Новая конфигурация российской системной политики

На фоне украинских событий, войны в Сирии, санкций и контрсанкций читатели АПН, возможно, не обратили внимание на драматическое изменение ландшафта российской системной политики. В наше время принято делать вид, что Государственная Дума мало что решает на фоне действий исполнительной власти и, в основном, не заслуживает особо пристального внимания.

 

Между тем, эта когнитивная ошибка, скорее сознательно распространяемая оппонентами действующей власти, чем имеющая отношение к реальности. Можно констатировать, что на определённом временнОм промежутки политические позиции всех 4 парламентских партий оказались близки к позиции лидеров исполнительной власти. Но это не означает, что Госдума монолитна, а попадание в неё и получение в ней того или иного вида большинства не является для политических партий ценным призом.

 

2016 год можно охарактеризовать как переломный для российского парламентаризма по следующим основаниям:

 

Ренессанс ЛДПР

Впервые в российской политики и за всю историю своего существования старейшая, после коммунистов российская партия – ЛДПР, не просто продемонстрировала впечатляющий рост своих рядов, но переместилась на второе место по опросам популярности в стране. ЛДПР уже показывала хорошие результаты и на предыдущих выборах, но впервые перед либерал-демократами замаячил реальный шанс оттеснить коммунистов с, казалось бы, прочно забитого ими за собой "вечно второго" места.

 

Последние данные утверждают, что рейтинг ЛДПР среди населения можно оценить как превышающий рейтинги  КПРФ и СР.

Не менее интересны показатели лидеров. По ряду источников, популярность Жириновского на выборах президента сейчас  впервые превысила популярность Зюганова.

 

Случайно ли это? Безусловно – нет. Если для воспитанных советским телевидением представителей старого поколения ЛДПР выглядела не особенно убедительно, то для молодёжи Жириновский и его соратники – привычный и вполне понятный элемент политического ландшафта, который воспринимается вполне серьёзно. Позиции ЛДПР в глазах именно этой части электората – молодёжи, росшей в постсоветских условиях, в последнее время усилилась за счет того, что либерал-демократическая партия системно продвигает ярко выраженную патриотическую позицию, но не аппелирует к не вполне понятным новым поколениям реалиям прошлого века, к системе политического устройства, ликвидированной 25 лет назад.

 

И сам Жириновский и позиция партии сейчас воспринимаются как более взвешенные, системные, серьёзные, в значительной степени по той причине, что партия давно ушла от чрезмерного эпатажа. Призывы омыть русский сапог в Индийском Океане – в прошлом. А в настоящем – последовательная, системная работа.

Многие позиции и предсказания Жириновского, данные в недавнем прошлом действительно сбылись на глазах у избирателей. Сам Жириновский смог провести в ЛДПР довольно большое обновление, постепенно добиваясь того, что ЛДПР ушла от статуса партии одного человека и имиджево и фактически.

 

Это произошло в том числе по той причине, что в ЛДПР пришли новые, молодые политики и они оказались вполне убедительными для электората.

 

ЛДПР имеет серьёзные основания рассчитывать на второе место на сентябрьских выборах.

 

Единая Россия перестраивает свою работу

Партия сохраняет  свои лидирующие позиции, однако существенно перестраивает свою работу.

То, что мы увидели в 2016 году в исполнении Единороссов – закономерное продолжение взятой руководством партии уже несколько лет назад линии на отказ от использования административного ресурса и превращения партии из "партии власти" в регулярную и технологичную в смысле работы с избирателями политическую организацию.

 

В 2016 году для усиления связи с избирателями партия впервые применила технологию открытых "Праймериз". Опыт оказался успешным - 10,5 миллионов участников, новые лица в партии, яркая демонстрация того, что статус партийного функционера не даёт сам по себе гарантий для участия в партийном списке без поддержки избирателей. На фоне провала Праймериз несистемной оппозиции результат выглядит довольно впечатляющим.
Единая Россия  уверенно сохраняет доминирование в политической и медийной повестке, стабильный рейтинг на уровне 46-48%. С учётом уровня явки избирателей на выборы, этот показатель обещает партии более 50% голосов.

Продолжение стагнации КПРФ

К сожалению, чем дальше, тем сильнее партия превращается в отстойник для пенсионеров. Несмотря на то, что в России вполне востребована партия – системный носитель левой идеологии, КПРФ не демонстрирует рост, но, скорее пребывает в стагнации. Скандал, вяло тянущийся вокруг Валерия Рашкина, кажется, тоже не добавляет партии очков в глазах избирателей.

 

Впервые за весь постсоветский период КПРФ рискует откатиться на третье место по числу набранных на парламентских выборах мандатов.

 

Справедливая Россия – разочарование года

Партия слишком уж увлеклась критикой правительства, но не предложила ничего нового. Это разочаровало избирателей. Нет новых громких и понятных избирателю инициатив, медийная активность низка.

 

Наш прогноз – прохождение СР в Госдуму "на грани возможного".

 

В целом, мы видим существенную сепарацию партийного поля и достаточно неожиданное движение ЛДПР в сторону чаямой многими "второй некоммунистической политической силы", которую в своё время не удалось создать на базе Справедливой России.

Сейчас мы можем сказать, что в условиях общего политического и экономического конфликта со своим внешним окружением, Россия ускорила эволюцию политических процессов и чем дальше, тем сильнее политическая картина утрачивает наследие старой советской политики и преобразуется применительно к реалиям сегодняшнего дня.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Telegram