Итоги Порошенко (часть 2)

Обратимся теперь к достижениям Порошенко – точнее, тому, что таковыми считают на Украине. И отдельно отметим – почему считают.

 

Порошенко начал свою предвыборную компанию с лозунга "Армія! Мова! Віра!" Выборы он проиграл, это мы знаем – но вот выбор тем и впрямь удачен.

1. АРМИЯ

Порошенко «с нуля» создал украинскую армию – ВСУ и Нацгвардию. Из сборища дармоедов армия превратилась в реальную силу. Она радикально реформирована, хорошо вооружена, имеет боевой опыт.

 

Крайне важно, что армия стала ПОПУЛЯРНА. Не в том смысле., что в неё стремятся призывники – этого нет и не будет, украинцы не любят рисковать жизнью (хотя с удовольствием исполняют роль карателей). Но при этом армия как таковая стала одним из уважаемых государственных институтов. Противоречий тут никаких нет: человек может не хотеть самому заниматься чем-то, но при этом уважать тех, кто это делает.

 

Это было достигнуто благодаря двум факторам. Первый – военные победы над Россией. Не удивляйтесь: это нам отсюда видится, что таковых нет. Согласно официальной украинской точке зрения, армия «остановила русского агрессора» и «отбросила его назад». Более того, ВСУ отвоевала часть «захваченных территорий Донецка и Луганска». О том, сколько же именно отвоёвано, есть разные мнения. Мы в России знаем, что украинцы в своё время отбили Славянск и т.п. – но сами украинцы убеждены, что успехи гораздо значительнее. В украинских источниках я встречал цифру «две трети украинской земли освобождено» и даже «Новороссия фактически прекратила существование». Называются также цифры уничтоженной российской живой силы, техники, количество «обезвреженных диверсантов» и т.п. Учитывая, что украинцы живут в поле военной пропаганды, не компенсируемой аналогичной пропагандой с российской стороны, это отлично работает.

 

Но это не всё. Гораздо важнее, что армия стала символом модернизации и вестернизации. Постоянно подчёркивается, что именно армия является особо опекаемым Западом (воспринимаемым как цель всех стремлений) украинским институтом. Именно армия получает западное вооружение, ей помогают западные инструкторы, она всё больше соответствует стандартам НАТО. Отказ от внеблокового статуса и стремление в НАТО полностью соответствует генеральной линии движения Украины «на Запад, прочь от России». В каком-то смысле армия стала символом и образцом украинских реформ.

 

Разумеется, всё это сопровождалось огромной работой символического характера. У армии меняется вся символика, начиная от униформы в британском стиле и нашивок на рукавах и кончая песнями. Всё это радикально обновлено. Чтобы понять, насколько значительны эти изменения, приведу обширную цитату:  


24-я отдельная механизированная бригада получила почетное наименование «Имени короля Данила» [1]. И это стало еще одним фактором в разрушении советской, а теперь и российской пропаганды. На почетном флаге символика бригады, символика Галичины, цвета механизированных войск. Более того, бойцы 24-й бригады сразу начали себя называть «Королевская пехота», появился нарукавный знак и девиз «Militеs Regum» - «Воины короля».

 

Думаю, пафос всего этого более чем понятен.

 

Важен и другой разрез. Украинская армия представляется уникальным экспортным товаром, в котором нуждается Запад. Украинцы понимают, что их товары и услуги – это то, без чего Европа может прекрасно обойтись. Но армия, воюющая с русскими – это своего рода эксклюзивная услуга. Типичные формулы, встречающиеся в украинской пропаганде – «украинская армия стала на защиту цивилизованного мира», «сыны Украины защищают Европу и западную цивилизацию от русского варварства» и т.п. Предполагается, что европейцы должны быть им за это благодарны, или, как минимум, оплатить украинские услуги принятием в свои ряды. Проще говоря, украинцы рассчитывают войти в Европу на штыках – направленных на русских.

Всё это имеет важное следствие. Украинская армия теперь является и политической силой, а военные представлены как особая группа со своими интересами. Разумеется, до латиноамериканского уровня влиятельности ВСУ очень и очень далеко, реальной политикой рулят другие люди. Тем не менее, символический капитал людей в форме на Украине очень высок. Неудивительно, что командиры (особенно командиры «добровольческих батальонов», чьё место в армейской структуре намеренно размыто) регулярно высказываются по политическим вопросам – вплоть до прямых угроз в адрес политического руководства. Что вызывает у населения страны не страх или негодование, а, скорее, понимание. А то и поддержку.

 

Так что не стоит удивляться тому, что траты на армейские нужды, составляющие 6% ВВП Украины, воспринимаются как повод для национальной гордости.

2. МОВА

Во время прошлой предвыборной кампании Порошенко раздавал обещания по поводу «особого статуса русского языка» на востоке страны. Разумеется, придя к власти, он действовал иначе. Венцом его усилий стал принятый на днях «мовный закон», который полностью исключает использование русского языка в публичном поле.

 

Здесь нужно подчеркнуть вот что. Борьба на Украине ведётся не «за украинский язык» (которого, по сути, ещё нет– нынешняя мова в значительной степени новодел), а ПРОТИВ русского языка, и ТОЛЬКО против него одного. Например, реклама на английском языке или англоязычная школа не вызовет никаких возражений у украинских властей. То же самое касается любого другого языка, вплоть до китайского [2] – кроме русского. Это понимают абсолютно все, включая горячих сторонников мовы. Она являетсянерусским языком,и только в этом состоит её смысл.

Нужно сказать, что меры Порошенко по уничтожению русского языка не являются сколько-нибудь оригинальными. Абсолютно все украинские президенты действовали в этом направлении. Российское телевидение и пресса подверглись ограничениям ещё при Кучме. При Ющенко были введены языковые квоты, которые в дальнейшем только увеличивались. При нём же был введён обязательный дубляж фильмов – который при «пророссийском» Януковиче не отменили. И так далее. Даже пресловутый «закон Кивалова – Колесниченко», предусматривавший официальное двуязычие в регионах Украины, где численность нацменьшинств превышала 10%, никогда не был реализован на практике – и когда в 2018 году Конституционный суд Украины его отменил (под надуманным предлогом), никто этого, в общем-то, не воспринял как реальную потерю.

 

Однако до сих пор насаждение мовы сдерживалось рядом факторов, среди которых главным было пассивное сопротивление населения.

 

Абсолютное большинство украинцев поддерживают и одобряют украинский язык, но не хотят тратить усилий, чтобы самим переходить на него целиком и полностью. Во-первых, это требует усилий, во-вторых – переходить, как я уже писал выше, пока не на что. Например, на украинском до сих пор отсутствуют целые лингвистические пласты, особенно специальной. Литературные достоинства «соловьиной мовы» тоже очень скромны – на украинском просто нет сколь-нибудь интересной литературы [3]. В общем, личных причин предпочесть мову русскому языку нет. Но есть причины общественные: мова стала базовым символом украинства[4].

 

До сих пор большинство русскоязычного населения страны придерживалось не проговариваемой, но всем понятной идеи – отстаньте от русскоязычных взрослых, а вот с детьми делайте что хотите. Многие думали так: мы как-нибудь доживём, спокойно разговаривая на русском, наши дети будут полноценно двуязычными (или даже больше украиномовными), а внуки – ну, это будут уже проблемы внуков. Поэтому украинизация образования, в общем, не вызвала серьёзного сопротивления, а вот, скажем, идея «языковой инспекции» по образцу прибалтийской – было причиной ощутимого недовольства.

 

Языковые инициативы при Порошенко – венцом которых стал новый закон – отличаются прямолинейной жёсткостью. Например, до сих пор де-факто дозволялось существование русскоязычной прессы. Теперь полностью русскоязычная газета или сайт невозможны, необходим украинский аналог. Культурные и развлекательные мероприятия должны проводиться исключительно на украинском языке. на украинском должны проводиться заседания, слушания, вестись документация. Если организаторы захотят провести мероприятие на другом языке, обязательно должны обеспечить перевод. И так далее.

 

Почему это – победа Порошенко? Потом что именно при нём удалось продавить в общественное сознание жёсткую связку: законы против русского языка – это победы над Россией. А русских и Россию на Украине сейчас ненавидят ТАК, что уже готовы потерпеть личные неудобства, лишь бы назло кацапне.

 

Заметим: даже в том крайне маловероятном случае, если закон – или его отдельные положения – будут пересмотрены, общий тренд задан: вместо постепенного внедрения укровомы – жёсткая украинизация по советскому образцу[5].

3. ВЕРА.

Это тема отдельной статьи – а точнее, цикла публикаций, который я уже начал и который закончу позднее. Пока скажу лишь одно: обретение Томоса является серьёзнейшей победой Украины над Россией, поскольку это, по существу, победа над русской историей. Сейчас это ещё не очень понятно – в том числе и на Украине, где многие воспринимают отделение УПЦ от РПЦ просто как ещё одну колючку под русскую шкуру. На самом же деле последствия этого события простираются на гораздо больший промежуток времени и вполне проявятся через десятилетия и столетия [6]. Например, Томос отменяет «тысячелетнюю историю Россiи», оставляя русским только «историю Московии». Но это – особая тема.


(Продолжение следует)

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] «Король Даниил» - это «на наши деньги» князь Даниил Галицкий, в 1253 году получивший от Папы Римского королевский титул. Правда, звался он «король Руси».

[2] За исключением, быть может, некоторого напряжения по поводу венгерского или польского – в соответствующих регионах.

[3] Я не имею в виду классику: и так понятно, что Тарас Шевченко не выдерживает конкуренции с Толстым и Достоевским. Но на Украине нет не только «своего Достоевского», но и «своих Пелевина, Иванова и Лукьяненко» (последнее особенно обидно). В отличие от весьма качественной (и вполне успешной) украинской эстрады, украинская литература – дотационное производство. Чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с каким-нибудь списком «современных украинских авторов, которых читает мир».

[4] Если бы украинство не определялосебя как антирусскость, ситуация могла бы схлопнуться до ирландской: мова осталась бы ритуальным языком (для выкрикивания лозунгов, пения гимна и цитирования Шевченко), а всё остальное осталось бы русскоязычным (хотя это был бы уже несколько другой русский).

Добавлю, что при этом украинская идентичность не пострадала бы: в той же Ирландии хоть и говорят на английском, но англичанами себя ни в коей мере не считают.

[5] О генезисе современного украинства мы ещё поговорим, но вот тот факт, что меры по его введению являются копией советских мер – очевиден и так. Кому это не очевидно - тому, я думаю, будет достаточно вот этой картинки:


Итоги Порошенко (часть 2)

 

[6] Если, конечно, к тому времени Украина и Россия вообще будут существовать: история штука хитрая.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter