Послание о развитом капитализме

Цвет настроения – синий. Синий ковролин, синие кресла, синие экраны, огромный синий задник с голубой картой России на нем, синие галстуки чиновников, в горошек и без оного, и даже стайка юных спортсменов – в синей форме. В зале Гостиного двора, где проходил на этот раз ежегодный государственный ритуал под названием «Послание Президента», главный цвет российской казенщины решительно преобладал. Никакого агрессивного красного, тем более предательского желтого. 
 
Но в центре всей этой синевы – Путин. И он – не в синем. Главное «послание» и стране, и в еще большей степени миру было заключено не в словах Путина, писанных и переписанных его пиарщиками, а в том, как он выглядел. Путин – в хорошей форме. Лицо гладкое, свежее. Говорит уверенно, быстро, если понадобится, может хоть рэп прочесть. Ему 66, почти треть своей жизни он правит Россией, но язык не поворачивается назвать его геронтократом. Если оценить на глазок, его ресурса хватит еще как минимум на двадцать лет власти. Это ж сколько макронов за это время сменится. Не нравится? Как-нибудь потерпите.
 
Тем более, кем его заменить? Посмотрите на лица, которые официальная камера выхватывает из зала. Эти-то люди, верные слуги народа, зачастую вовсе не выглядят так хорошо. У многих плохая, вовсе не гладкая кожа, морщины, бородавки какие-то. У тех, кто помоложе – неопрятная щетина на верхней оконечности тела. Кто-то зевает. Кто-то, как нерадивый школьник, что-то шепчет на ухо соседу. Патриарх Кирилл вообще заболел и не пришел. Грипп косит граждан России направо и налево. Но Путин – здоров.
 
Говорили, что первоначально Послание планировалось на 18 марта, пятую годовщину воссоединения с Крымом, но – рейтинги падают, в людях зреет недовольство, поэтому бросить увесистую президентскую гирьку на весы мнения народного решили на месяц раньше. Если это так, то очевидно, что содержание послания очень заметно изменилось: в той полуторачасовой речи, которую мы услышали, от крымской темы осталась только шуточка насчет «покоренья Крыма». Президент как будто бы нажал кнопку и спустил в унитаз весь пафос на тему «русской весны», весь «крымский консенсус».  А заодно тщательно заметена под ковер была и тема Украины – как будто бы и нет у нас такого соседа, и русских людей там тоже нет, и пресловутого бандерофашизма там нет, и выборы там тоже не через месяц. Складывается такое впечатление, что Путин не смотрит российские политические телешоу. Спрашивается, для кого же они тогда стараются? И ничего не было сказано про Донбасс – даже не на уровне политической поддержки, а хотя бы на уровне поддержки живущих там простых людей.
 
При этом как раз социальная часть Послания была самой сильной. Не потому что в ней были высказаны какие-то революционные идеи; вряд ли правы те, кто говорит сейчас о каком-то «левом повороте» или о возрождении «социального государства». Просто в этой части прозвучали конкретные цифры, которые нельзя замылить, положить под сукно или «не так понять». Такому-то количеству людей выписать такие-то суммы выплат, льгот, компенсаций. Адресаты этой, можно сказать, точечной поддержки – (а) многодетные семьи, (б) пенсионеры, (в) бедные, (г) врачи и учителя - были выбраны очень умно, поскольку помощь именно этим людям вызывает безусловное сочувствие всего общества. Общая сумма путинских раздач – 100-120 млрд рублей – не столь уж велика (например, она на порядок меньше стоимости строительства магистрали «Москва –Казань»), а пиар-эффект может быть неплохим. По крайней мере, чиновникам уже не так неловко будет отвечать на вопрос, куда пошли деньги от повышения НДС. Вот же они, вам же их и раздали. Ну хорошо, не вам, а вашим соседям, хорошим и действительно нуждающимся людям.
 
А вот после раздаточной части мы услышали уже привычную смесь рапортов об успехах и благих пожеланий. Да, успехи в стране есть – в самом деле, за годы правления родной партии скорость передачи данных возросла в 400 раз. И мосты строятся, и реакторы запускаются. Пожелания тоже очень хороши. Например, разобраться со свалками. Но позвольте, мы об этом уже слышали. И что, до такой степени ничего не сделано, что об этом опять должен говорить президент? Или вот пожелание: чтобы наши компании закупали оборудование у отечественного производителя. За это тоже идет долгая, безуспешная и бессмысленная борьба, ибо сказать с трибуны об этом просто, а договориться с одним из всесильных финансово-промышленных герцогов гораздо сложнее. А уж пассажи на тему «хватит кошмарить бизнес» и подавно приелись. В той системе ценностей, которая выражена в Послании, «бизнес» занимает место неких необязательных зверушек, которых замечают только тогда, когда на них особенно грубо наезжают силовые структуры. Государство финансирует, государство продвигает, государство требует, государство добивается и в конце концов, мы верим, добьется, а бизнес – что? Ну, пусть будет, если уж какие-то чудаки так хотят им заниматься. Таков итог нашего развития за четверть века либеральных правительств, которые в начале своего пути верили в рынок, свободную конкуренцию и даже, смешно сказать, возлагали надежды на фермерство. Та невероятная частота, с которой в зале звучали аплодисменты (практически после любого хоть сколько-нибудь содержательного пассажа), говорит, наверное, не только о стилистике, но и о содержании построенного в стране «развитого капитализма».
 
О внешней политике Путин говорил конспективно, так что камера едва дала нам рассмотреть Лаврова. Дружба с Китаем, партнерство с Индией, диалог с Японией (про острова ни слова), робкая надежда на потепление отношений с ЕС. А вот насчет ДРСМД – это была отдельная вставная новелла, по своей стилистике не вписывающаяся в Послание и чисто механически к нему прислоненная. Зато мы увидели того старого, славного Путина, которого помним еще со времен «мочить в сортирах». На этот раз он ввел в политический лексикон слово «подхрюкивать», но речь шла все-таки о вещах серьезных и грустных.
 
Прежде всего, из слов Путина следовало, что никаких иных отношений с США, кроме отношений по поводу разрыва ДРСМД и вопросов того же ряда, у нас сейчас нет, да мы и не надеемся их наладить; войны нет – уже хорошо. Во-вторых – и это уже напоминает позднесоветскую риторику – Путин больше, чем когда-либо, подчеркивал, что Россия хочет мира, только мира и ничего кроме мира, то есть занимает чисто оборонительную позицию. В-третьих - и это тоже традиционно – Америке на всякий случай обещана «кузькина мать» в виде ударов по «центрам принятия решений».
 
Впрочем, к прошлогодней видеопрезентации наших новых ракет мало что можно было добавить, так что и в этой части ничего принципиально нового не прозвучало. Время, которое пять лет назад вдруг ускорило свое течение, вновь замедлилось, заилилось и местами стало покрываться тиной. Страна никуда не идет, да и идти никуда не нужно, в общих чертах мы уже пришли куда надо. Нужно просто одних подкормить, других подтянуть, третьих обязать, четвертым пригрозить, и будет нам счастье. А поскольку наши ракеты дают столько махов, сколько их ракетам и не снилось, делать всё это можно долго, медленно, со вкусом, не боясь внешних угроз. 
 
Впрочем, у Путина своё Послание, а у жизни своё. Говорят, что жизнь жестче.
 
 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter