Дело с донецким «Боингом» продвинулось

Дело с донецким "Боингом" продвинулось: "Неизвестно кто сбил, неизвестно зачем сбил, зато известно, кто виноват."

Поскольку JIT ("совместный расследовательный комитет" по делу) напомнил о себе этим удачным заявлением, уместным будет сказать несколько слов.

Всё, что необходимо и достаточно знать про JIT и его "расследование", это что JIT с самого начала отказался производить основные по важности для дела следственные действия:
    • Первейше-необходимым следственным действием было предпринятие всех возможных усилий для осмотра установок Бук дислоцированных в районе происшествия и опроса их экипажей.

      Пуск ракеты, по утверждениям знакомых с установкой, оставляет на ней долго держащиеся следы гари.
В районе происшествия находились:
    • документированным образом: около 10-20 пусковых установок Буков ВСУ, плюс вспомогательные машины,
    • документированным образом: пусковая установка бывшего Бука ВСУ брошенного ВСУ под Луганском и перешедшего под контоль ЛНР, но выведенного ВСУ перед оставлением установки из строя (при вынужденном оставлении установки в ней штатно разрушается вычислитель),
    • гипотетическим образом:установка введённая из России.
Осмотр Буков ВСУ на предмет свежей гари был самым первейше-необходимым следственным действием, как в силу количества установок и соответственно простой вероятности их вовлечённости в происшествие, так и их доступности для осмотра и опроса экипажей. Осмотр установок позволил бы определить установки, с которых недавно проводились пуски, или исключить проведение недавних пусков. Опрос экипажей мог принести сведения о возможном вовлечении если не данного, то соседнего экипажа в пуск по лайнеру. Проведение осмотра и опроса буков ВСУ не должно было составлять труда: Украина является участником JIT, поэтому для обращения к ней с целью осмотра не было нужды даже выходить за пределы комнаты JIT. Сама Украина, в том случае, если бы Буки ВСУ не были вовлечены в сбивание лайнера, должна была также быть заинтересованной в проведении осмотра Буков ВСУ и опроса их экипажей, т.к. такой осмотр уменьшал бы их роль в качестве подозреваемых и сдвигал бы подозрение на не-украинских акторов.

 

Важнейшим поэтому является то, что JIT не только не произвёл осмотра украинских установок и опроса их экипажей, но даже и не попытался провести такой осмотр и опрос.

 

Важнейшим также является то, что Украина (несмотря на членство в JIT) не выступила с инициативой осмотра её установок, хотя такой осмотр, в случае непроведения ими недавних пусков, снимал бы с неё подозрение и перемещал бы подозрение на противников Украины, создавая веское доказательство против них. Но несмотря на это, Украина даже не попыталась провести международный осмотр её установок.

 

В противоположность Украине, руководство ЛНР обращалось к международному сообществу с предложением провести осмотр установки Бука ЛНР. Но JIT даже не попытался провести такой предлагавшийся ему осмотр, и в этом смысле также проявив полнейшее отсутствие интереса к сбору свидетельств по делу и установлению картины происшествия.


    • Другим необходимейшим следственным действием был опрос очевидцев на земле.

Сразу после происшествия очевидцы сообщали о наблюдении ими во время происшествия военного самолёта в воздухе, некоторые сообщали о виденных ими двух военных самолётах, один из которых был сбит, а лётчик катапультировался и спускался на парашюте.

Первейше-необходимым для добросовестного следствия было восстановление обстановки военно-воздушных боёв во время происшествия, включая наличие и действия боевых самолётов и действия ПВО.

JIT не только не произвёл поиск и опрос наземных свидетелей, но даже не попытался провести его.

    • Важнейшим необходимым следственным действием был допрос пилотов и аэродромных работников ВВС ВСУ для установления самолётов действовавших в районе происшествия и их пилотов. Включая, разумеется, аэродромного работника заявившего о вылетах и потерях самолётов в день происшествия, и пилота военного самолёта предположительно действовавшего в районе события  и переживавшего, что он сбил "не тот самолёт", и позднее "загадочно погибшего", но не ограничиваясь ими.

      JIT даже не попытался провести такой допрос.
    • Другим важным и необходимым следственным действием было установление личности и допрос загадочного "испанского диспетчера", который в реальном времени непоредственно во время события передавал сообщения о нём.

      JIT даже не попытался найти этого человека и взять у него показания.
    • Другим необходимейшим следственным действием был своевременный допрос диспетчеров украинского диспетчерского пункта и снятие его записей.
      Излишне напоминать, как JIT вызывающим, почти демонстративным образом тянул с производством допроса многие месяцы, словно давая украинскому правительству возможность сменить штатный состав пункта и убрать часть прежних сотрудников, а также переработать и удалить записи – другую столь же правдоподобную причину скандального бездействия JIT сложно усмотреть. (В определённый момент я перестал отслеживать историю, и если верно понимаю, допрос служащих украинского диспетческого пункта так и не был произведён, а его записи канули в лету.)
    • Необходимым следственным действием было установление и допрос заказчиков "телеологической спутниковой съёмки" района (трассы пролёта MH-17 возле точки его сбития) выполнявшейся накануне происшествия столь странным образом, что она вызывает веское подозрение в том, что заказчики съёмки заранее знали, что в нём должно произойти завтра, и что съёмка предназначалась для дифференциального поиска обломков после планируемого сбития лайнера.

В обязанность мало-мальски добросовестного или претендующего на добросовестность следования входит также рассмотрение основных версий события. Укажем на некоторые из них:

    1. Ненамеренное сбитие лайнера расчётом одного из Буков ВСУ, из числа дивизионов ПВО ВСУ развёрнутых в районе Зарощинска и на прилегающих территориях, вследствие неопытности расчёта. При дислоцировании Буков на местности производится привязка установки к местности:
Согласно наставлений дивизион, прибыв на новое место, должен полностью изготовиться для ведения огня. Для этого на экраны и планшеты наносится карта местности с возвышенностями и низинами, которые могут «закрывать» те или иные направления и соответственно учитываться при организации ПВО района или объекта. Кроме того, должно проводиться включение и проверка всей аппаратуры ЗРК, чтобы убедиться в её исправности. Ещё со времён СССР отрабатывалось всё это на гражданских самолётах. Выбирался любой «трассовик» - следовавший по трассе рейс Аэрофлота и по нему отрабатывалась стрельба. Естественно «вхолостую» - существовал специальный режим для такой «стрельбы», блокирующий команды перед пусковой.

Но в «умелых» руках украинских пэвэошников, которые уже просто забыли, когда последний раз реально стреляли на полигонах по мишеням, ЗРК вполне мог в ходе такой тренировки оказаться в боевом положении и произвести пуск ракеты. В «Буке» [...] перевод из одного положения в другое этот дело переключения всего двух тумблеров…
    1. Целью перехвата было покушение на Путина, который возвращался из Европы в то же время на очень похожем по форме и окраске самолете.

«Могу сказать, что борт номер один и малазийский Boeing пересекались в одной и той же точке и на одном эшелоне. Это произошло близ Варшавы на 330-м эшелоне на высоте 10100 метров. Борт номер один был там в 16:21 мск, малазийский самолет - в 15:44 мск», - сообщил источник в Росавиации.

Борт Путина должен был следовать по трасе через Украину или близ северных районов Украины, но изменил направление полёта и свернул в сторону. Ожидавшие самолёт Путина (или неожиданно "увидевшие" его) могли принять за него Боинг и произвести нападение.

Нападение могло производиться как Буком, так и военным самолётом (истребитель подлетел на 1.5 - 2 км, летчик ошибочно определил цель, произвел пуск ракеты, ракета повредила двигатель, Боинг замедлился и снизился. Истребитель (или Су-25) приблизился, обстрелял кабину и Боинг стал падать.)
    1. Намеренное сбитие лайнера ВСУ с целью добиться введения иностранных военных сил (например, в формате "миротворцев") для избежания краха распадавшегося на глазах украинского государства и в условиях крайне низкой боеспособности ВСУ и неверия украинского руководства или его части в способность сохранить государство без иностранной военной интервенции. Ставки для них были запредельно высокими.

      Боинг сбили перед Иловайским Котлом, когда ВСУ глубоко увязли в Донецкой области и разгорелась полноценная война, очевидно бесперспективная для Украины и означавшая однозначную потерю Донбасса. "Боинг" должен был полностью дискредитировать республики и превратить их в террористические организации, а Украину из военного преступника в борца с террористами, при этом должно было последовать масштабное вмешательство международных сил и обвинение РФ в поддержке террористов, сбивающих пассажирские самолёты, а затем ультиматум предписывающий сдать Донбасс на растерзание ВСУ.

      Обращает внимание, что по сообщениям украинских новостных агентств, буквально за несколько часов до сбития лайнера "на экстренном заседании СНБО в АП Петр Порошенко поручил Генштабу разработать новую тактику, позволяющую привлекать к АТО иностранных военных". Является ли это сообщение достоверным, и в каком именно смысле следует понимать слова Порошенко "Мы меняем тактику, которая позволит нам качественно действовать в условиях непосредственного привлечения вооруженных сил иностранных государств", открыто для обсуждений, однако на следующий же день после происшествия Украина интенсивно педалировала ввод на Украину иностранных миротворцев. Что желание ввода иностранных войск обуревало как минимум часть украинского руководства, является несомненным. Представляется вполне возможным и правдоподобным, что в этих условиях группа интегральных националистов из украинского политического руководства и офицеров СБУ могла спланировать операцию по сбитию лайнера силами ВСУ, с возложением ответственности за катастрофу на ополченцев и косвенно на Россию, расчитывая добиться таким образом введения в конфликт иностранных войск. (Такие расчёты и операция отражали бы украинский фирменный почерк, предположительно проявившийся также позднее в операции по убийству Немцова: как отмечалось комментаторами последнего, среди всех спецслужб, только СБУ феноменально отличается высокой квалификацией и обширным опытом проведения ликвидаций, и одновременно органической неспособностью просчитать их результаты.) В пользу этой версии существуют также другие доводы.
    1. Существует также более сложная версия (излагаемая Несмияном), состоящая в том, что операция по сбитию лайнера была совместной операцией (1) кремлёвской партии "быстрого слива" совместно с (2) украинскими партнёрами при (3) возможной координации западными компетентными товарищами. Кремлёвская часть состояла во введении отдельно взятой пусковой установки для сбития лайнера малопригодной, зато пригодной для фотосессии. Украинские партнёры обеспечивали фактическое сбитие лайнера средствами ВСУ. Западные контакты (если они были вовлечены) координировали и возможно инициировали операцию.

JIT не только не стал исследовать даже главнейшие версии, и не только не произвёл первоочерёдно и самоочевидно необходимейшие следственные действия, но даже НЕ ПОПЫТАЛСЯ произвести их.

Никакой случайности или недомыслия такого масштаба быть не может.

Речь, таким образом, идёт даже не об obstruction of justice (пределы какового противодействия правосудию превышены JIT давно и сразу), а о прямом соучастии JIT в сбитии лайнера, в части намеренного укрывательства совершивших его.

Однако нет худа без добра. Если бы JIT пытался проволить следственные действия более-менее добросовестно, то мы могли бы узнать, кто сбил лайнер, а могли бы не узнать, или оставались бы сомнения.

Но поскольку JIT соучаствует в деянии, это позволяет нам с высокой достоверностью судить, кто его осуществил.
 
 


К сему нелишне прибавить:
    1. Ключевым "доказательством" JIT является т.н. "фотография Алейникова". На качествах этой фотографии не оттоптался только ленивый, однако почти всё, что нужно и достаточно знать про эту фотографию – это что её RAW (high-resolution) файл появился спустя полгода или даже год после событий. Т.е. украинский ультранационалист снимает якобы фотографию имеющую важнейшее значение по жгучему для него вопросу, считает её важнейшим доказательством, что лайнер сбили его противники (каковым она на деле не является, т.к. никакой сплошной линии фронта в районе не существовало, и дислоцированные в Зарощенском и прилегающих районах Буки ВСУ могли заходить более-менее куда угодно – но в данном случае важно лишь то, что он полагает субъективно и эмоционально), и полгода или год держит соответствующее свидетельство (RAW файл) в сундуке, не представляя его публике.

      В чём могла состоять причина столь странного поведения?

      В том, очевидно, что на изготовление high-resolution RAW файла как раз и потребовались эти полгода-год. Монтаж в низком разрешении Алейников сделал быстро, и хотя технической экспертизе достоверности он подвергнут быть не мог из-за низкого разрешения, но даже этот монтаж столкнулся с волной критики. Неаккуратное изготовление монтажа в высоком разрешении сделало бы его ещё более уязвимым для идентификации в качестве подделки. Полгода задержки – это очевидно время ушедшее во-первых на аккуратное изготовление монтажа в высоком разрешении, а во-вторых, на вложение его в RAW file.

      Хотя генерация RAW файлов конкретной камеры из растровых изображений не представляет чего-либо неосуществимого, но это трудоёмкая операция. Можно предположить, что (по линии наименьшего сопротивления) генерация RAW файла была осуществлена не разработкой программы-конвертора, а распечаткой монтажа на фотобумаге или, лучше, слайдовой плёнке, и затем фотографированием распечатки монтажа камерой. Эти процедуры требуют времени и усилий, на каковые и потребовались полгода.

      Вопрос о том, попыталась ли JIT подвергнуть фотографию Алейникова обстоятельной проверке на достоверность, можно считать почти риторическим.
    1. Другим ключевым доказательством JIT является найденный обломок ракеты. Как сообщает JIT,
"На корпусе двигателя нанесен номер 9 д 1318869032. [...] Число 86 указывает на год производства, и именно 1986 г. [...] Группа JIT установила, что в данном случае речь идет о ракете системы «Бук» серии 9M38."
Как замечают по этому поводу комментаторы,
"Таким образом, Боинг был сбит ракетой, снятой в России с вооружения и утилизированной _самое позднее_ в 2011-м году", но находившейся на вооружении ВСУ.
Если это замечание верно (и действительность может быть даже ещё занимательнее и даже ещё занимательнее) , то оно добавляет дополнительное клеймо на JIT, однако на JIT уже давно не осталось места, куда ещё можно было бы ставить клейма.
  
P.S. Я хотел бы закончить свою реплику двумя итоговыми замечаниями:

1. Расследования как такового нет. То, что произвёл JIT, выполнено насколько вопиюще недобросовестно и недоброкачественно, что его вообще нельзя считать расследованием.

2. Однако чем небесполезна деятельность JIT и направляющих его западных политических сил, так это тем, что она позволяет нам составить представление об отношении руководителей современного западного общества к своим гражданам. Если в будущем будут возникать вопросы рода "могла ли какая-нибудь группа оперативников западной разведки принять теневое участие в организации операции по сбитию лайнера, или же по моральным ограничениям это было заведомо невозможным", то поведение JIT даёт нам ключ к ответу на такой вопрос.

Возможно или невозможно актуальное убийство своих граждан ради достижения целей в high-stakes game, но что документированно оказывается вполне возможным -- так это не просто убийство их памяти, но открытое и публичное убийство их памяти. Отсюда возможно делать проекции, оказалось бы возможным теневое (скрытое) актуальное убийство для группы разведчиков и политиков.
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter