Лукашенко снова предаст, а Москва заплатит

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вечером 9 августа в Белоруссии закрылись избирательные участки. Не дождавшись обнародования итогов голосования, примерно через два часа по всей республике начались массовые выступления противников продолжения правления Александра Лукашенко.

 

Первые президентские выборы в Белоруссии состоялись в 1994 году. С тех пор главное чиновничье кресло бессменно занимает один и тот же гражданин. На референдуме 2004 года он добился снятия ограничений на участие «первого президента» в выборах на высший государственный пост. Таким образом, в другой части Союзного государства России и Белоруссии нет проблемы «обнуления» сроков.


При этом есть проблема огромной психологической усталости белорусского общества от бессменного правления бывшего председателя совхоза. По этой причине массовые акции ненасильственного протеста продолжаются до сих пор в десятках белорусских городов, и даже в деревнях. Оппозиционные выступления в Белоруссии никогда не достигали такого размаха, таких качественных характеристик.


Отличительной их особенностью является мирный характер. В отличие от Киева, в Минске не бьют витрины, не жгут покрышки, не захватывают здания. Отмечены немногочисленные случаи сопротивления представителям силовых ведомств. Для западных СМИ такой видеоряд – то, что надо.

 

Ещё одной причиной беспрецедентно массового участия граждан в протестных выступлениях стала жестокость правоохранителей. Видимо, бывший председатель совхоза дал прямое указание «отлупить» всех, да ещё и так, «чтобы другим наказали». Наверное, этим обусловлено использование силовиками машин скорой помощи и попрание других ограничений, наложенных на них как законодательством Белоруссии, так и международными документами.

 

По данным правозащитников и МВД, только за первые четыре дня было задержано около семи тысяч манифестантов. Почти все они были подвергнуты избиениям и пыткам в отделениях милиции и изоляторах, чему имеются многочисленные документальные подтверждения. Ещё большее количество участников мирных акций протеста отделались травмами и избежали задержаний. За каждым таким человеком – семья, родственники, друзья, коллеги по работе.

 

Уже со второй недели протестов Лукашенко был вынужден перемещаться на вертолёте даже по Минску, так как все центральные магистрали оказались заблокированными манифестантами. В традициях латиномериканских режимов функции полиции стала выполнять армия. Спираль Бруно, автоматы, пулемёты, снайперские винтовки и даже гранатомёты введены в норму. Резиденцию верховного правителя теперь охраняет около десятка БТР с крупнокалиберными пулемётами. Нечто подобное Минск видел только в начале 40-х.

 

Тогда же в белорусских городах уничтожалась русскоязычная топонимика и навязывалась «латинка». Оккупанты делали ровно то же самое, что и столь ненавидимый «змагарами» нынешний «рэжым Лукашэнки» в процессе инициированной им политики «белорусизации». Опирались оккупационные власти на вспомогательную администрацию, лишь отчасти прибывшую в их обозе под бело-красно-белыми флагами. Большинство местных коллаборационистов было взращено в БССР во время первой волны «белорусизации», инициированной большевиками и преследовавшей ровно ту же цель, что и в наше время – создание новой белорусской идентичности и встраивание её в «семью европейских народов».

 

Та же линия фактически была продолжена в постсоветский период. Лукашенко лишь слегка скорректировал этот курс, играя на ностальгии по разрушенному национально-государственному единству. Он агрегировал ирредентистские настроения элит и широких масс под неосоветской символикой, делал многозначительные намёки и даже подписывал многообещающие документы, которые, как показала практика, полностью исполнять не собирался. За каждый шаг он требовал кредитов, льгот, скидок и тому подобного – как в случае ратификации договора о ЕАЭС. Всегда находились отговорки в пользу неисполнения взятых на себя обязательств – даже в случае личных обещаний, как в случае непризнания независимости Южной Осетии и Абхазии.

 

В начале нынешнего века стало окончательно ясно: левый идейно-политический фланг выхолощен и полностью дискредитирован. Ликвидацию социального пакета уже невозможно было проводить под прежним демагогическим декором. Отмена льгот для учащихся, «афганцев», «чернобыльцев» и прочих категорий население, ведение нового Трудового Кодекса с контрактной системой в либертарианском духе и прочие нововведения, развороты и перевороты никак не вписывались в декларируемую концепцию «рыночного социализма».

 

Поэтому, при таком базисе, вполне естественной стала трансформация пресловутой надстройки. Социализм (или его подобие) в отдельно взятой постсоветской провинции мог существовать ровно до тех пор, пока шла достаточная подпитка извне.

 

России это многомиллиардное субсидирование принесло гораздо меньше выгод, чем ожидалось – как в экономике, так и в политике. Ни один из заявленных пяти интеграционных проектов в промышленности не был реализован. В войне с Грузией 2008 года белорусский союзник занял нейтралитет, в украинском конфликте 2014 года – сторону мятежников и их западных патронов. Даже на международных площадках Минск стал голосовать за осуждение «российской агрессии» (минская сессия ПА ОБСЕ 2017 года). До сих пор как бы «единственный союзник» не признаёт территориальную целостность России, с которой находится в Союзном государстве, ОДКБ, ЕАЭС и других интеграционных структурах.

 

Пресловутый «разворот на Запад» официального Минска сначала казался блефом, авантюрой. Прошло время, и с «белоруской многовекторностью» в Москве смирились. Как и с поставками «выгодной нефти» из США, Венесуэлы, Норвегии и других стран. Как и с репрессиями сторонников общерусского единства, что поначалу списывалось на издержки лукашенковского флирта с националистами.

 

Трансформации белорусской надстройки способствовали особенности сформированной к этому времени новой политической системы. Её характерными чертами стали авторитарный режим и тоталитаризм в декорациях из республиканских институтов и gongo. Проведя через референдум конституционные поправки, Лукашенко легально назначает судей, прокуроров, следователей и даже часть депутатов верхней палаты парламента. Фактически в президентской администрации утверждаются списки всех «народных избранников». В этом современная Белоруссия ничем не отличается от среднеазиатских, латиноамериканских и африканских стран.

 

Похожи ныне самостийные бывшие окраины и колонии комплексом выстраивания идеологического дискурса на противопоставлении метрополии. В случае бывших русских владений особенность ситуации в том, что ни Российская империя, ни Советская Россия не вели себя так, как англичане в Шотландии и Ирландии, в Индии и Австралии. Тем не менее, везде на постсоветском пространстве национализм имеет ярко выраженную русофобскую основу, и Белоруссия в этом не исключение.

 

Заигрывая с местечковым национализмом, культивируя его, накачивая бюджетными деньгами и продвигая посредством административного ресурса, Лукашенко пытался убить двух зайцев: и для русофобов стать «своим», и России продемонстрировать жупел, под который удобно выпрашивать субсидии и прочие формы «поддержки». Именно из этой оперы была серия декабрьских манифестаций в Минске, во время которых националисты жгли и рвали портреты Владимира Путина, а не его белорусского друга и партнёра, заблокировавшего реализацию договора о Союзном государстве.

Многим казалось, что Александр Лукашенко в этом промысле более удачлив, чем Виктор Янукович. Та же «многовекторность» во внешней политике, и даже спешно импортированные «Дни вышиванки» в политике внутренней.

 

Президентскую кампанию 2020 года на откровенно русофобской платформе выстроил только один кандидат. Погром активов «Газпрома» сопровождался политическими обвинениями Москвы. Дело дошло до захвата в заложники более трёх десятков российских граждан, которых голословно обвинили в терроризме и других тяжких преступлениях. Затем начался торг «живым товаром» в классике кавказского жанра. Всё это – события нынешнего лета. Россия до сих пор не получила не то что компенсаций, но даже извинений.

 

Сейчас уже очевидно, что в итоге белорусский лидер не стал своим ни для националистов, ни для их западных хозяев. При этом он перестал быть своим для народного большинства и утратил остатки доверия Кремля, и это гораздо большая потеря.

 

Теперь всё чаще Лукшенко можно видеть с автоматом руках. Очевидно, не от силы и процветания 66-летний правитель экипировал и вооружил своего 15-летнего внебрачного сына, которого возит за собой и между прочим демонстрирует изумлённой местной и зарубежной публике. Трудно придумать лучшую иллюстрацию краха пропагандистской иллюзии «белорусской стабильности», несостоятельности официозных выдумок про Белоруссию как «донора стабильности и безопасности».

 

Лукашенко фактически сам взрастил себе врагов. Именно он направлял своих посланников в США и Британию, интересуясь, какие услуги может предложить геополитическим врагам России. В 2018 году показательным стал визит главы МИД Белоруссии Владимира Макея в Лондон именно тогда, когда британское правительство дезавуировало приглашение Сергея Лаврова и инициировало новый пакет антироссийских санкций под предлогом «отравления Скрипалей». До этого Макей, будучи главой президентской администрации, жаловался на Россию и просил США помочь в противостоянии с ней, обсуждал соответствующую «дорожную карту».

 

Именно Лукашенко принимал в Минске делегации Джеймстаунского фонда и других специалистов по «сдерживанию России». Именно он санкционировал отправку к ним на обучение перспективных кадров и лично выступал на интернациональных русофобских шабашах в Минске.


Несомненно,авантюра с «белорусской автокефалией» и отставка патриаршего экзарха митрополита Павла – тоже не сугубо церковное дело. «Коренизация» - один из краеугольных камней «белорусизации» (и «украинизации», и прочих таких практик). Вряд ли в Белорусском Экзархате РПЦ забыли, какой экзальтированный русофобский приём теперь уже бывшему предстоятелю устроили местечковые «змагары». Показательно, как прокомментировал отставку митрополита Павла особо приближённый к Лукашенко протоиерей Фёдор Повный: «Молился об этом».


Лукашенко заигрался в «белорусизацию». Наглядным подтверждением этому стал интересный эпизод во время многотысячного митинга у президентского дворца 30 августа (в День рожденияруководителя республики). Среди прочих противников его правления к оцеплению силовиков пришла делегация титулованных спортсменов с плакатом «Спортсмены с народом». Среди них была и Александра Герасименя. Они кричали: «Мы играем честно», «Народ победил».

 

В 2014 году та же Герасименя была лицом официозного «белорусизаторского» мероприятия «Мова Сup» («Кубок Языка»). Министерство спорта и туризма, государственный «Беларусбанк» и другие заинтересованные тогда были активно вовлечены в этот и подобные прожекты. Сегодня только слепой не видит причинно-следственных связей.

 

Почти 400 спортсменов и представителей отрасли опубликовали открытое письмо, потребовавот властей в первом же пункте: «Признать прошедшие 9 августа 2020 года выборы президента Республики Беларусь недействительными ввиду многочисленных фактов фальсификаций и давления на избирательные комиссии. Требуем провести повторные выборы президента Республики Беларусь в соответствии со всеми международными стандартами, а также отставки действующего состава ЦИК с привлечением к предусмотренной законодательством ответственности».

 

Почти 800 выпускников Академии управления при президенте подписали аналогичное обращение. Видимо, по этой причине ректор «ведущего вуза страны» недавно был спешно уволен.


Из этой же серии – обращение с подписями более 2,7 тысяч представителей научной общественности республики. Среди отказавших Лукашенко в легитимности и осудивших жестокость силовиков – Арсений Сивицкий, трудоустроенный в Академию наук, как и другие русофобствующие «батькины эксперты».

 

Подобные документы активно подписывают представители разных профессий и сфер деятельности. Своих должностей лишились два кадровых дипломата, открыто поддержавших оппозицию. Средичленов выступающего от имени протестующих «Координационного совета по трансферу власти» замечены представители бизнеса и стачечных комитетов.

 

Запад уже определился с дальнейшей политикой в отношении Белоруссии. Лукашенко не признан легитимным правителем, озвучены решения применить санкции. Вряд ли они затронут импорт белорусских нефтепродуктов и некоторые другие по-настоящему чувствительные для взаимной торговли сферы. Пока нет основной считать, что под удар попадут «кошельки Лукашенко» из ТОП-200 белорусских «неолигархов». В «чёрных списках» Евросоюза пока что менее двадцати физлиц.


Россия признала президентскую кампанию 2020 года полноценными президентскими выборами. Владимир Путин поздравил Александра Лукашенко одним из первых. Российский посол Дмитрий Мезенцев обрушил на белорусских чиновников и силовиков поток славословия за освобождение десятков незаконно задержанных, избитых и обворованных российских граждан.

 

Москва пообещала военную защиту Белоруссии по линии ОДКБ в случае угрозы интервенции. Обещана помощь российскими правоохранительными структурами в случае эскалации внутренней угрозы режиму Лукашенко. Если первое решение с точки зрения национальных интересов России и логики геополитического процесса выглядит полностью оправданным, то второе ряд экспертов как в России, так и Белоруссии назвали ошибкой.

 

Очевидно, в дальнейшем Москва продолжит защищать полностью дискредитировавшего себя «союзника» от внешнеполитических угроз. Будет продолжена экономическая поддержка.


Задолго до финала президентской кампании российские торговцы нефтью пошли на уступки по стоимости нефти. Правительство РФ пообещало им компенсацию из бюджета – то есть российские налогоплательщики будут дотировать поставки в Белоруссию общенационального богатства. Недра формально принадлежат народу.

 

Лукашенко не первый год добивается снижения стоимости импорта российского газа. Очередные переговоры начнутся осенью и, по предварительной информации, Москва пойдёт на уступки. Она уже пошла на уступки в пересмотре давно подписанных и частью выполненных договорённостей по строительству БелАЭС. Москва не только помогает сократить зависимость Белоруссии от импорта российских углеводородов, но и кредитует этот процесс (только по линии правительства РФ выделено $10 млрд). В июле было оформлено изменение межправительственного соглашения: кредит продлён на два года, его ставка снижена до 3,3% годовых, выгода Минска от реструктуризации оценивается примерно в $600 млн.


Реструктуризации и рефинансирования ждут и другие долги официального Минска. Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков заявил 25 августа журналистам, что Россия согласна помочь Белоруссии и рассмотретьвопрос о рефинансировании долговых обязательств Минска. Вскоре после этого, 27 августа Лукашенко заявил, что премьер-министры России и Белоруссии проведут переговоры о рефинансировании $1 млрд белорусского долга. «То есть мы у себя этот миллиард долларов, договорившись с Россией, оставим. И это будет хорошее подкрепление нашей национальной валюты», - уточнил Лукашенко.


Не все в России в восторге от такой перспективы. Проводятся аналогии с Чечнёй и Украиной перед «майданом» - Москва тогда была щедра на многомиллиардные «поддержки». После пенсионной реформы, под давлением западных санкций и «коронавирусного» экономического спада, считают некоторые, не время для таких подарков за счёт российских налогоплательщиков. Ставятся неудобные вопросы о кредитовании российских нужд, о хроническом недофинансировании важнейших статей федерального и местных бюджетов.

 

Москва оплатит очередное спасение Лукашенко, который создал ситуацию такоговыбора. Москва оплатит его спасение под предлогом спасения Белоруссии, помощи братскому белорусскому народу. Москва всегда платила, платит сейчас и, видимо, будет платить по подобным счетам.

Ведь ничего на самом деле принципиально не изменилось – ни в Минске, ни в Москве. По-прежнему отсутствует российская стратегия на постсоветском пространстве. Тактика сводится, в лучшем случае, к «битью по хвостам». Универсальный рецепт решения проблемы – «забросать баблом».


Пройдёт немного времени, и Лукашенко сможет продолжать прежний курс. Возможно, он даже расширит «многовекторность» и углубит «белорусизацию». Главное для него сейчас – удержать власть, а уж как ею распорядиться он знает. И в России знают, делая вид, что достойной альтернативы быть не может.

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter