История русского хиппизма. Часть 6

Предыдущая статья.

 


 

Хиппи-культура неотделима от музыки и порождена была ею. Рок-н-ролл, интеллектуальный неофолк, авангардный джаз – все они легли в основание хиппи-культуры. Впервые в человеческой истории эстетические факторы стали причиной социальных процессов.

 

Жизнь, согласно идеологии хиппи, есть сама по себе акт искусства. Визуальное творчество – живопись, одежда, украшения. - музыка, телесная пластика, перфомансы и иные метатеатральные действа – все есть своеобразные мистические акты прорыва к запредельному, изначально внелогическому и невербальному «духовному началу мира», «вечному свету».


Культура хиппи на Западе в той или иной форме влияла на развитие всей рок-музыки, по сути, создала целый жанр психоделического рока. Гимном западного хиппи-движения стала песня Скотта МакКензи «Сан Франциско» со словами «Be Sure to Wear Flowers in Your Hair» («Убедись, что в твоих волосах есть цветы»).

 

Если говорить о роли музыки в движении именно советских хиппи, то возникает опасность отхода от темы в сторону воистину безграничной темы «рок в СССР». Но все же из нее «хиппи-сегмент» вычленить можно.

 

Первые хиппи в СССР возникли почти одновременно с собратьями в США. В 1965 году уже были люди, вполне осознанно именовавшие себя хиппи, хотя даже в Америке это название только входило в широкий обиход. Несомненно, что те, кто получил информацию о новом молодежном движении из зарубежных радиопередач или иных источников имели представление и о соответствующей музыке.

 

К середине 1960-х музыка группы «Битлз» в СССР была уже достаточно известна, множество ее поклонников пыталась музицировать самостоятельно. Электрогитары и иные инструменты, как правило, очень низкого качества, уже имелись в советских ведомственных клубах и территориальных Домах культуры. Если к фабричным инструментам доступа не было, советские битломаны их делали самостоятельно. Гораздо большей проблемой было отсутствие качественных усилителей и звуковых колонок, имевшаяся в клубах комплекты для кинопоказа, давали крайне низкое качество воспроизведения звука. Часто слова солиста в зале разобрать было невозможно.

 

На 1969 год, когда в журнале «Вокруг света» появилась давшая начало широкому движению хиппи в СССР статья Генриха Боровика «Путешествие в страну Хипляндию», в СССР уже было множество рок-групп, порой вполне высокого профессионального уровня.

 

Как правило, их участникам уже не нужно было читать статью номенклатурного журналиста, они прекрасно знали, почему в 1966 «битлы» отрастили волосы, и что представляло собой «лето любви» 1967 года с кульминационным фестивалем в Вудстоке.

 

Когда в 1969 году в Риге проходил первый в СССР полуподпольный, замаскированный под «конкурс коллективов художественной самодеятельности», всесоюзный рок-фестиваль, музыканты выглядели именно как хиппи, с обязательными длинными волосами, в ярких рубашках и расшитых брюках-«клешах». Такая стилистика сохранялась вплоть до конца 1970-х.

 

Музыкант московской группы начала 1970-х «Второе дыхание» Игорь Дегтярюк «выходил на сцену в псевдоиндейском пончо, широченных цветастых клешах из гобеленовой ткани, по каждой штанине которых в виде лампасов шла лента из пацифистских знаков».

 

Музыкальная стиль первых советских рок-групп, как правило, соответствовал американскому «гаражному року», представляя собой утяжеленный ритм-энд-блюз с редкимивкраплениями психоделии. Чистый психоделик-рок практически никто не играл за весь период существования СССР. Так же вплоть до горбачевских времен в «стране победившего социализма» не возникло ни одной более-менее известной хард-роковой группы, хотя «Дип Пёрепл», «Лед Зеппелин» и иные «назареты», были популярны в народе.

 

Песни до начала 1970-х исполнялись, как правило, на английском языке. Первые советские рок-команды выступали обычно на официальных и подпольных концертах в клубах ВУЗов или научных институтов, где для публики главной была не музыка как таковая, а возможность потанцевать. Тексты мало кого интересовали.

 

Первой советской рок-группой (в тот период больше употреблялся термин «поп-группа», впоследствии в среде советского андеграунда приобретший негативное значение) с собственной полностью русскоязычной программой был ленинградский «Санкт-Петербург» основанный в том же 1969 году Владимиром Рекшаном и существующий в настоящее время.

 

С 1966 года и формально до сих пор функционирует московская группа «Цветы» под управлением Стаса Намина. Прославилась тем, что стала первой рок-группой, - впрочем,так ее можно было назвать с очень большой натяжкой, скорее это был обычный «эстрадный коллектив» с легким налетом хиппи-эстетики, - получившей официальный статус.

 

Стас Намин принадлежал к «элитарным хиппи» из числа номенклатурной «золотой молодежи». Его дедом был известный сталинский нарком Анастас Микоян. Очевидно, именно это повлияло на то, что малоизвестный «школьный ансамбль» смог выпустить на государственной фирме «Мелодия» грампластинку.

 

В 1975 году через несколько месяцев после лишения именитого дедушки всех официальных постов, группа «Цветы» была распущена по решению Министерства культуры СССР, с запретом упоминания в официальных документах. В постсоветское время Стас Намин в 1999 годув театре своего имени поставил рок-мюзикл «Волосы», в 2006 году организовал в одном из московских элитных клубов празднование «40-летия советского движения хиппи».

 

«Самый первый» советский рок имел к хиппи-культуре самое прямое отношение. Музыканты не только выглядели как хиппи. они себя к ними и относили, поскольку для людей конца 60-х – начала 70- «рок» и хиппизм были едиными понятиями. Лишь впоследствии, где то к 1975 году рок-музыка и «Система» собственно хиппи-движение как-то разошлись и существовали параллельно.


Но,так или иначе, через увлечение хиппизмом прошли многие деятели советской и российской музыкальной культуры.

 

В первой московской «солнцевской» «Системе» состояли музыкант и актер Петр Мамонов, «лучший рок-гитарист СССР» Александр Липницкий, музыкант и кинорежиссер Максим Капитановский.

 

Рок-музыканты Борис Гребенщиков, Гарик Сукачев, Крис Кельми, музыкальный журналист Артемий Троицкий в той или иной мере соприкасались с первой «Системой».

 

Особенно надо отметить петербуржца Ганнадия Зайцева и москвичку Маргариту Пушкину. Геннадий Зайцев считается лидером хиппи движения Ленинграда 60-х 70-х годов, создателем многолетнего лагеря на латвийской реке Гауя. При этом с начала 1970-х он был антрепренером-организатором рок-концертов, одним из основателей и первым президентом созданного еще при Брежневе, - в 1980-м году! - Ленинградского рок-клуба. Геннадий Зайцев был основателем подпольной музыкальной журналистики, создал первый в СССР самиздатовский рок-журнал «Рокси».

 

Маргарита Пушкина с конца 1960-х «тусовалась» среди «элитных хиппи». Но не чуралась общения с «простонародьем» из круга Юрия Буракова-«Солнце». Впоследствии стала известна как поэтесса, автор песенных текстов вошедших в «золотой фонд» российской рок-поэзии. Под ее редакцией много лет выходил журнал-альманах «Забриски Райдер»,который стал русскоязычной энциклопедией хиппи-культуры. Издание было изначально некоммерческим, его выход финансировали из идейных соображение разбогатевшие бывшие хиппи из «первой волны».

 

 

 

 

На первых этапах развития советской рока власти это явление не преследовали. Группы, как правило, имели официальное прикрытие в качестве клубных «самодеятельных ансамблей». Серьезные проблемы могли возникнуть только при проведении платных концертов, но благодаря системе продуманных мер по реализации билетов эта проблема решалась. Даже последовавшие в 1971 году репрессии против хиппи, рок-команд практически не коснулись.

 

 

В Прибалтике, где атмосфера была намного более свободной чем в России и, особенно, на Украине - там хиппи было много, но собственного муз-движения фактически не было, власти боялись любых независимых творческих проявлений, - проводились даже рок-фестивали, куда съезжались хиппи со всего СССР. При этом «волосатых» на этих официальных мероприятиях никто не преследовал. Как писал бывший хиппи Владимир В. Видеман в недавно вышедшей книге «Запрещенный союз» последний такой рок-фестиваль был в 1976 году в эстонском городе Вильянди. Хиппи со всего СССР под наблюдение милиции сидя (танцевать не разрешалось) на травке слушали хард- психоделик- и арт-рок. Причем музыка была очень высокого профессионального уровня. Кто были исполнители, откуда они взялись и куда сгинули – неизвестно. Скорее всего это были прибалтийские команды, спокойно занимавшиеся музыкой при ведомственных клубах. Единственная в СССР игравшая электронную музыкув стиле синти-поп группа «Зодиак» была основана студентам Латвийской государственной консерватории. В РСФСР, УССР и иных местах аналог «Зодиака» был бы невозможен.

 

Фестиваль в Вильянди 1976 пришелся на рубежное время по отношению властей к советской рок-музыке. Где-то с середины 1970- началось всяческое преследование рока. Вышедший на виниле в 1975 году концептуальный проект композитора Давида Тухманова «По волне моей памяти» стал первым и последним официально изданным роковым (арт-роковым) альбомом СССР. После этого власти стали «зажимать гайки».

 

Появились сложности с официальной легализацией рок-групп. Водилась в том или ином виде цензура на тексты, стали водиться дикие, - типа обязательного включения партий духовых инструментов, запрет на ускоренный ритм ударных, - и к собственно музыке. Официальные «ученые-культурологи» в своих трудах утверждали, то рок это не музыка, а вид буржуазного «псевдоискусства», коммерческий продукт масс-культуры.

 

Книга 1974 года «культуролога» Александра Кукаркина, «По ту сторону расцвета. Буржуазное общество: культура и идеология», особенно ее первое издание, содержала совершенно бредовые утверждения о рок-музыке. В частности,«разрушении клеток головного мозга при прослушивания барабанных ритмов более 90 ударов в минуту», «пропаганде рок-кульутурой половой распущенности, человеконенавистничества и сатанизма». Последнее обвинение было, с учетом того, что СССР был вроде как атеистическим государством, особенно пикантно.

 

Однако книгу Кукаркина, рекомендованную в качестве справочного пособия для учебных заведений «культурно- просветительского профиля», советские хиппи часто покупали ради нескольких качественных фотографий западных групп и исполнителей, в частности «Битлз» и Френка Заппы.

 

Если говорить о музыке и поэзии собственно советских хиппи из «Системы», то у них уже с начала 1970- появляются написанные на сленге песни «только для своих», малопонятные для «нормальных людей». Большинство произведений аутентичного хиппи-творчества 1970-х сейчас забыто. В сети Интернет есть лишь текст песни «Когда я был чилдреном».

 

Хотя когда-то была сделанная на музыку уэбберовской «Иисус Христос – суперзвезда» и пародирующая коммунистический официоз «опера» «Великая Октябрьская Социалистическая революция», где Магдалина-Крупская поет «арию»о Христе-Ленине: «Я не знаю как его любить… Революцию любит он. Лишь ее. Любит он». Впоследствии в 1980-е годы, во времена «второй хипповой волны» были и другие «внутренние» песни, в частности блюз «Аллигатор» («По Миссисипи плывет пирога»).

 

Из широко известных групп конца семидесятых - начала восьмидесятых «хиповскими» провозглашались прежде всего «Воскресенье», чья песня «Сколько мне пройти дорог» считалась чуть ли не гимном русского хиппизма.

 

Подобный статус имела песня «Хипарь» («Солнце мне светило как фонарь») замечательной питерской группы «Выход» Сергея Селюнина. В девяностые годы его песня «Пионеры» («Пионеры в леса уходили») стала гимном постхиппистского до сих пор существующего движения «Радуга» (К гомосексуалистам и иным ЛГБТ отношения не имеет).

 

Однако основным «бардом и скальдом» русского хиппизма с середины 1980-х годов до настоящего времени является рок-певица, литературовед и переводчица Анна Герасимова, в «Системе» известная как «Умка».

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter