Ликбез в защиту рубля и национальной финансовой политики

Продолжение. Часть I. Часть II.

4. Денежное обращение и фальсификация банками «безналички»

- Моисей Гельман: Давайте подробней рассмотрим основные меры, которые необходимо предпринять для реформирования российской финансовой системы, без чего невозможна модернизация отечественной экономики. Проанализируем некоторые основные финансовые показатели, которые публично представлены Центробанком, Росстатом и Минфином, за 2013 год, как более благополучный, чем следующий, кризисный.

Руководители Правительства и Центробанка России, судя по тем действиям, которые ими предпринимаются, видимо не осознают роли денег в товарном производстве исключительно как средства платежа в товарообмене. Ведь новые деньги появляются только как отражение новой, создаваемой в реальном секторе, добавленной стоимости. При этом сами деньги, не будучи товаром, не позволяют путем их «переработки» создавать добавленную стоимость. Однако спекулятивные финансовые и фондовые рынки стали у нас приоритетными. Ими отвлекается значительная часть денежной массы, субъектами этих рынков присваивается немалая часть не созданной ими добавленной стоимости, и тем самым усугубляется искусственно созданный властями дефицит денежного обращения в экономике – ее демонетизация. В итоге растет и ценовая инфляция. В 2013 г. общий объем торгов (оборот) на площадках холдинга ОАО «Московская биржа» - фондовой и валютной достиг 449,9 трлн. рублей. В том же году оборот в экономике составил  114,62 трлн. рублей, а его обеспеченность деньгами не превышала 68%.  

Таким образом, оборот на «Московской бирже» в 2013 году составил 392,5% по отношению к обороту в экономике, то есть был почти вчетверо больше, и представлял собой громадный «мыльный пузырь», не обеспеченный товарами.

Операционная прибыль «Московской биржи» от предоставления своих площадок для спекуляций деньгами, недвижимостью и ценными бумагами превысила 14,74 млрд. рублей. Какова прибыль участников рынка, неизвестно. Но все  это фиктивная добавленная стоимость, полученная от торговли  деньгами, акциями и другими ценными бумагами.  

В 2013 г. сальдированный (прибыль минус убыток) финансовый результат хозяйственной деятельности организаций, без учета субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных некоммерческих учреждений, в действовавших ценах согласно данным Росстата составил 6,541 трлн. рублей. При этом  43,1 тысячи организаций (73,2% от общего их числа) получили прибыль в размере 8,439 трлн. рублей, а 15,8 тысячи организаций оказались убыточными – суммарный убыток составил 1,898 трлн. рублей, налогов и иных платежей поступило в консолидированный бюджет 11,325 трлн. рублей.

В 2013 г. активы банков, то есть  размещенные ими на стороне средства - ссуды, кредиты, приобретенные ценные бумаги, и др., превысили 57,4 трлн. рублей.  Инвестиции в основной капитал  реального сектора (без субъектов малого предпринимательства) в 2013 году составили  9,5 трлн. рублей, из них привлеченные средства – 5,1 трлн. рублей.

Кредиты российских банков предприятиям реального сектора экономики в 2013 году составили всего…  793 млрд. рублей или 1,3% от средств, размещенных банками на стороне. Только один этот показатель наглядно свидетельствует об «эффективности» банковской системы страны, основной целью существования которой должно быть кредитование предприятий промышленности, транспорта и сельского хозяйства.

Однако Центробанк своей политикой, в частности, высокой целевой ставкой, делает кредитование реального сектора малодоступным, чем побуждает коммерческие банки спекулировать деньгами. В прошлом году банки активно спекулировали на валютном рынке, получая на непрерывно растущей курсовой разнице ежедневно прибыль порядка 10%. Где же они берут деньги для масштабных спекуляций?

Если у вас в кармане имеется, допустим, 100 рублей и сосед попросил одолжить ему 1000 рублей, то вы больше того, чем располагаете, дать взаймы не сможете. В 2013 году денежная масса составила сумму в 31,407 трлн. рублей, а банки, как отмечалось. разместили на стороне кредиты, депозиты и прочие средства в сумме 57,423 трлн. рублей, что более чем на 26 трлн. рублей превысило выпущенную Центробанком денежную массу. Подобное происходит уже много лет.

Систематическое, из года в год, превышение банковскими активами денежной массы – в  2012 г. на 22,104 трлн. рублей или на 80%, а в 2013 г. более чем на 26 трлн. рублей или почти на 83% – можно объяснить, по всей видимости, эмиссией фиктивных безналичных денег. Эмиссию, исключительное право на которую согласно Конституции РФ дано только Центробанку, незаконно осуществляли коммерческие банки, исчерпав для кредитования все собственные и привлеченные средства. Ограничителем выдаваемых ими кредитов должны были бы служить обязательные резервы, нормируемые Центробанком, и которые для минимизации рисков и обеспечения платежеспособности банков должны составлять не менее 15-20% от суммы средств на банковских депозитах. Однако, к примеру, в 2012 г. сумма обязательных резервов составила в среднем 400 млрд. рублей или лишь 1,3% от суммы средств на депозитах. Такие мизерные барьеры не могут ограничить фиктивное кредитование и предотвратить строительство банками «мыльных пузырей», финансовых пирамид, с  последующими, нередко искусственно организуемыми, банкротствами банков и воровством денег их клиентов.

Процентные ставки коммерческих банков Центробанком не регулируются, и в зависимости от сроков возврата кредитов и их рискованности в 2013 г. они составляли от 15 до 60% годовых. Поэтому даже при минимальной ставке в 15%, учитывая, что подавляющее большинство кредитов являлись краткосрочными, не превышавшими года, банки в 2013 г. от размещенных на стороне средств должны были бы получить прибыль в размере не менее 8,6 трлн. рублей. Допустим, половина этой сумма использована на выплату процентов по вкладам физических лиц. Соответственно должны были увеличиться и поступления в консолидированный бюджет. Однако официально прибыль коммерческих банков составила почему-то… 994 млрд. рублей.

Замечу, оборот изготовленной в 2013 г. продукции (суммарная стоимость всех ее переделов)  составил 114,626 трлн. рублей, а сальдированный (прибыль минус убыток) финансовый результат хозяйственной деятельности организаций, без учета субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных некоммерческих учреждений, в действовавших ценах составил, как отмечалось, 6,541 трлн. рублей. Таким образом, средняя рентабельность реального сектора экономики не превышала… 5,7%.

На протяжении многих лет руководство Центробанка, располагая приведенными показателями состояния денежной системы, и которые представлены на официальном Интернет-сайте ЦБ, закрывало глаза на царившие безобразия. Более того, эмиссия фиктивных кредитов, напоминающая денежные переводы по фальшивым «чеченским» авизо времен 1990-х, для поддержания ликвидности банков проводилась при ежедневной кредитной поддержке Центробанком. Он ежедневно выделял  на эти цели примерно 200 млрд. рублей. Как говорится, передовой опыт первых лет «реформ» внедрен в жизнь и поставлен на поток.

Однако фиктивные деньги почти не попадают в реальный сектор экономики, о чем свидетельствуют мизерные суммы достающихся ему банковских кредитов и значительный, из года в год, рост кредиторской задолженности товаропроизводящих  предприятий – в 2013 г. она превысила 27,5 трлн. рублей, увеличившись за год на 4.4 трлн. рублей. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают также  «теневую» экономику, оборот  которой, по оценкам, составляет не  менее трети общего товарного оборота страны. Кроме того, фиктивные кредиты  наверняка используются для обеспечения  растущего вывоза капитала за рубеж посредством финансовых спекуляций.

Замечу, все межбанковские операции осуществляются расчетными центрами ЦБ через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой компьютерной системы. При этом состояние счетов и содержание операций может и должно непрерывно контролироваться программными средствами. То, что Центробанк, располагая современными средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, далеко не полностью выполнял комплекс предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и ликвидности банковской системы, подтвердила и нынешний руководитель  ЦБ Эльвира Набиуллина.

 

Создается впечатление, что фиктивное кредитование несуществующими деньгами, то есть путем их фальсификации, осуществлялось по заранее согласованному коррупционному сценарию с целью  их последующей «обналички», конвертации и вывоза капитала за рубеж. Причем сценарий этот прописан в законодательной базе, принятой, большей частью, еще в 1990-х. Такие мысли приходят после сопоставления соответствующих положений Конституции России, федерального закона о ЦБ и Уголовного кодекса РФ – в последнем не предусмотрено уголовное преследование за фальсификацию безналичных денег.

Как отмечалось, согласно п. 1 ст. 75 Конституции денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком России, при этом  введение в оборот и эмиссия других денег, то есть сверх официально выпущенных в обращение,  не допускаются. Однако если заглянуть в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», то в соответствии со ст. 4 этого акта оказывается,  что Банк России в части денежной эмиссии лишь  «монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение» (подчеркнуто мной – М.Г.).

 Но согласно Конституции РФ Центробанк должен осуществлять эмиссию и организовывать обращение всей денежной массы, то есть ее наличной и безналичной частей. Судя по официальной статистике на Интернет-сайте Центробанка, он этим и занимается. Причем  в регулярно публикуемой им информации об эмиссии всей денежной массы несуществующая ее часть, «эмиссию» которой в виде  фиктивных кредитов в безналичной форме осуществляют коммерческие банки, естественно, отсутствует. Очевидно, это тоже свидетельствует о фальсификации и противоправности подобного кредитования, поэтому оно Центробанком и не афишируется.

Замечу, в Уголовном кодексе статьей 186 «Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» наказание предусмотрено лишь за сбыт или изготовление  поддельных наличных денег, что весьма странно. И так как пренебрежение конституционными нормами уже давно стало у нас неписанной нормой, то про фальсификацию безналичных денег и наказание за это в УК нет ни слова. Надо полагать, подобные «упущения» в законодательстве неслучайны. Но те, кто их допустил, дали все же промашку.

В ст. 187 УК РФ «Изготовление или сбыт поддельных кредитных документов либо расчетных карт и иных платежных документов» за все эти перечисленные действия предусмотрены различные сроки лишения свободы и крупные штрафы. Замечу, чтобы перевести получателю на его счет «кредит» из несуществующих денег, банк, выдающий фиктивный кредит,  должен оформить соответствующее платежное поручение. Спрашивается, разве не является ли оно тоже фиктивным, то есть  поддельным, если деньги, которые переводятся по этой «платежке», у банка отсутствуют или вовсе не существуют в стране?

Ответ по аналогии с фальшивыми «чеченскими» авизо 1990-х, думается, однозначный. Однако ни один из банков за выдачу фиктивных кредитов пока не наказан. А руководство ЦБ, которое через свою пресс-службу было ознакомлено со статьей о его деятельности в качестве операционной конторы ФРС США, на изложенные в публикации факты выдачи фиктивных кредитов не отреагировало.

Надо полагать, что дороговизна кредитов и тем самым их недоступность для большинства лиц создана специально, чтобы вынудить нуждающихся в заимствованиях обращаться к зарубежным кредитным организациям. Там кредитные ставки составляют 3-5%, так как целевая ставка того же Европейского Центробанка равна 0,25% годовых. Таким образом Центробанк России добивался пополнения золотовалютных резервов для выпуска в обращение дополнительной денежной массы. Как отмечалось, это создает в стране хронический дефицит денежного обращения, так как импортируемой валюты оказывается намного меньше требуемой для эмиссии рублевой суммы, которая обеспечивала бы ее баланс с товарной массой. Сейчас зарубежные кредиты стали недоступны. Однако, вместо того, чтобы начать выпускать столько рублей, сколько нужно, Центробанк сделал кредитование в стране практически невозможным.

В увеличении дефицита денежного обращения участвует и Минфин. Для этого примерно половину бюджетных средств он переводит их получателям в четвертом квартале года. Многие не успевают ими воспользоваться, и неизрасходованные деньги возвращаются в казначейство. Кое-кто берет кредиты в коммерческих банках. В региональных администрациях это ведет к искусственному сокращению бюджетных расходов, так как часть бюджетных денег идет на погашение кредитов, а на промышленных предприятиях, выполняющих госзаказы, увеличиваются затраты и растут цены в нарушение ранее заключенных контрактов с государством. Но почему-то никто из чиновников Минфина не был наказан за нарушение закона о том же федеральном бюджете.

Вопрос

Сергей Юрьевич, как вы прокомментируете все сказанное, что необходимо предпринять для нормализации в стране денежного обращения, и превращения банков из спекулятивных в кредитные организации, у которых ставки по кредитам были бы близки к европейским – 2-3% годовых?

- Сергей Глазьев: Для этого нужно обеспечить контроль за целевым использованием выдаваемых банками кредитов. Без этого мы все время будем крутиться в охарактеризованных вами спекулятивных вихрях. И никакие банковские нормативы не помогут. Без контроля за целевым использованием кредитов остановить спекулятивную карусель можно только ужесточением нормативов резервирования, что будет означать еще большее сжатие денежного предложения и сокращение кредита экономике. Выход заключается в восстановлении контроля за целевым использованием выделяемых кредитов банками. Они должны знать своих клиентов и контролировать использование кредитов только заявленными в бизнес-планах целями. Если кредиты будут материализовываться в инвестициях для повышение эффективности и расширении производства, то возможно расширение денежного предложения без инфляционных последствий. Одна из моделей, хорошо зарекомендовавших себя на практике – проектное финансирование. Своеобразным ее воплощением можно считать исламские банки, банки развития, венчурные фонды, лизинговые кампании.

 

 

5. Налоги и бюджет: сизифов труд правительства

- Моисей Гельман: Как отмечалось, содержимым государственной финансовой политики должны быть ее взаимосвязанные сегменты - бюджетный, денежно-кредитный, налоговый и валютный. Однако создается впечатление, что никто в стране комплексным управлением финансами и соответствующим законодательным обеспечением не озабочен. При этом выборочная регистрация показателей состояния денежно-кредитной системы, лукаво именуемая контролем, без их последующего регулирования осуществляется ради предоставления высокому начальству фрагментарной статистики для его успокоения и ввода в заблуждение. Все это свидетельствует об отсутствии в стране официальной государственной финансовой политики. Сами же деньги «реформаторы», следуя опасным для страны рекомендациям зарубежных коллег, из важнейшего инструмента социально-экономического развития государства превратили, как отмечалось, в предмет спекулятивной купли-продажи и средство разорения национальной экономики и населения страны.

Барьером на пути развития национальной экономики и одним из существенных факторов роста ценовой инфляции стала система налогообложения. Ввиду неграмотных и нескоординированных действий властей в экономической сфере, в том числе из-за искусственно образованного в стране дефицита денежного обращения,  товарное производство,  которым создаются реальная добавленная стоимость и тем самым - новые деньги, оказалось во многом разрушено.  Поэтому, чтобы хотя бы по минимуму обеспечивать наполняемость казны и оправдывать свое существование, чиновники создали систему налогового вымогательства. С ее  помощью многократно взимаются одни и те же налоги с одних и тех же составляющих стоимости продукции, из-за чего товарное производство разрушается дополнительно, но  зато создается иллюзия некоего бюджетного благополучия. Даже, нередко, с профицитом, хотя и обесцененных рублей.

Главный инструмент неоднократного вымогательства -  НДС и его налогооблагаемая база, в качестве которой выбрана не создаваемая, согласно названию налога, добавленная стоимость продукции (товаров,  услуг), а доходы от ее реализации на каждом этапе производства (переделе). Именно с них выплачивается налог, неграмотно названный НДС, так как на самом деле он является налогом с оборота. При этом псевдоНДС одновременно облагаются прибыль и фонд зарплаты. Затем повторно взимается отдельно налог с прибыли, а также выплачиваются страховые взносы с фонда зарплаты и налог с дохода физических лиц. Все эти процедуры изъятия повторяются на всех этапах – переделах кооперационного производства той или иной продукции, что ведет к многократному налогообложению одних и тех же составляющих последовательно нарастающего суммарного дохода (выручки) участников этого производства. Поэтому собираемые суммы растут в сложной, арифметико-геометрической, прогрессии.

Как известно, промышленная продукция сама по себе никому не нужна,  если она не востребуется в производстве потребительских товаров и услуг. Поэтому, в итоге, все налоги, кроме взимаемых с экспортной продукции, концентрируются в ценах потребительских товаров и услуг, реализуемых на внутреннем рынке.  Их суммарно  вместе с прибылью товаропроизводителей выплачивает все население в виде неформального налога с продажной стоимости приобретаемых им продуктов питания, «ширпотреба»  и услуг. А выплаченные предприятиями налоги возвращается  им по кооперационным цепочкам производства на всех переделах продукции.

Таким образом,  вопреки внушенному обществу мнению единственным налогоплательщиком в стране является на самом деле население, а предприятия за счет своих оборотных средств фактически кредитуют государство суммой в размере собираемых налогов. Так как эти бесплатные, относительно краткосрочные, кредиты возвращаются с задержкой по времени, то  государство пользуется в бюджетном обороте денежной суммой, значительно превышающей официальную налоговую. И так как налоги выплачиваются систематически, то предприятия не могут эффективно воспользоваться возвращаемыми им деньгами. 

Однако бюджетных денег для всех намечаемых затрат все равно не хватает, поэтому правительство ежегодно провоцирует рост цен всего и вся экономически никак не обоснованной  нарастающей индексацией тарифов на продукцию и услуги естественных монополий. При этом принципы действующего налогообложения позволяют дополнительно накачивать бюджет, но уже обесцененными рублями, в прогрессивно растущих суммах благодаря многократному вымогательству одних и тех же налогов. И хотя увеличиваются неформальные налоги с населения, что дополнительно снижает его платежеспособность и тем самым - производство продукции, Центробанк России, который якобы борется с ценовой инфляцией, одновременно удерживает высокой целевую ставку, что провоцирует коммерческие банки увеличивать ставки по кредитам. Увеличение стоимости кредитов тоже ведет к росту цен и ценовой инфляции, что тоже увеличивает доходы бюджета, но дополнительно обесценившимися рублями, и вместе с тем существенно ограничивается отечественным товаропроизводителям и населению доступ к кредитным заимствованиям. Эта неумная, безграмотная политика продолжается  даже сейчас, при введенных США и Евросоюзом санкциях, заблокировавших доступ российским банкам и организациям к финансовым заимствованиям на Западе. 

Как известно, законом не допускается дважды наказывать за одно и то же деяние. А вот у нас в стране Минфину почему-то дозволено налогоплательщиков наказывать даже не дважды, а многократно изъятием одних и тех же налогов с одной и той же изготовленной продукции. Таким образом правительство пытается за счет населения компенсировать свою неспособность навести порядок в экономике. Как же собираются налоги?

По данным Росстата,  ВВП - валовой внутренний продукт, который  представляет собой сумму добавленных стоимостей продукции (услуг), созданных в совокупности всеми предприятиями страны, в 2013 г. составил  66,689 трлн., а оборот этой продукции (суммарная стоимость всех ее переделов)  – 114,626 трлн. рублей. Разница в 47,937 трлн. рублей представляла собой сумму неоднократно зачтенных в обороте одних и тех же затрат (в системе национальных счетов эта разница именуется стоимостью товаров и услуг промежуточного потребления), с которых столько же раз взимался и НДС. Этот налог не взимается с экспортной продукции, но взимается внутри страны с импортной.

Сальдо внешнеторгового баланса (разница межу экспортом и импортом) в 2013 году было положительным и равнялось  5,697 трлн. рублей, поэтому псевдоНДС должен был исчисляться с оборота за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, то есть со 108,929 трлн. рублей. В таком случае собранный по ставке 18% налог должен был составить сумму в 19,6 трлн. рублей. Однако согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в консолидированный бюджет псевдоНДС поступило лишь 1,977 трлн. рублей, то есть на порядок меньше. Спрашивается, куда же подевались остальные 17,63 трлн. рублей?

Предприятиям, согласно Налоговому кодексу, сумма псевдоНДС, которую они выплачивают при приобретении продукции и/или за выполненные по их заказам работы, компенсируется (зачитывается) той суммой налога, которую они получают, реализуя кому-то свою продукцию (услуги). Иначе говоря, происходит взаимозачет этого налога, которым обмениваются предприятия при товарообмене. При равной стоимости  товарообмена сторон равны и суммы псевдоНДС, которыми сопровождается этот обмен, поэтому в бюджет ничего не должно попасть.  Но если суммарный псевдоНДС, полученный данным предприятием, превысит сумму налога, выплаченную им другим предприятиям, то разница переводится данным предприятием в бюджет. Кроме того, предприятия с упрощенным налогообложением не получают за реализацию своей продукции псевдоНДС. Этими источниками и ограничивается доход бюджета от псевдоНДС.

В 2013 году результирующая нескомпенсированная  разница по стране составила 1,977 трлн. рублей. Следовательно, остальная часть псевдоНДС в размере 17,63 трлн. рублей, исчисленная с упомянутого оборота, представляла собой взаимозачтенные суммы псевдоНДС,  полученные  предприятиями и выплаченные ими. Алгебраическая сумма этих взаимозачетов  равнялась нулю, то есть взаимозачтенные выплаты были равны между собой и  составили по 8,815 трлн. рублей. Взаимозачет происходил в итоге без затрат оборотных средств самих предприятий и поэтому не требовалась  их последующая компенсация населением, как это происходит, допустим, с той же прибылью товаропроизводителей и налогом на нее. Однако, как показано ниже, население эти деньги выплачивало, но куда они подевались, непонятно.

Как видим, взаимозачет псевдоНДС приводит к потере подавляющей части собираемого налога, что делает бессмысленным его использование. При этом налоговая служба и предприятия заняты сизифовым трудом.

Значительно большую сумму псевдоНДС собирают с населения. В 2013 г. согласно данным Росстата расходы населения на оплату приобретенных потребительских товаров и услуг составили 43,684 трлн. рублей, из которых в бюджет должен был быть выплачен налог по ставке 18% в сумме 7,863 трлн. рублей. Но в  бюджет, как отмечалось, почему-то поступило только 1,977 трлн. рублей. Спрашивается, куда подевались остальные 5,886 трлн. рублей, а может быть и все целиком эти собранные деньги? Можно предположить, что они были либо присвоены при реализации товаров в торговой сети, в том числе – посредниками, либо уворованы под предлогом возврата псевдоНДС с фиктивного экспорта, либо по цепочкам платежей каким-то образом попали предприятиям, изготовителям конечной продукции, вместе с платежами за ее реализацию.  В последнем случае  этот «подарок» в виде скрытых субсидий, благодаря которым одни предприятия увеличили свою прибыль, а другие компенсировали  убытки, явился, по сути, незаконным налогом, так как он не поступил в бюджет.

Как отмечалось, в 2013 г. сальдированный (прибыль минус убыток) финансовый результат хозяйственной деятельности организаций, без учета субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений, в действовавших ценах согласно данным Росстата составил 6,541 трлн. рублей. При этом  43,1 тысячи организаций (73,2% от общего их числа) получили прибыль в размере 8,439 трлн. рублей, а 15,8 тысячи оказались убыточными – суммарный убыток составил 1,898 трлн. рублей. При этом средняя рентабельность реального сектора экономики не превышала 5,7%. Если собранный с населения псевдоНДС в размере 7,863 трлн. рублей действительно «на халяву» достался предприятиям, то он позволил им значительно улучшить свое финансовое положение. Без этих средств сальдированный финансовый результат был бы отрицательным, уменьшившись до минус  1,322 трлн. рублей,  то есть  подавляющее большинство организаций реального сектора оказалось бы убыточными.

Объективный учет и должная организация выплат псевдоНДС согласно Налоговому кодексу должны приводить к нулевой алгебраической сумме взаимозачетов. Собираемый псевдоНДС, выдаваемый за доход бюджета, невелик, в 2013 году, как отмечалось, составил 1,977 трлн. рублей или всего 17,5% от суммы собранных налогов.  Но на  его учет и контроль отвлечено немалое количество работников налоговой службы и бухгалтеров в организациях. К тому же, этот налог провоцирует коррупцию при фиктивном экспорте.

Напомню, добавленная стоимость произведенной продукции определяется как разница между полученной от ее продажи выручкой и стоимостью потребленных в производстве  закупленных предприятием сырья, материалов и комплектации, а также сторонних услуг. В добавленную стоимость входит и прибыль. Очевидно,  что вместо псевдоНДС, которым многократно наказывают предприятия, нужно ввести истинный НДС, которым одновременно облагается и прибыль. Его необходимо было бы собирать, согласно его названию, с добавленной стоимости и без взаимозачетов, что исключит многократное налогообложение одной и той продукции. Тогда и население освободят от повторных выплат одних и тех же налогов, а его сбор можно будет увеличить. Сумма поступлений в 2013 году псевдоНДС и прибыли составила 4,048 трлн. рублей или почти 36% от всех налоговых поступлений. Если эту сумму для истинного НДС увеличить вдвое, это позволило бы собрать примерно 8 трлн. рублей, увеличив налоговые поступления с 11,326 трлн. до примерно 15 трлн. рублей. При этом вместо двух выплачивался бы один налог, что позволило бы дополнительно  снизить затраты на обслуживание его собираемости, а ставка НДС составила бы 12% вместо нынешних 18%, и 20% - на прибыль.

Приведенные налоговые данные и их «нестыковки» говорят о грубых ошибках в налогообложении. Их устранение позволило бы, как показано, увеличить бюджетные доходы. Однако в Минфине для компенсации выпавших доходов предложили урезать и без того мизерные бюджетные расходы. Кроме того, министр финансов предложил лишить части пенсий работающих пенсионеров с доходом свыше 1 млн. рублей в год – таковых примерно 220 тысяч человек, что противоправно: пенсии ими заработаны, и по Конституции не могут приниматься правовые решения, ухудшающие права человека. Оценочно, лишение части пенсий позволит в год получить дополнительно… 13 млрд. рублей. Иначе, как некомпетентностью и попыткой подрыва авторитета власти назвать это нельзя. Все это лишний раз свидетельствуют о противоречивости денежно-кредитной политики, проводимой Центробанком и Правительством России и направленной на создание дефицита в стране денег, а также бюджетной политики, за которую отвечает правительство страны, усилиями которых провоцируется рост цен для увеличения бюджетных доходов девальвируемыми рублями.

А каков неформальный налог с продаж потребительских товаров и услуг, который фактически в качестве налога с дохода физических лиц – НДФЛ выплачивает население страны? Согласно показателям того же 2013 года он складывался из  налоговых поступлений в бюджет, которые составили 11,326 трлн. рублей,  выплат во внебюджетные государственные фонды  (Пенсионный фонд, Федеральный и территориальные фонды медицинского страхования и Фонд социального страхования) – суммарно 8,914 трлн. рублей, и псевдоНДС в сумме 7,863 трлн. рублей, взысканной с населения, но непонятно  куда подевавшейся. Итого 28,103 трлн. рублей.

По отношению к общим доходам населения в размере 43,884 трлн. рублей фактический НДФЛ в сумме 28,103 трлн. рублей составил  64%. Такова оценочно средняя ставка подоходного налога, который выплачивает население страны, что намного больше официальной налоговой ставки на доход физических лиц,  равной 13%. Одновременно население выплачивает предприятиям прибыль, которая также оказывается налоговым бременем для граждан. В 2013 году, как отмечалось, предприятия без учета субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений получили прибыль в размере 8,439 трлн. рублей. С ее учетом население в 2013 году выплатило неформальный налог с продаж в сумме 36,542 трлн. рублей, что по отношению к общим доходам населения составило уже 83%.

Очевидно, что неформальный налог с продаж для одного и того же продукта питания или товара, когда его приобретают люди с разным доходом, остается постоянным. Поэтому по  мере уменьшения дохода физического лица доля налога в его доходе возрастает. И наоборот. К  примеру, налог, допустим,  в 100 рублей для килограмма колбасы при условном доходе покупателя в 1000 рублей составит относительно этой  суммы 10%, а относительно  дохода 10000 рублей – на порядок меньше, то есть 1%. Таким образом, шкала НДФЛ получается не «плоской»  с постоянной ставкой 13%, как декларируется властями, а прогрессивно растущей, но  в сторону  уменьшения доходов физических лиц. Это еще  одна особенность нашего уникального налогообложения, причем среднюю ставку НДФЛ в 83% можно отнести к мировым показателям. Для малоимущих она не зашкаливает за 100%, так как эти люди вынуждены отказываться от приобретения многих  жизненно необходимых вещей. Поэтому утверждения, что у нас в стране якобы самый низкий в мире подоходный налог – от лукавого.

 

Низкие зарплаты и пенсии у большинства граждан обусловлены тем, что добавленная стоимость, создаваемая трудом наемных работников, несправедливо распределяется в пользу относительно небольшого числа лиц. Согласно данным Росстата, в 2013 г. на долю 20% наиболее обеспеченной части населения приходилась почти половина всех его денежных доходов. При этом 10% самых богатых обладали  30,7% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченной части населения приходилось всего 1,9% этих доходов,  то есть разница  превысила 16 раз. Между тем, согласно экспертным оценкам разница уже в 7 раз должна служить предупреждением для властей о возможности социальных волнений. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой  соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5. Очевидно, что достигнуть такого соотношения можно двумя способами, используемыми одновременно: повышением доходов малообеспеченных людей и дифференциацией ставок НДФЛ с увеличением их в сторону больших доходов.

В 2013 г. при общем годовом доходе населения в 43,884 трлн. рублей доход 10% самых богатых составил не менее 13 трлн. рублей. Поэтому с  введением  прогрессивно возрастающей шкалы ставок налогообложения дохода физических лиц уже только при средней налоговой ставке в 30% на доход самых богатых граждан можно будет увеличить поступления в консолидированный бюджет страны дополнительно примерно на 2,2 трлн. рублей. Налогов с доходов физических лиц в 2013 г. собрали 2,497 трлн. рублей. Но даже и в этом случае после налоговых вычетов соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения окажется больше 10, что все равно является опасным с социальной точки зрения.  Замечу, во многих странах налог на доходы физических лиц является одним из основных источников наполнения казны и его ставка достигает 50-70%.

Несмотря на сравнительно большую долю налогов, собираемых с доходов населения, на воспроизводственные нужды экономики из федерального бюджета выделяется лишь примерно 15% всех бюджетных расходов. При этом главный привод развития экономики – доходы и платёжеспособный спрос населения на потребительские товары и услуги действует весьма и весьма слабо из-за откачки значительной части доходов населения в виде налогов. Их многократное изъятие существенно и намного больше чем ценовая инфляция снижает реальные доходы и тем самым реальную покупательную способность населения.

Согласно Конституции наше государство должно быть социальным. Это понятие характеризует определенную идеологию взаимоотношений владельцев труда и других видов капитала. Важной особенностью социального государства является поддержание баланса интересов представителей различных социальных групп общества, в первую очередь - интересов экономических, путем распределения создаваемой добавленной стоимости в соответствии с вложенными ими ресурсами. Одним из условий соблюдения баланса интересов является эквивалентность товарообмена по стоимости, где исходной мерой при формировании себестоимости и цены продукции должна выступать цена труда. Ее социально необходимый  для жизни минимум должен соответствовать официальному прожиточному минимуму, который, в свою очередь, должен обеспечивать простое воспроизводство ресурсов наемного работника с учетом рождения и воспитания одн

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter