Енисейская верфь - ключ к господству в океане

И снова о военном судостроении. Современное его состояние несколько улучшилось по сравнению с прошлыми временами, и есть планы развития и модернизации флота. Разрабатываются новые проекты военных кораблей: перспективный авианосец водоизмещением 80-90 тысяч тонн, способный нести 50 самолетов, десантный корабль «Лавина» водоизмещением 24 тысячи тонн, способный перевозить 50 единиц бронетехники, до 16 вертолетов и до 500 человек, перспективный эсминец «Лидер» водоизмещением до 18 тысяч тонн. Имеющиеся конструкторские разработки позволяют создать полноценный океанский флот для захвата господства на море и обеспечения высадки десанта практически в любой точке мирового побережья.
Однако реализация этих планов идет очень медленно, строительство кораблей перспективных проектов постоянно откладывается на все более и более поздние сроки. Так, перспективный авианосец на замену авианосца «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» предполагается построить только в середине или даже в конце 2020-х годов. Подобные задержки создают ситуацию, когда новый океанский флот просто не успеют построить до того момента, когда он потребуется. Обстановка в мире постепенно накаляется и уже вполне очевидно, что в не столь далеком будущем может потребоваться бросить свои военно-морские козыри на стол мировой политики.
Сейчас в России акцент в военном судостроении делается на строительство новых подводных лодок. Это решение с понятными мотивами, поскольку подводный флот — носитель стратегического ядерного вооружения и давно пора обновить состав флота и заменить сильно изношенные подводные лодки советской постройки. Но одних только подводных лодок недостаточно для завоевания господства на море. В случае большой войны на море встанет не только задача уничтожения ядра флота вероятного противника — авианосных ударных групп. Современный российский флот, вероятно, сможет с этой задачей справиться. С другой задачей — прерыванием торгового морского судоходства вероятного противника, от которого в решающей степени зависит как военная промышленность стран НАТО, так и обеспечение действий войск НАТО на Евразийском континенте, наличного подводного флота слишком мало. Нужны крупные надводные корабли: авианосцы, тяжелые ракетные крейсера, эсминцы, десантные корабли, а также вспомогательные суда, такие как эскадренные транспорты, танкеры и ледоколы. Весь этот океанский флот надо построить, причем сделать это достаточно быстро, в течение 8-10 лет.
 
Нет подходящих верфей
 
Обсуждение развития военного судостроения идет волнами, то разгорается, то снова затихает. Насколько можно судить из материалов этих обсуждений, коренная проблема строительства крупного военного флота в России состоит в острой нехватке подходящих для этой задачи верфей. После раздела советского наследства, крупнейшая верфь, на которой строились крупные надводные корабли, вроде упомянутого уже авианосца «Адмирал Кузнецов»  — Черноморский морской завод в Николаеве, осталась на Украине. Сейчас эта верфь практически прекратила свое существование и вероятно, скоро будет ликвидирована совсем.
В России остались крупные верфи: «Севмаш», «Звезда», Адмиралтейские верфи, но они всегда специализировались на строительстве и ремонте подводных лодок. В силу важности задачи обновления подводного флота переводить их полностью или частично на строительство надводных кораблей вряд ли имеет смысл. Балтийский завод, некогда построивший ТАКР «Петр Великий» — ныне крупнейший в мире неавианосный ударный боевой корабль в мире, загружен большой программой по строительству ледоколов, плавучих АЭС и экспортными контрактами на постройку серии фрегатов для ВМФ Индии. Обновление ледокольного флота и постройка специальных военно-морских ледоколов — тоже очень важная задача. «Северная верфь» загружена заказами на корветы, фрегаты и эсминцы. Остальные крупные верфи, такая как Выборский завод — специализируются на гражданских заказах.
Хотя в России работает около 200 верфей, тем не менее абсолютное большинство из них не в состоянии справиться со строительством крупных надводных военных кораблей.
Итак, свободных верфей, способных справиться с задачей строительства океанского флота в настоящий момент в России нет. Потому-то программа строительства перспективных кораблей постоянно откладывается в неопределенное будущее.
Здесь стоит отметить еще один немаловажный момент. Имеющиейся крупные верфи расположены в крупных городах, и у них не осталось возможностей для развития. Может быть, Балтийский завод или «Северная верфь» и взялись бы за эту задачу, но им негде построить новые цеха, новые слипы, эллинги и достроечные стоянки. Далее, все советские верфи обладали, по сравнению с современным мировым судостроением, крупным недостатком. Они находились далеко от металлургических заводов и снабжались металлопрокатом с собственных металлургических заводов. В итоге, к примеру, южнокорейские верфи работают с листом 12×4 метра, тогда как в России 8×2 метра. Это ведет к тому, что в российских судах количество сварных швов в 2,5-3 раза больше, чем на иностранных, что увеличивает трудоемкость постройки на 60%. Судно, построенное из более крупных листов прочнее и легче, не говоря уже о том, что строится намного быстрее. К тому же, современные суда за рубежом строятся из крупных блоков со всеми трубопроводами и кабельными трассами весом до 2-3 тысяч тонн и даже полукорпусов весом до 10 тысяч тонн. Оснащение иностранных верфей мощными кранами позволяет работать с такими блоками.
Переход любой крупной российской верфи на подобную технологию потребует значительной реконструкции производства и расширения площадок, что в подавляющей части случаев невозможно. По той же причине нельзя построить рядом с верфью сталепрокатный завод для выпуска специального проката. Решения проблемы, с очевидностью, состоит в том, чтобы построить новую крупнейшую верфь, оснащенную самой передовой технологией и оборудованием.
 
Преимущества Енисейской верфи
 
Но где построить такую крупную верфь? На российском побережье не так много удобных бухт, способных вместить крупный судостроительный завод. К тому же, такие бухты, как правило, требовалось осваивать, строить там транспортную и инженерную инфраструктуру, что требует больших расходов и времени.
Тем не менее, можно предложить интересный вариант размещения крупнейшей судоверфи, хотя и нестандартный. Верфь не обязательно располагать на морском побережье. Она может быть размещена и на крупной реке, если ее фарватеры допускают прохождение крупных судов с большой осадкой. Такая река в России есть — Енисей. При впадении Ангары в Енисей глубина фарватера составляет уже 9 метров, и по нему могут пройти весьма крупные суда. Район при впадении Ангары уже первоначально освоен, туда проложена железная дорога Ачинск  — Лесосибирск, есть энергетические ресурсы Красноярской и недавно достроенной Богучанской ГЭС. Пожалуй, лучше места в России для строительства крупной верфи не найти.
Против меня, конечно, выступит несметная рать отечественных судостроителей, увешанных наградами и титулами, которых у меня нет. Но я все же выскажу свои аргументы в пользу енисейской верфи. Аргументов «за» порядочно будет.
Первое. Места много. Протяженность Енисея от впадения Ангары до устья — 2137 км, что сопоставимо со всей протяженностью береговой линии Южной Кореи. Судостроительные заводы можно строить по обеим берегам Енисея, итого, в распоряжении более чем 4000 км береговой линии. Берега Енисея сложены, в основном, не скальными породами, а рыхлыми, песчаными отложениями и часто заболочены. Это позволяет прорыть отводные каналы от русла, соорудить затоны, доки и эллинги любых потребных размеров. Без особого преувеличения, вдоль Енисея можно построить десятки и сотни построечных мест для судов самого разного типа и водоизмещения.
Второе. Места много. Берега Енисея за Ангарой заселены очень слабо, населенных пунктов и территорий застройки там почти нет, как на берегу, так и на сотни километров от реки. Это позволяет разместить с большим запасом все необходимые верфям производства. Обширные и незанятые пространства позволяют планировать крупный судостроительный комбинат, начиная от выплавки стали и производства специального проката, отвозимого к доку по специальной транспортной системе, способной перевозить листы и заготовки огромных размеров и веса. Можно обогнать технический уровень иностранного судостроения и работать с листом не в 30 тонн весом, как в Южной Корее, а много большим, скажем, 100 или 200 тонн. Можно выпускать также крупнотоннажные стальные отливки. Вообще, на Енисее можно создать целый судостроительный конвейер, на котором из специальных заготовок  собираются крупные части корпусов, которые потом в доке стыкуются между собой, как на знаменитом американском судне типа Т2. Такая технология позволяет строить даже крупный корабль в течение 8-9 месяцев.
Третье. Ангаро-Енисейский район хорошо обеспечен сырьевыми ресурсами. Уже говорилось о крупных энергетических мощностях Красноярской ГЭС и каскада ГЭС на Ангаре. Можно в дополнение построить еще одну ГЭС — Мотыгинскую. Сравнительно недалеко имеется крупный металлургический комбинат в Новокузнецке. Есть также богатое Бакчарское железорудное месторождение в соседней Томской области, и есть крупные запасы железной руды в Енисейском кряже на правом берегу Енисея. Крупное судостроительное производство может быть обеспечено своей сырьевой базой. Рядом есть три крупных алюминиевых завода: Красноярский, Саяногорский и Братский, а также есть запасы бокситов в том же Енисейском кряже и возможность построить еще один алюминиевый завод. В Енисейском кряже есть также запасы титана, магния, редкоземельных металлов. Есть большие запасы угля, нефти и газа в Южной Эвенкии, большие запасы леса и так далее. Иными словами, здесь есть почти все необходимое для строительства и оснащения военных кораблей, выпуска для них необходимого оружия и вооружения.
Четвертое. Изобилие и разнообразие сырьевых ресурсов позволит в перспективе создать вокруг судостроения целый индустриальный комплекс, снабжающий его практически всеми необходимыми материалами, деталями, комплектующими, оборудованием. Сейчас производство комплектующих для судостроения разбросано по всей России, и в стоимости каждого построенного корабля содержится весьма высокая доля транспортных издержек. Компактный же индустриальный комплекс сможет существенно снизить себестоимость корабля за счет исключения дальних грузоперевозок.
Пятое. Рядом расположены такие знаменитые города как Железногорск и Зеленогорск, в которых расположены предприятия «Росатома». В первом — завод по производству плутониевого МОКС-топлива для реакторов на быстрых нейтронах, а во втором — завод по производству ядерного топлива для атомных электростанций. Поскольку крупные военные корабли желательно оснащать атомными реакторами, то возможно создать комплекс по производству судовых атомных реакторов, ядерного топлива для них, загрузке и выгрузке топливом судовых реакторов и переработки отработанного ядерного топлива.
Шестое. В том же Железногороске расположено знаменитое КБ им. Решетнева, строящее 70% российских спутников, а в Красноярске — НПП «Радиосвязь», серийно выпускающее средства спутниковой и тропосферной связи, навигационные системы. Возможно, таким образом, развитие крупного производства радиоэлектронного оборудования для военных кораблей.
Седьмое. В Красноярске расположен «Красмаш»  — крупное предприятие по производству ракетной техники (в частности Р-29РМУ2, разгонные блоки для РН «Зенит» и «Протон». Возможно развитие производства широкого спектра ракетного оружия для надводных военных кораблей, создание крупного арсенала.
Восьмое. Енисейская верфь, в отличие от других крупных верфей, будет иметь весьма выгодное военно-стратегическое расположение и будет удалена от вероятных ТВД на Балтийском, Черном и Северном морях, за пределами радиуса поражения крылатых ракет вероятного противника и даже за пределами радиуса действия вражеской стратегической авиации. Балтийский завод, «Северная верфь» и «Севмаш» в этом отношении очень уязвимые для ударов крылатыми ракетами, стратегической и палубной авиацией противника, и вне всякого сомнения, подвергнутся такой атаке в случае войны как цели приоритетного значения. Возможен также захват этих предприятий десантом. Это будет означать, что российский флот лишится своих главных судостроительных и судоремонтных мощностей. До Енисейской верфи дотянуться будет не так-то просто, что будет иметь важное стратегическое значение.
Итак, как видим, аргументов за создание крупной военно-морской верфи на Енисее более чем достаточно. Уже имеющиеся возможности, которые могут быть увеличены вкладом и других предприятий военно-промышленного комплекса, позволяют создать индустриальный комплекс, способный построить и полностью оснастить до боевой готовности крупные надводные корабли. Да, это большая и дорогостоящая стройка, но она коренным образом изменит баланс сил на море в пользу России. Отказаться от строительства Енисейской верфи, по сути дела, будет означать отказ от завоевания господства на море и неизбежный проигрыш большой вероятной войны.
 
Нужна база для океанского флота
 
Енисей интересен не только как место для строительства крупной военно-морской верфи. Построенным надводным кораблям также нужно где-то базироваться, и здесь флот также испытывает нехватку удобных и оборудованных мест базирования. Если построить еще 60-70 единиц крупных надводных кораблей со всем полагающимся эскортом, то такой флот просто будет негде базировать. Поставить его на необорудованных стоянках — означает просто быстро привести корабли в негодность и выбросить средства, затраченные на них постройку.
Потому на Енисее надо также сооружать базу для нового океанского флота. В силу условий фарватера, лучше всего эту базу разместить ближе к устью, где есть подходящие глубины, к примеру, в районе Игарки. Этот район также минимально освоен, там есть инфраструктура Норильска и «Норникеля», и к нему дополнительно можно подвести железную дорогу из Западной Сибири, примерно вдоль маршрута 503-й стройки. Тогда базу можно будет снабжать как по воде, так и по железной дороге.
При наличии ледоколов, океанский флот может выйти из своей главной базы в море не только в навигацию, но и в зимний период. Из устья Енисея можно выйти в Атлантику и в Тихий океан. Военно-морские базы в Североморске и Вилючинске можно использовать как базы передового базирования перед выходом в открытый океан.
Стратегические последствия такого развития океанского флота будут очень велики. Во-первых, ни одна другая морская держава не сможет сунуться в воды Северного Ледовитого океана и вопрос о принадлежности шельфа будет закрыт. Во-вторых, океанский флот сможет выходить даже в удаленные воды и везде угрожать военно-морским силам вероятного противника и его морскому судоходству. С таким флотом, имеющим мощную судостроительную базу за спиной, можно даже в большой войне добиться решительного перелома в свою пользу. 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter