И может собственных Вайнштейнов российская земля рождать....

Происходящий вокруг депутата Слуцкого скандал, дополненный акциями взаимной солидарности со стороны ряда ведущих СМИ (РБК и Эхо Москвы отозвали корреспондентов из Госдумы, ИД Коммерсантъ выступил с заявлением об отказе писать об этом человеке и о депутатской комиссии по этике), заставляет и редакцию АПН высказаться на всё ту же тему. Тем более, что критическим образом о внезапном и удивительно синхронно идущем хайпе вокруг сексуальных домогательств мы высказывались не раз и, даже, не три раза. Мы пишем по этой теме регулярно.
 
Напишем и ещё. Безусловно, показанная в публикации Коммерсантъ позиция думской комиссии по этике не вызывает ничего, кроме откровенного омерзения от ложно понятной солидарности со стороны депутатов. Попытки отправить жалующихся журналистов в полицию, проделанная главой комиссии единоросом Отари Арщбой и заявление члена комиссии коммуниста Владимира Позднякова о том, что де комисси по этике не было необходимо создавать какие-то рабочие группы и что-то изучать, заставляет задать членам комиссии прямой и недвусмысленный вопрос:
 
- А зачем Вы, такие хорошие, такие чудесные, нам вообще нужны? Вы ж не просто не работаете, а хамите собственным избирателям. Может быть пора расстаться с депутатскими обязанностями и, в дальнейшем, хамить за свой счёт? Вас избрали не в полицию, Вас избрали Ваши коллеги в думскую комиссию, господа. Вы свою зарплату получаете в том числе и за работу в ней, это совершенно не общественная нагрузка, на которую Вы согласились от щедрот своих депутатских душ. Это - работа, за которую Вам платят деньги  Не хотите ли начать выполнять обязанности или пройти вон?
 
Собственно говоря, описанная история показывает, что, как минимум, думская комиссия по этике должна быть полностью расформирована. Её нынешний состав демонстрпативно и безо всяких внятных объяснений отказался выполнять свои обязанности.
  
Однако, не меньший вопрос у нас остаётся и к коллегам из журналистского корпуса. Например, вопрос о том, по какой причине если есть диктофонная запись домогательств, она не была выложена в Интернет или, хотя бы, представлена депутатам? Почему они получили вместо диктофонной записи некую "расшифровку", которая, как мы с Вами прекрасно понимаем, могла быть просто сфабрикована или подредактирована? Нет, мы не сомневаемся в правдивости слов корреспондента BBC Фариды Рустамовой. Но по какой причине доказательство этих слов предоставлялось депутатам в нарочито подозрительном виде?  Что конкретно мешает эту запись опубликовать, вместо этого требуя доверия к честному слову? Вот целый год история не вносилась на публику, а теперь вдруг выносится, а записи, по неким неведомым соображениям, мы не видим и не слышим.
 
Отдельный вопрос - о том, с какой радости вся эта некрасивая история подверсталась (а она действительно подверсталась) к совершенно посторонней кампании, ведущейся в иностранных СМИ? С какой радости журналистки всю дорогу решили отмалчиваться, а теперь взяли и синхронно вписались?
 
Скажем прямо. Мы, примерно так с окончания советской власти, крайне негативно относимся к подобного сорта кампаниям общественного осуждения, которые осуществляются без предъявления внятных доказательств, начинаются (и заканчиваются) каким-то непрозрачным для нас способом. И совершенно не собираемся кого-либо осуждать "в едином порыве". Не потому, что мы не хотим осуждать достаточно мерзкие, судя по описанию, приставания к женщинам. А по той причине, что мы не хотим и не собираемся больше в едином порыве. И не намерены быть объектом внешних манипуляций.
 
Мы обращаемся к женщинам, и, в том числе, к нашим коллегам по цеху, с простым и недвусмысленным призывом.
 
Если Вам нанесена обида - пожалуйста, обращайтесь за помощью и поддержкой сразу, а не засаливайте свои горести на годы вперёд, чтобы потом извлечь их в явном синхроне с посторонними общественными событиями. Тогда у нас не будет сомнений о том, какие у Вас реально мотивы и столь ли глубока эта обида, что всё это время её носили в себе, а высказались публично по принципу "все побежали и я побежала".
 
Мы категорически против привязки решения российских общественных проблем к мировой моде. Поэтому, тому же господину Слуцкому, по сообщениям СМИ, хватающему женщин за лобок, мы не собираемся устраивать никаких бойкотов. Мы про него будем много и активно писать. Нам действительно интересно, как себя почувствует этот человек в дальнейшем и мы не собираемся забывать эту историю.
 
Мы вообщем, впрочем, не собираемся забывать никакую историю, когда у нас начинают сооружать по абсолютному образцу и подобию западных практик какой-то деревянный самолёт. И когда мы выступаем против таких самолётов - пожалуйста, не заявляйте нам, что мы де мужские шовинисты или что-то подобное.
 
Мы, прежде всего, шовинисты интеллектуальные и крайне плохо относимся к попыткам грубой публичной манипуляции, к тому, что нас держат за откровенных идиотов. Раз российская земля смогла родить собственного Вайнштейна - давайте максимально быстро доведём эту историю до логического конца, а не будем превращать её в длительное шоу. Чтобы каждый мог самостоятельно оценить правоту сторон.
 
 
Пожалуйста, опубликуйте в общедоступном виде Ваши доказательства и пояснения.
 
Под доказательствами, мы, повторимся, понимаем не сделанные Вами расшифровки записи, а сам звуковой файл.
 

Если они действительно есть - российский избиратель имеет полное право ознакомиться с ними напрямую и самостоятельно прийти к необходимым выводам. Попытка непубличного торга с депутатским корпусом по данному вопросу, которую Вы предприняли, является таким же нарушением этики с Вашей стороны, как и приписываемые Слуцкому хамские действия. Она не может быть нами поддержана ни в каком виде.

 
Если публикации записи не будет - извольте объясниться, по какой причине Вы распространяете сведения о неэтичном поведении Слуцкого, но демонстративно не представили публично доказательств своих слов. Считаете ли Вы вообще нормальным спекулировать на психологической травме собственной коллеги? А попытку тянуть театральную паузу и придерживать от публикации обоснование достаточно неприятных для карьеры политика обвинений иначе как спекуляцией на теме не назовёшь.
 
Было бы так же правильно публично сообщить об истории предшествующих взаимоотношений Рустамовой и Слуцкого, если она имела место или внятно произнести, что никакого повода к цитированным в расшифровке разговора от BBC высказываниям у него не было и он набросился на журналистку просто потому, что имеет привычку бросаться на посторонних женщин без повода. В ситуации этического конфликта важно не оставлять недоговорённостей в этом вопросе, не делать эти обстоятельства фигурой умолчания. Если уж мы об этике - то требуя от другой стороны высоких стандартов поведения, было бы неплохо и самим их соблюсти.
 
 
 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter