Мы просим, чтобы нам хотя бы не мешали

Семейное образование в России, получив законодательное признание с 1992 года, активно развивается. За это время многие родители самостоятельно, на основе отечественного и международного опыта, разработали уникальные системы обучения для своих детей.  На сегодняшний день на заочной и семейной форме обучаются, по разным оценкам, около 100-200 тысяч российских детей.
 
В конце февраля в Государственной Думе прошла встреча депутата Николая Земцова и представителей Национальной Ассоциации Семейного образования (НАСО). Особый интерес у участников круглого стола вызвал опыт других стран, в которых семейное образование получило серьезную поддержку, а также его ценность для развития семейной политики государства в целом.
 
 
Члены Национальной Ассоциации Семейного Образования поделились статистической информацией, собранной в России и за рубежом среди семей, выбравших для своих детей данную форму обучения. 
 
В прошедшем году число семей, которые забрали детей из школы, чтобы обучать их  самостоятельно, удвоилось и их число продолжает расти. Среди основных причин, по которым родители забирают детей из школ, они называют буллинг, претензии к предлагаемым программам и желание обеспечить освоение знаний в индивидуальном режиме.
 
По данным НАСО, 60-80% родителей (в зависимости от региона) считают главной ценностью воспитание детей в традиции и ценностях семьи. При этом 65-70% родителей занимаются по советским учебникам или их репринтам, и только 4-7% пользуются современными учебниками. 
 
За последние годы в четыре раза (с 10% до 40%) вырос процент молодых семей с одним ребенком.  Родители стали включать в индивидуальные учебные программы логику, астрономию, инженерное дело, эстетику и латынь, уделяют существенное внимание истории родного края и патриотическому воспитанию. 
 
 
На встрече в Госдуме были озвучены результаты исследований в США, где семейное образование имеет значительную историю и серьезно изучается. Согласно данным многолетнего  исследования Национального института исследования образования США, дети, получающие семейное образование, показывают лучшие академические результаты, чем обучающиеся в школах. При этом они демонстрируют не менее высокий уровень социализации. 
По общему показателю психологической зрелости «семейники» в среднем превосходят «школьников» на 57%. У детей, обучающихся в семье, меньше поведенческих проблем, они менее зависимы от дурного влияния сверстников и обладают более устойчивым самоуважением.
 
Академические успехи в среднем тоже выше, причем почти в 2 раза: показатели «школьников» по основным предметам – 50, а «семейников» – 86 баллов. В колледж поступают 46% «школьников» и 74% «семейников». Удовлетворенность жизнью в целом у взрослых, получивших семейное образование, также значительно выше: 58,9% против 27,6%.
 
Среди плюсов семейного образования участники круглого стола называют отсутствие бюрократии и возможность «голосовать ногами». Это подтверждается данными исследований, согласно которым академические результаты семейного образования никак не коррелируют с уровнем государственного контроля над ним. В связи с этим напрашивается вывод  том, что осуществление такого контроля – ненужное обременение семей и бессмысленная трата государственных денег.
 
Жесткий контроль государства никак не поможет обучать детей лучше, он только способствует излишнему напряжению.  Это мы видим и по школе: контроль максимальный, а средние результаты обучения ниже, чем в семье. 
 
Кстати, именно планы Министерства просвещения ограничить свободу семей вызвали последнюю волну негодования среди ряда родителей, создавших в сети обращение с критикой нового проекта нормативных установок. Отсутствие продуктивного диалога привело к противостоянию.  
 
«Семейники» формируют мощную  образовательную инфраструктуру (онлайн и оффлайн объединения и сообщества, семейные школы и центры, детские клубы по интересам, мастерские). У этой инфраструктуры, благодаря её гибкостью и эффективности, есть шансы внести  вклад и в развитие общеобразовательной школы.   Известен позитивный опыт взаимовыгодного сотрудничества между сообществами родителей, практикующих семейное образование, и учебными заведениями. Но такое возможно лишь в ситуации, когда помощь школ не навязывается родителям, а принимается ими добровольно.
  
«Школы думают, что сотрудничество – это когда они приказывают, а мы выполняем. Нас не устраивает такой перекос. Мы просим, чтобы нам хотя бы не мешали», - сетуют родители. 
 
«Свобода и право на семейное образование – это одно из прав человека, – подчеркивает  представитель Всемирного конгресса семей в России и СНГ Алексей Комов. – Например, в нацистской Германии при Адольфе Гитлере семейное образование запретили – для того, чтобы все дети прошли через промывку мозгов и воспитывались в идеях национал-социализма. До сих пор в Германии этот закон не отменен, успешно используется для того, чтобы воспитывать детей в новой идеологии толерантности, политкорректности, в том числе новых гендерных норм. И закон, который был введен Гитлером, до сих пор действует. В Швеции тоже запрещено семейное образование. В стране с самой сильной ювенальной юстицией, где государство говорит, что  чиновники лучше родителей знают, как воспитывать детей». Комов считает, что семейное обучение имеет отношение не только к желанию родителей создать здоровую среду обучения для своих детей, но и к будущему самого государства, к формированию в нём гражданского общества. 
 
«Среди важнейших задач, в решение которых семейное образование может сделать серьезный вклад при условии разумной государственной политики, – сохранение языковой и культурной идентичности наших соотечественников за рубежом, их духовной связи с Родиной, привлечение их к получению высшего образования в России», – уверена председатель НАСО Александра Машкова.
 
«Если мы посчитаем, сколько денег нужно вложить государству в школы и в образование, то семейное обучение в финансовом плане оказывается намного выгоднее и эффективнее, – рассуждает член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка Руслан Ткаченко.  – Яркий пример – успешный опыт семейных детских садов, когда посчитали, что проще назначить многодетной маме зарплату как работнику детского сада, и оплатить питание этих детей, как будто они посещают сад. И это намного выгоднее, чем содержать детский садик».
 
По мнению Ткаченко, сейчас дальновиднее поддержать развитие семейного образования, желание родителей обучать детей дома, чем пытаться «загонять» всех в школы. «Тем более,  это не потребует дополнительных средств! – подчеркивает он. – Ведь все дети при рождении учтены в бюджете, на них деньги заложены. То, что «семейники» их не получают, - другой разговор, но деньги эти есть, их не надо искать. В отличие, скажем, от денег на строительство новых школ». 
 
 
По итогам круглого стола все его участники согласились с тем, что семейное образование стало важным и ценным элементом современного российского образовательного пространства. При этом эта форма образования едва ли может рассматриваться как сколь-нибудь реальная конкуренция школам: лишь небольшой процент родителей выбирает для своих детей эту форму обучения. Однако они создают ценный вклад в возрождение традиционных семейных ценностей, развитие современного образования и жизнь общества в целом. Эту форму обучения, по мнению участников встречи, необходимо поддерживать, обеспечив благоприятные условия для ее полноценного развития. 
 
«Существующие проблемы, мешающие развитию семейного образования, в том числе законодательные, безусловно надо решать, – призвал в заключение депутат Государственной Думы Николай Земцов. – Причем нужно искать решения, учитывающие голос самих семей, их реальные потребности. Именно интересы родителей и детей должны быть здесь на первом месте». Депутат пообещал  инициировать на площадке Госдумы широкое обсуждение  и проработать необходимые решения с участием родительских объединений, законодателей и представителей Министерства просвещения.
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter