«Отец Бифидока» оказался самозванным отчимом

Игорь Вайншток присвоил чужое изобретение и довел до банкротства одну из самых уникальных биотехнологических компаний страны.
 
На фармацевтическом рынке широко обсуждается судьба одного из старейших и крупнейших предприятий отрасли – АО «Партнер». Недавно в рамках конкурсного управления компания была вынуждена продать права на 30 своих торговых марок, самая известная среди которых – кисломолочный напиток «Бифидок». Бывший главный бенефициар компании Игорь Вайншток, объявленный в международный розыск, называет происходящее «рейдерством». Между тем, сотрудники и акционеры АО придерживаются принципиально иной точки зрения: у них имеется документальные подтверждения, что именно Вайншток в свое время незаконно захватил компанию и методично выводил из неё средства, включая заёмные, доведя таким образом эту структуру фактически до банкротного состояния.

Не так давно в отраслевом издании «Фармацевтический вестник» было опубликовано открытое письмо сотрудников АО «Партнёр» – обращение к участникам рынка. В нём, в частности, говорится: «Интернет пестрит формулировками о создателе и разработчике Бифидока – Игоре Вайнштоке. Это – ложь. Игорь Вайншток в принципе не может быть разработчиком кефира «Бифидок», как и другой продукции АО «Партнер», т.к. не имеет соответствующего образования. На сайте Российской государственной библиотеки есть автореферат кандидатской диссертации Вайнштока Игоря Измайловича под названием: «Исследование и разработка метода и автоматической ультразвуковой установки для контроля и прогнозирования трещиностойкости железобетонных изделий».
 
Инженер по железобетону превратился в специалиста по пробиотикам (микроорганизмам, регулирующим микрофлору кишечника) благодаря счастливому для него стечению обстоятельств: те, с кем он начинал бизнес, очень скоро ушли из жизни. Вайншток был одним из команды предпринимателей, в 1992 году зарегистрировавших компанию «Партнер». Стимулом к созданию этого предприятия стали научные разработки, которыми руководил биолог Николай Абрамов и его жена Анна Мурашова. Именно они разработали линейку продукции лекарственных препаратов, которая принесла «Партнёру» славу одного из самых успешных инновационных проектов России, и с ними в этот проект вошел Игорь Вайншток. По данным газеты «Коммерсантъ», на долю АО «Партнёр» в лучшие годы приходился 61 процент российского рынка лекарственных бифидосодержащих препаратов, а годовой оборот компании превышал полмиллиарда рублей.
Правда, сами разработчики «Бифидока» воспользоваться плодами своего труда в полной мере не успели. В 1999-м году безвременно скончался Николай Абрамов, а через некоторое время погибла и его супруга. Принадлежавшие им акции ЗАО «Партнер» – 5 процентов уставного капитала – по наследству перешли к их дочери Софье Мореевой, которая вскоре поняла, что унаследовать интеллектуальную собственность ее родителей намерены другие люди, в частности, Игорь Вайншток, как генеральный директор компании. Вот как описывает это сама Софья в своем личном блоге
 
«И.И. Вайнштока, А.С. Зальцмана, С.М. Иванченко и Н.Н. Загородникова я знала очень давно (по сути, сколько себя помню) и, до определенного момента, доверяла этим людям. Правда, иногда меня задевало то, как быстро начали стираться из их памяти воспоминания о вкладе моих отца и матери в разработку продукции ЗАО «Партнер», т.е., по сути, в то, что приносило ее директорам прибыль: так, в 2007 г. во время празднования очередного «дня рождения» в компании возникла неудобная ситуация, когда за праздничным столом я позволила себя нарушить «субординацию» и сама предложила вспомнить родителей, устав от бесконечных тостов, поднимаемых директорами за свои успехи и самих себя…»
 
Опасения Софьи Мореевой были не напрасными: амбиции Игоря Вайнштока не ограничились тем, чтобы просто предать забвению имена настоящих создателей Бифидока и на словах присвоить себе их лавры. Он сумел официально, юридически оформить на себя авторство изобретения этих препаратов, получив соответствующие патенты. Чем поверг в шок не только дочь ученых, но и многих сотрудников «Партнера», начинавших работать вместе с Николем Абрамовым и Анной Мурашовой.
 
Вторая часть хитроумного плана Вайнштока заключалась в том, чтобы вообще вывести Софью Морееву из числа акционеров ЗАО. Удобным фоном для этого стал экономический кризис 2008 года и огромные накопленные долги «Партнёра» по кредитам. «В феврале 2009 г., – вспоминает Мореева, – я была приглашена на неофициальную встречу акционеров ЗАО «Партнер», на которой И.И. Вайншток сообщил, что компания находится в критической ситуации, т.к. не может расплатиться по привлеченным займам. Генеральный директор заявил, что необходимо передать 50% акций компании двум кредиторам – Белькову и Пылинскому – в счет погашения части долга перед ними в размере 5 млн. евро каждому. Руководители компании подчеркивали, что общий объем полуофициальной задолженности достиг порядка 100 млн. долл., а количество кредиторов - физических лиц превышает полторы сотни человек.  <…>  Я была категорически не согласна с тем, что все акционеры, включая тех, кто, как и я, не являлся сотрудником компании, не принимал участия в принятии оперативных решений, должны отдать половину своих акций из-за недальновидных действий руководства компании. Однако я оказалась в меньшинстве. Руководство ЗАО «Партнер» давило на меня, убеждая, что стоит мне отказаться от их условий, и из-за меня <…> предприятие обанкротится и т.д. В конце концов, я была вынуждена согласиться на предложенную И.И. Вайнштоком схему».
 
Какого-либо возмещения «пожертвованных» активов Софья Мореева, разумеется, так и не дождалась. А уже позднее она выдвинула резонное предположение о том, что вообще почти все накопленные Вайнштоком кредиты были заведомо невозвратными: эти схемы она, как профессиональный юрист, называет достойными романов классиков отечественной сатиры. 
 
Дело в том, что заемщиком по договорам выступал один из акционеров-физлиц (в частности, Зальцман), а «гарантом» выступало ЗАО «Партнер». Но такая конструкция легко оспаривается в суде: в соответствии с гражданским кодексом «гарантии» имеют право выдавать только банки и специализированные организации (например, страховые компании), а для остальных физических и юридических лиц существует термин «поручительство». «С точки зрения обывателя, поручительство и гарантия – вещи близкие, с точки зрения закона, – совершенно самостоятельные категории», – пишет Софья Мореева.
 
Еще одним способом не отдавать кредиты была организация провокаций, в результате которых сторона-кредитор обвинялась в вымогательстве. Всё очень просто: достаточно довести займодателя до белого каления, затем позвать к себе в офис и спровоцировать на разговор на повышенных тонах. При этом обязательно нужны свидетели (секретарша или охранник, например) плюс диктофонная или видеозапись. Именно так «на крючок» Вайнштока попались в 2013 году бизнесмены-рекламщики Бельков и Пылинский. Вместо возврата своих денег, когда-то выданных в долг «Партнеру», они получили сроки за вымогательство.
 
Получается, что Вайншток, будучи гендиректором «Партнёра», занимался тем самым рейдерством, в котором сегодня пытается обвинить своих оппонентов.
 
Иск о банкротстве «Партнера» возник как следствие невозвращённых кредитов на общую сумму 2 млрд рублей. Эта же история стала поводом для уголовного дела против Игоря Вайнштока, который буквально из-под носа оперативников успел сбежать в Израиль. Кстати, там же скрывается и его бывший подельник Зальцман – еще один бывший акционер АО «Партнер», оформлявший кредиты на себя под гарантии компании.
 
Поразительно, но даже в этой ситуации Игорь Вайншток продолжает через прессу объявлять себя создателем «Бифидока» и утверждать, что крах «Партнера» – это исключительно происки неведомых рейдеров.
 
Первая публикация - блог Дмитрия Васильчука
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter