Одним местом на два базара

Радостных реплик по поводу избрания социалиста Игоря Додона президентом Молдовы стало слишком много. Дескать конец власти проевропейцев. Катастрофа для унионистов. Додон повернет геополитический курс официального Кишинёва на 180 градусов от Брюсселя к Москве. Пора уже отойти от сиюминутных эмоций и порассуждать с холодной головой об интересах Молдовы и Додона в частности.


Молдаване – народ смекалистый, мыслящий весьма простыми, чисто бытовыми категориями. Высокие материи им совсем не нужны. Где что продать подороже, где что купить подешевле – вот о чем думают все молдаване от мала до велика. Во-первых, давно стало ясно, что на выборах 2016 года победит тот, кто больше всего будет декларировать евроскептицизм и говорить о дружбе с Россией. Молдова ведь совсем устала от власти еврооптимистов. Но «говорить о дружбе» и «дружить» это две большие разницы. В общем, Додон был ориентирован на самый лакомый кусок электорального пирога, и эта ставка себя оправдала.


А теперь надо уяснить, что самая большая общенациональная катастрофа Молдовы последних лет — это потеря российского рынка сбыта. В Европу особо не продашь вино, овощи и фрукты из-за квот, внутренний рынок мал и перенасыщен, в Украине этого добра своего предостаточно. Представьте себе, что Россия лишилась доходов от экспорта нефти и газа – вот такая аналогия уместна применительно к Молдове, разругавшейся с Москвой. И чтобы выправить экономическую ситуацию в стране новоизбранному президенту Молдовы первым делом следует лететь на поклон в Москву и замаливать грешки своих предшественников. Наверняка Додон произнесет в здании МИД на Смоленской тысячи красивых слов о необходимости стратегического партнерства, необратимости евразийского интеграционного процесса и прочая, прочая. Смысл всех этих маневров примитивен донельзя – верните наше вино на российский рынок, т.к. мы искренне раскаялись и были неправы.


А вот с Украиной у Молдовы совсем другая история. У Молдовы нет государственной границы с Россией, а с Украиной есть. Надо понимать, что и Украина, и Молдова это failed state. Несостоявшиеся государства. Цивилизованными экономическими явлениями не пахнет в обеих странах и поэтому главной задачей являются неформальные политические договоренности о контрабандных потоках. У каждого километра государственной границы с обеих сторон есть свои выгодоприобретатели. Так, например, всем известно, что участок границы Молдовы с Черновицкой областью в бытность украинским премьером контролировал Арсений Яценюк. Основными товарными позициями, незаконно перемещаемыми через границу, были лес и сигареты. Деньги крутятся колоссальные и распределяют их между собой политические элиты двух соседствующих стран.


Поэтому я практически уверен, что Додон, на публику заявляющий, что Крым де-факто российский, неформально приехав в Киев для решения вопросов о контрабанде, будет клятвенно заверять украинских политиков, что на самом деле он считает, что Крым украинский и Россия его незаконно отжала. Еще следует понимать, что у официального Киева в принципе есть рычаги давления на Молдову. В Сергеевке Одесской области и сейчас полно санаториев и здравниц, являющихся собственностью Молдовы. Т.к. Молдавская АССР не имела выхода к морю, то советская власть разрешила молдаванам построить пансионаты на приморской части Украины. После распада СССР эти здравницы, подчинявшиеся Молдавской СССР, стали принадлежать Молдове. В случае ухудшения отношений Украина может по беспределу национализировать все эти лечебницы. В Сергеевке летом молдавская речь слышна чуть ли не чаще, чем украинская. Хватает ресторанов молдавской кухни, где гостей потчуют мамалыгой, плациндами и мититеями. Ходят маршрутки на Кишинёв. Потерять столь серьезный имущественный комплекс молдаване вряд ли захотят.


Главная проблема Додона сегодня это нехватка властных полномочий. Пока не изменится парламент, то у него не будет широких возможностей для манёвров. Да, Молдова подписала соглашение с ЕС, Додону придется выкручиваться и на брюссельском направлении. Один заробитчанин, трудящийся в Европе, кормит четырех иждивенцев, оставшихся на территории Молдовы, посылая валюту переводами. Вполне ожидаемо, что Додон будет делать порой взаимоисключающие политические заявления. Задача ведь перед ним не из легких – усидеть одним местом на два базара. Этот достаточно сложный трюк весьма мастеровито исполняет президент Беларуси Лукашенко, но у Додона несоизмеримо меньше политического опыта, чем у Александра Григорьевича.


Поэтому не стоит пока предаваться оптимизму касаемо радушных пророссийских перспектив Молдовы с приходом Додона. Фактическим хозяином положения ведь все равно остался Влад Плахотнюк, контролирующий Демократическую партию. Напомню, что Плахотнюк является давнишним бизнес-партнером Петра Порошенко. Поменялся президент Молдовы, но сами молдаване остались теми же – с аграрным мышлением, мелочностью, скупостью, ленью, кумовством, трайбализмом, непотизмом. Мне с трудом верится, что Додон сможет провести федерализацию Молдовы.


И Гагаузия, и Приднестровье как посматривали искоса на Кишинёв, так и продолжают посматривать. Проблем в стране полным полно, и это заметно по центру молдавской столицы. Если на парламентских выборах в 2018 году победят социалисты, то вот тогда лишь Додон сможет что-то сделать на внутреннем и внешнем направлениях. Пока же он будет такой же номинальной фигурой, как президент Германии. Задача Додона на ближайшее время – подмигивать и Москве, и Киеве, и Брюсселю, мол «Мы на самом деле с вами, ну вы же понимаете!» и сохранить лояльность пророссийского электората до парламентских выборов. Унионисты получили увесистую оплеуху и это приятно. Лично я пропитаюсь симпатией к Додону и поверю в его пророссийскость лишь тогда, когда в Кишинёве будет снята мемориальная доска в честь Германа Пынти, который в бытность мэром Одессы при Транснистрии развешивал русских на столбах прямо на Александровском проспекте в двух кварталах от Дерибасовской.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter