Дагестан: дело Ильина. Глас народа и глас власти

Российские власти неоднократно заявляют о необходимости гуманизации  судебно-правовой системы. Владимир Путин неоднократно выступал по этой теме. 19 марта на расширенном заседании Генеральной Прокуратуры он, в частности,  сказал: «… помещение обвиняемых под стражу должно применяться не для облегчения работы следственных органов, а лишь в случае, если выбор этой меры пресечения обусловлен тяжестью преступления».

Но пока в Москве рассуждают о необходимости соотнесения меры пресечения с тяжестью преступления, в провинции все идет по иному. Там человека могут лишить свободы даже если уголовное дело «соткано из воздуха». При этом закон о сроках применения мер ограничения местным служителям закона не указ. 


Дело проживающего в Северном Дагестане  Алексея Ильина, против которого возбудили уголовное дело в качестве мести за общественную деятельность отца  русско-казачьего активиста Виктора Ильина, одного из авторов «Аналитической  справки об эффективности мероприятий по сокращению оттока русского, казачьего населения из республики Дагестан, проводимых республиканскими и муниципальными органами власти».

 

Дело Ильина широко освещалось в прессе. Но дикое, абсурдное уголовное дело, помимо чисто юридических аспектов, имеет такое фактологическое  «обрамление», что не ознакомить с ним российскую общественность никоим образом нельзя.


С момента последней публикации юридических моментов «дела Ильина» на АПН прошло значительное количество времени, а ситуация меняется, и нелишним будет осветить события именно последнего времени.


Юридические материалы уголовного дела против бывших работников правоохранительной системы Алексея Ильина и Анвара Тагибова явно доказывают, что самого события вменяемого им преступления (передача и получение взятки в особо крупных размерах)  не было. По данным «Последнего слова Алексея Ильина» произнесенного в верховном суде Дагестна 19 марта, в один день с «гуманизационным» выступлением Путина:


- заявление мнимого взяткодателя нет;

- предмета взятки, денежных средств нет;

- мотива взятки, заявлений Резника А.Е. в ОМВД России по г. Кизляр и возбуждения по ним уголовных дел нет;

- утверждение следствия, что передача взятки прошла при невыясненных обстоятельствах, неустановленном времени и неустановленным способом, является вымыслом и в соответствии со ст.75 УПК РФ недопустимым доказательством;

- согласно ответа СК РФ на адвокатский запрос заявление Фатеева Д.А.на имя председателя СК РФ, на основании которого возбуждено уголовное дело в отношении меня, в СК РФ не поступало;


Подпись председателя СК РФ Бастрыкина А.И. на копии постановления следователя Абдуллабекова М.А. о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока домашнего ареста, заверенной гербовой печатью СУ СК РФ по РД, сильно отличается от подписи Бастрыкина А.И. на ранее представленных в суд по данному делу постановлениях с гербовой печатью СК РФ, что вызывает сомнения в его подлинности.


При этом следователь Абдуллабеков М.А. меняя версию следствия не обосновывает её никакими доказательствами, так как в деле их просто нет».

Но события не исчерпываются происходящим в судебных залах. Долгое время Алексей Ильин работал следователем прокуратуры в северных районах Дагестана.


31 января 2008-го, в канун нового 2009 года,  250 жителей Тарумовского района Дагестана, из них 10 депутатов Тарумовского районного собрания, 3 главы сельских администраций, 5 депутатов сельских собраний. Вот часть текста: (полная версия здесь)

«Возбуждение уголовного дела против Ильина А.В. и его задержание получило в нашем регионе большой общественный резонанс…

Ильина А.В. уважают в нашем регионе. Работая в органах полиции и в последующем в структурах СУ СК РФ по РД, всегда соблюдал законодательство России. Никогда не состоял в каких-либо клановых и криминальных группировках, что крайне трудно в нашем регионе. Видимо поэтому во двор его дома в 2012 году бросили гранату, чудом ни он, ни его семья не пострадали.

За несколько дней до Нового года следствие сделало семье Ильина А.В. новогодний подарок, арестовав счёт, на который ему перечислялась пенсия из СК РФ. Для его семьи из пяти человек, причем один ребёнок инвалид детства, это был единственный источник доходов. Как кормить семью, как покупать лекарства, как оплачивать коммунальные услуги, это следователя не интересует. Идет психологическое давление на Ильина А.В. и его семью, по-другому расценивать это невозможно.

Использование силовых структур для расправы с  неугодными лицами, незаконное возбуждение уголовных дел, использование для этого несуществующих заявлений и документов вызывает неуверенность в личной безопасности у жителей нашего региона, подрывает авторитет  не только правоохранительных органов, но и власти в целом.

С уважением, 31 января 2019 года».

Всего подписей 250 человек, из них10 депутатов  Тарумовского районного собрания, 3 главы сельских администраций, 5 депутатов сельских собраний.

Долгое время дагестанские власти никак не реагировали на обращение жителей Тарумовсукого района. Но вот недавно из прокураторы республики Дагестан, наконец, пришел ответ.


Тест ответа – литературный шедевр, прекрасно иллюстрирующий громогласные призывы кремлевской власти к активизации процессов низовой демократии и активного участия общества в управленческих процессах. По сути, ответ дагестанской прокуратуры – это великолепный пример характеризующий, как реальное отношение властей к простым людям, так и просто чудесный  образец бюрократического литературного стиля.

«Гуледжанову  Геннадию Владимировичу и другим (для объявления).

Прокуратурой Республики Дагестан рассмотрено Ваше обращение о незаконном привлечении к уголовной ответственности Ильина А.В. по находящемуся в производстве СУ СК РФ по РД уголовному делу.

Как установлено Вы и другие указанные в обращении заявители, не допрашивались в качестве свидетелей, подозреваемых либо обвиняемых, то есть Вы не являетесь участниками уголовного судопроизводства по указанному уголовному дел, чьи конституционные права могут быть нарушены.

Кроме того, аналаогичные доводы обращения были рассмотрены в установленном законом порядке, по ним участникам уголовного судопроизводства были даны мотивированные ответы и разъяснен порядок обжалования.

При изложенных обстоятельствах,  оснований для приятия мер прокурорского реагирования не усматривается».

Начальник отдела по исполнению законодательства о противодействии коррупции, старший советник юстиции А.С.Ященко».

У читателя может возникнуть вопрос: Почему на традиционно политически апатичном Северном Кавказе, более 210 людей, причем не только русских но представителей других национальностей вступились за пенсионера-правоохранителя?. Причина проста. Алексей Ильин был «честным ментом», принципиально отказывавшимся вступать в местные преступно-клановые группировки, особенно созданные ныне находящемся в международном розыске бывшем главе Кизлярского района Сагида Муртазалиева. В 2012 году Алексею Ильину  во двор бросили во двор боевую гранату. Материалы по этому преступлению, в «потерялись» в дагестанских правоохранительных недрах», преступление не было оформлено как террористический акт.


«Честный мент» на Кавказе - общественное богатство. Это возможность честно вести свои дела, быть защищенным от поборов и прочего беспредела. Поэтому честных правоохранителей люди уважают и берегут, а, как в случае Ильина, стараются помочь, хотя бы коллективным обращением к властям. Ну а как реагирует на общественное мнение власть – видно из ответа дагестанской прокуратуры.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter