Домашний арест. Часть 2.

От редакции. Данная статья была опубликована до принятия поправкок в КоАП (ст. 13.15 КоАП). Она не содержит утверждений о коронавирусе и его распространении и выражает исключительно точку зрения автора.

 

Часть 2.

 

Теперь самый важный вопрос. Каким образом создаваемая сейчас система гиперконтроля над людьми сможет быть введённой НАВСЕГДА?

 

Простейший и самый очевидный способ – это регулярный запуск новых инфекций. К этому людей готовили давно – начиная с «пророчеств» о том, что в XXI веке возникнут новые болезни, от которых не будет лекарств, и кончая вполне научными прогнозами о том, что антибиотики скоро перестанут действовать[1]. Общественное мнение уже подготовлено к тому, что эпидемии - это возможно и даже неизбежно.

 

Как будет выглядеть мир, в котором эпидемии, настоящие или медийно-раскрученные, станут регулярными? Как ни странно, вы это уже знаете. Это «мир Греты Тунберг». То есть мир, в котором авиаперелёты и морские круизы станут сверхроскошью для сверхвлиятельных людей, чьё здоровье контролируется ежечасно (ибо самолёт – лучший способ «разнести заразу», корабль – второй по эффективности). Туризм умрёт полностью, реальные поездки заменятся «интернет-клубом кинопутешествий». Как частное, так и массовое производство еды – очень опасное с эпидемиологической точки зрения – будет запрещено. В России это происходит уже сейчас – под предлогом борьбы с эпизоотиями массово забивается скот, а новые законы всё ужесточают пользование землёй, водой, любыми ресурсами: скоро свой колодец во дворе и своя картошка на огороде станут составом преступления. Но то же самое произойдёт и везде. Еду будут выращивать полузаводским способом, причём под абсолютным контролем государственных органов. Зато выбросы в атмосферу сократятся до безопасного минимума, хе-хе.

 

Теперь уже можно с основанием предположит, что Грета Тунберг и «коронавирус» являются разными сторонами одного проекта. Мы просто не поняли сразу смысла её проповеди. Фактически, радикально зелёная идеология нужна для ПОЗИТИВНОГО ОПРАВДАНИЯ тех мер, которые будут введены под совершенно иным предлогом – «борьбы с эпидемиями».

 

Тут, пожалуй, стоит осветить тему подробнее. Есть известное высказывание, приписываемое Аль Капоне – «добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем просто добрым словом». На самом деле это высказывание – о пропаганде. Пропаганда хороша только в том случае, если подкреплена насилием. Человек не будет верить в явную чушь, но если его бить, он в неё поверит, причём в каком-то смысле искренне[2]. Так действует не только боль, но и страх – что сейчас называют «стокгольмским синдромом». Например, вполне разумные вроде бы люди во времена господства большевиков заставляли себя поверить в «марксизм-ленинизм-коммунизм». Характерно, что марксистский бред начался раньше, чем собственно «революционное насилие». Так и здесь – «зелёный» бред появился раньше, чем средства принуждения к «экологичной жизни». Но именно вместе они сделают чудеса – обыватель куда быстрее смирится с чудовищными, в сущности вещами («пропуском на улицу»), если дать ему утешение – дескать, он живёт правильно и хорошо, «да, мы живём в электронной тюрьме, но как же расцвела природа за её стенами». Нам эту цветущую природу даже покажут - по телевизору.

 

Однако продолжим. Итак, на любые перемещения будут требоваться очень сложно получаемые разрешения. Для того, чтобы выехать из Москвы в Новосибирск, нужно будет подавать заявку на разрешение за месяц и объяснять необходимость поездки. Поездка за границу потребует оформления до полугода на тех же условиях, как в СССР при поездке в «капстрану». Выход на улицу – только по пропуску из полиции, с объяснительной запиской («а зачем это вам на улицу»). Образование и ресторанный бизнес перейдут в онлайн. Все традиционные формы политической активности будут абсолютно запрещены: какие могут быть митинги или демонстрации во время эпидемий? Или даже в промежутках между ними? Любые уличные мероприятия уйдут в область преданий. Да, пожалуй, и любые массовые мероприятия вообще. Собираться больше трёх разрешат только в масках с перчатками и только с разрешения полиции. Исключение – работа, которую нельзя сделать удалённой. Однако и тут будут свои новшества – например, категорический недопуск на рабочее место посторонних, контроль всех контактов, измерение температуры (а то и анализ крови) при входе в офис. И много ещё чего!

 

Интересны и геополитические следствия. Сейчас, например, повышается статус национальных государств, которые ещё вчера многим казались пережитком прошлого. Однако не стоит думать, что всё дело было затеяно для того, чтобы снова воскресли «настоящая Франция» или «настоящая Германия». Европейский Союз не выпустит никого из своих лап. Скорее, можно ожидать разбиение Европы даже не на «еврорегионы», а на ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОКРУГА. То есть на куски территории, которые можно будет быстро и удобно изолировать при очередной волне очередного коронавируса или чего-то подобного. Функции управления возьмут на себя Центры Эпидемиологического Надзора. В России соответствующие функции – прежде всего силовые – возьмут на себя давно готовые к этому войска МЧС.

 

При этом мир останется глобальным на уровне элит. Этим почему-то не будут страшны никакие вирусы, они будут летать на суперджетах, наслаждаться тропической природой и жить полной жизнью. Все остальные будут существовать на правах арестантов. И существовать не слишком долго: каждая очередная волна очередного «вируса-666-ай-яй-яй» будет нешутейно истреблять известную часть населения.

 

Впрочем, убивать людей будет не только вирус. Человек, сидящий дома и трясущийся от ужаса, представляет из себя идеальную мишень. Группа «угнетённых меньшинств» с государственным покровительством сможет вырезать людей тысячами. Например, те же московские «гастарбайтеры» – которые давно объединены в разные организации, причём всякие «джамааты» не столь страшны, как слаженные бригады «Жилищника» – смогут резать «государствообразующее население» в любых количествах. Камеры их, конечно, видеть будут, но… «они все на одно лицо», «искусственный интеллект никого не опознает». Естественно, безнаказанная резня вызовет не возмущение (у нашего населения давно отбита – физически, битьём – сама способность возмущаться), а животный ужас. В котором оно и будет доживать свой куцый век. Кому потом отдадут Москву или вообще бывшие «русские регионы», решит начальство… Те же практики (может быть, в более мягкой форме) можно масштабировать, вплоть до планетарного масштаба, если потребуется.

 

В заключение – лучик оптимизма. Во-первых, это всего лишь сценарий. Может быть, через месяц-другой режим самоизоляции ослабят. Конечно, камеры из подъездов никуда не денутся, а мелкий бизнес издохнет в корчах, это неизбежно, но по улице гулять всё-таки разрешат. И во-вторых, этот сценарий – далеко не худший из всех возможных. Есть ведь и такая версия, что под видом «коронавируса» все государства проводят мобилизационные учения перед ядерной войной. В которой, скорее всего, уже заранее определены победители и побеждённые, причём всем понятно, что ждёт в этом случае Российскую Федерацию и нас всех... Но это мне уж очень хочется считать конспирологией.

 

Ну и совет. Заведите собаку. Возможно, через какое-то время её придётся сдать живодёрам (власти могут запретить собак в городе, и вы ничего с этим не сделаете), но сейчас у вас появится легальный повод хотя бы иногда гулять, дышать воздухом и видеть солнце не через стекло.

 

Приятного отдыха!

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Это действительно так, поскольку благодаря отбору появляются новые штаммы бактерий, устойчивых к антибиотикам, а разработка новых антибиотиков экономически невыгодна (о причинах этого распространяться не будем). Это привело к появлению целого ряда «глобальных инфекций» (которых не называют пандемиями, поскольку это не нужно). Достаточно упомянуть о войне MRSA – метициллинрезистентными золотистыми стафилококками. Эта война идёт с 1970-х годов, и конца-края ей не видно.

Кстати, напоминаем, что антибиотики эффективны только против бактерий, но не против вирусов. Вирусы – это отдельная и очень болезненная (во всех смыслах) тема.

 

[2] В крайней форме это показано у Оруэлла – на фоне диких истязаний человек может поверить даже в то, что пять – это, «в сущности», четыре.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter