехал в следственный изолятор КГБ. Разумеется, не по своей воле и вместе с сыном, который возглавлял его избирательный штаб. Таких демонстративно топорных устранений соперников по президентской гонке тоже никогда не было.

Уже мало кто помнит, что изначально насчитывалось 55 претендентов на пост президента Белоруссии – беспрецедентное количество за всю историю президентских выборов. Из этого количества было зарегистрировано пять кандидатов в президенты. При этом окружение Лукашенко позиционировало претендовавших на президентский пост Виктора Бабарико, оппозиционного блогера Сергея Тихановского и создателя IT-парка Валерия Цепкало как «прокремлёвских».

КГК Белоруссии 18 июня прямо заявлял: «кукловоды» находятся в России, и они более влиятельны, чем Газпром. Фактически обвинялся лично Владимир Путин.

Русофобская истерия царила в белорусской «верхотуре» каких-то пару месяцев назад. О том, как запугивали Россией белорусских силовиков, чиновников, интеллигенцию и вообще всех, недавно рассказал сбежавший в Польшу бывший высокопоставленный представитель «лукашенковской обоймы» Павел Латушко.

 

«Ведь мы же должны вспомнить, и я об этом говорил российским политикам через СМИ, еще раз адресую, прямо перед выборами главным врагом Беларуси была Российская Федерация и Кремль. Нас собирали всех на закрытые совещания, в которых принимали участие председатель КГБ тогдашний Вакульчик (сегодня — госсекретарь Совета Безопасности Беларуси), Тертель, председатель Комитета государственного контроля (сегодня он уже председатель КГБ), Качанова, председатель Совета Республики (у вас — Совет Федерации). И они нам доказывали в течение трёх часов, что главным врагом Беларуси является Россия, именно Кремль; через своего посла Бабича, которого попросили из Беларуси, через Службу внешней разведки приезжают генералы российские, которые пытаются поставить на колени действующего президента и изменить власть в нашей стране; что ставленники Кремля — это Бабарико, это Цепкало как кандидаты в президенты. Ну неужели России такого урока недостаточно?», - сказал 2 октября Латушко в эфире радиостанции «Эхо Москвы».


Лукашенко четверть века целенаправленно и с особой тщательностью зачищал политическую систему от появления даже намёка на оппозиционность общерусского толка. Поэтому из 55 подавших заявки в Центризбирком не было ни одной реальной кандидатуры, которая бы апеллировала к воссоединению с Россией, сворачиванию националистической политики «белорусизации» и всем тем ценностям, которые исповедуют люди, не примкнувшие ни к митингам прозападной оппозиции, ни к официозным собраниям.

Поэтому русской альтернативы в Белоруссии не было и нет. Поэтому гражданам пришлось делать выбор между плохим и очень плохим. Была прозападная либеральная оппозиция и Лукашенко, который в попытках перехватить националистические знамёна выглядел едва ли не большим националистом, чем заокеанский мощный старик Зенон Позняк.

Представители прозападной оппозиции выглядели в высшей степени интеллигентно на фоне Лукашенко, стремившегося всеми правдами и неправдами победить «пророссийского кандидата». Они не делали резких заявлений, не вещали об исходящей от России угрозе, не брали в заложники российских граждан, не фабриковали на них уголовные дела с дикими и нелепыми обвинениями, не торговали головами русских и не корчились в припадках шпиономании. Всё это, впрочем, не значит, что в рядах белорусской прозападной оппозиции нет русофобов – наоборот, предостаточно.

 

В августе, на волне протестных настроений, экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская озвучила инициативу формирования «Координационного совета по трансферу власти в Белоруссии». Изначально было понятно, от кого КС собирается передавать власть, но до сих пор не ясно, как именно и кому именно.

КС – самочинное собрание самых разных личностей, от маститых политиканствующих русофобов до дизайнеров, музыкантов и прочих представителей «свободных профессий», столь же далёких от реальной политики, как филолог от отбойного молотка. Изначально формировалось впечатление, что это популярные, обладающие большим авторитетом личности, которым общество якобы доверяет решение очень ответственной и деликатной миссии.

На самом деле члены КС были не столько популярны и авторитетны, сколь узнаваемы, да и то, преимущественно, в узких кругах. Однако главная проблема была в другом: Александра Лукашенко забыли спросить, желает ли он осуществлять заявленный кем-то трансфер власти.

Похоже, что человек, более четверти века не выпускающий из легендарных «посиневших пальцев» пресловутую «выросшую корону», категорически возражает. Причём делает это настолько решительно, что не останавливается перед законными формальностями и моральными условностями.

Например, по его приказу в центре Минска, на соседней с президентской администрацией улице средь бела дня похитили члена президиума КС Марию Колесникову. Её пытались насильственно выслать на Украину, чего не практиковалось со времён СССР. Однако и в те времена советские диссиденты не рвали паспорт, чтобы потенциально принимающая сторона не смогла их принять. Сейчас эту мужественную музыкантшу держат в следственном изоляторе – такая мера, согласно УПК, применяется в отношении тех, кто может скрыться за границей.

 

Абсурда добавляет странная история с приглашением Колесниковой на беспрецедентную встречу Лукашенко с арестованными оппозиционерами в сизо КГБ. Адвокат арестованной Александр Пыльченко утверждает, что за ней в СИЗО города Жодино прибыли представители руководителя республики с предложением проехать в Минск «пообщаться», на что Колесникова ответила отказом.

Пресс-служба президента Белоруссии через Telegram-канал «Пул первого» заявляет, что «на встречу её не приглашали». То есть руководитель президентской пресс-службы Наталья Эйсмонт отрабатывает задание опровергнуть очевидный факт, роняющий авторитет её начальника и повышающий, соответственно, авторитет узницы печально известного жодинского изолятора.

 

Состоявшаяся в субботу 10 октября почти пятичасовая «встреча с представителями оппозиционных политических движений, которые сейчас находятся в СИЗО КГБ», как выразилась президентская пресс-служба, была очень странной. Со стороны может показаться, что речь о чём-то случайном: ехал поиграть в хоккей или по каким другим неотложный государственным делам Александр Григорьевич, насвистывая известную песню ВИА «Весёлые ребята», и между прочим заехал (в хорошем смысле слова), встретился с 11 политзаключёнными.

 

«Страна живет под лозунгом: «Даешь диалог». Я, исходя из упреков ваших сторонников, подумал о том, что самое радикальное предложение - по всем вопросам. Не надо зацикливаться только на Конституции. Половина, насколько я понимаю, здесь юристы, и прекрасно понимают, что Конституцию на улице не напишешь. Я на это смотрю шире, пытаюсь убедить не только ваших сторонников, но и все общество в том, что на проблему надо смотреть шире», - процитировала президентская пресс-служба выступление Лукашенко на мероприятии в СИЗО КГБ.


Уместно напомнить, что несколько лет назад Лукашенко озадачил своих подчинённых подготовкой проекта новой Конституции, который будет вынесен на референдум. Работа ведётся тайно. Недавно через какие-то оговорки третьестепенных лиц гражданам было предложено присылать свои предложения.

О каком «диалоге» в данном случае речь – не понятно. С согражданами представители властей с августа разговаривают дубинками, резиновыми пулями, светошумовыми гранатами и водомётами. Последствия таких «встреч» представлены огромным массивом фотографий и видеозаписей, ставших предметом рассмотрения Совета по правам человека ООН и участников Московского механизма ОБСЕ.

Непонятно, как можно вести цивилизованный диалог с узниками тюрьмы, перед которыми внезапно предстал Лукашенко с каким-то невнятным (судя по цитате) предложением. Понятно, что на улице основной закон страны не пишется, но есть ли для этого условия в камере учреждения КГБ? Там узники спят на «вертолёте» (конструкция между шконками), там вместо туалета – ведро, там роскошь – помыться в душе раз в неделю. С учётом сокамерников и различных процедур администрации – не самые благоприятные для законотворчества условия.

 

Лукашенко, похоже, даже не задумывается, как воспитывать законопослушного гражданина на уважении к Основному закону, положения которого написаны политзаключёнными в тюрьме. Возможно, даже не в этом цель странных телодвижений между президентским дворцом и СИЗО КГБ.

Отпущенный 11 октября под домашний арест участник «встречи» - бывший сборщик подписей за выдвижение Виктора Бабарико, бывший комсомолец и предприниматель Юрий Воскресенский в интервью государственному телеканалу заявил:

«Поэтому надо прекращать выходить в воскресенье на эти акции и переводить свою активность в политическую плоскость. Сейчас власть протянула нам руку, и эту руку надо обязательно пожать. В том числе не только ради себя и своей семьи, а не секрет, что по итогам акций задерживают сотни человек, и сотни людей ранее не привлекались к каким-то нарушениям, они портят свою биографию, они ухудшают себе жизнь, они создают проблемы другим людям в том числе. То есть не только, чтобы уберечь себя от проблем и не создать себе такие проблемы, в которые попал я или мои коллеги по следственному изолятору, но надо еще и спасти нашу страну, надо сохранить ее многовекторность, надо сохранить, в том числе, ее экспортный потенциал. Если мы будем постоянно ходить, все это приведет к ряду непредсказуемых последствий. Ну и, в конце концов, холода уже!».

 

 

Особенность этого «интервью» в том, что записано оно было и выдано в эфир за несколько дней до «встречи» с Лукашенко - в период содержания Воскресенского под стражей в СИЗО КГБ. Такие необычные обстоятельства лишь подтверждают, что закон «О СМИ», как и другие законы, и правила содержания под стражей отступают перед явленной политической целесообразностью.

Лукашенко очень желает прекращения унижающих его протестных манифестаций. При этом он понимает, что от заявлений сборщика подписей Воскресенского, равно как и от других людей, неправомерно названных «представителями оппозиционных политических движений», такого эффекта ожидать не стоит. Слишком многим понятно, в обмен на что любимец официозных СМИ покинул стены, которые помнят пытки и расстрелы НКВД.

В августе спецслужбы заставили Светлану Тихановскую зачитать на видеокамеру аналогичные призывы в обмен на возможность уехать за границу. После этого протестные выступления только усилились, и была даже предпринята попытка общенациональной забастовки.

 

Реально сейчас уличные протесты в Белоруссии никто не контролирует – ни КС, ни Тихановская, ни политзаключённые. Протестные манифестации координируются, в том числе, через известный Телеграм-канал NEXTA, но уже в гораздо большей степени -- через автономные «дворовые чаты».

В этом свете попытки Лукашенко создать себе какую-то оппозицию из полиитзеков выглядят жалко. Равно как и «ультиматум Тихановской», которая не контролирует живущий сам по себе белорусский уличный протест. Осталось подождать совсем немного, чтобы выслушать оправдания неминуемого фиаско.

В Белоруссии наступает затяжная, холодная политическая осень.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter