Робо-кайтэн для российского флота

Оружие военно-морского флота постоянно совершенствуется, часто появляются новые его образцы. Это и неудивительно, учитывая, какое значение имеют морские перевозки, и какие военно-политическое значение имеет господство на море. Россия также самым активным образом укрепляет собственный флот, ведется строительство новых кораблей и по Государственной программе вооружений до 2020 года должно быть построено 54 надводных корабля, 16 многоцелевых подводных лодок и 8 атомных подводных ракетных крейсеров. Судостроительная программа - одна из самых больших в общей программе развития вооружений.

В создании оружия военно-морского флота напряженно ищутся самые разные способы, обещающие превосходство на море в столкновении с вражескими кораблями и подводными лодками. В программе развития морских вооружений в России даже обозначен приоритет создания оружия на новых физических принципах. Хотя не очень понятно, что под этим понимается, тем не менее можно сказать, что рассматриваются все возможные идеи, хоть отдаленно обещающие успех. В эту идейную копилку можно добавить еще одну, восходящую к одной старой и уже подзабытой идее давно отгремевшей войны.

 

Торпеда прекрасная, только непригодная

 

Среди оружия российского военно-морского флота есть совершенно исключительная штуковина - ракето-торпеда "Шквал". Ее отличает очень высокая скорость - 200 узлов или 375 км в час. Ее высокая скорость обеспечивается прямоточным гидрореактивным двигателем, который толкает торпеду в кавитационной полости, резко снижающей сопротивление воды. Ни одна другая торпеда не имеет такой скорости. В печати можно встретить самые разные оценки этой ракето-торпеды, от остро негативных до крайне восторженных. Что же, есть чем восхищаться. Это действительно выдающееся конструкторское достижение.

У "Шквала" есть только один недостаток - ей нельзя атаковать вражеский военно-морской флот. За скорость, достигаемую с помощью кавитационной полости, пришлось заплатить снижением веса боевой части и совершенным отсутствием каких-либо приборов наведения. Для сравнения, самая совершенная неракетная торпеда 65-76 "Кит" имеет боевую часть 557 кг взрывчатки и систему наведения по кильватерному следу вражеского корабля. "Толстушка" имеет дальность хода 50 км на 50 узлах. "Шквал-Э" не имеет никакой системы самонаведения и ее боевая часть - 210 кг взрывчатки. Но дело даже не в этом. Дальность хода у ракето-торпеды поздних версий составляет всего лишь 13 км. Из этого следует, что для атаки авианосной ударной группы (а "Шквал" позиционировался как средство против АУГ), лодке приходится входить в зону работы американских гидролокаторов, дальность обнаружения которых в активном режиме составляет 10 миль, а в пассивном - 20-30 миль. "Толстушкой" можно было ударить с позиции за пределами дальности обнаружения гидролокаторов, а со "Шквалом" такой номер не пройдет.

Отсутствие системы самонаведения - большой недостаток. Создание этой ракето-торпеды во многом перечеркнуло все достижения по созданию самонаводящихся торпед, и вернуло ситуацию к началу Второй мировой войны, когда командиру подводной лодки приходилось на глазок оценивать курс и скорость цели, а также расстояние до нее, чтобы торпеды попали в цель. Торпедная стрельба требовала незаурядной подготовки командира и приобретения определенного опыта. Лучше всего было стрелять с близкой дистанции, чтобы цель не успела отвернуть. По мере того, как противолодочная оборона усиливалась, происходит переход на торпеды, способные к маневрированию и самонаведению.

Для того, чтобы "Шквалом" поразить авианосец, нужно не только войти в зону обнаружения гидролокаторов, но и сблизиться с целью на расстояние 5-6 км, чтобы быть уверенным в успешном поражении. Это все равно, что залезть в пасть ко льву и схватить его за язык. А дальше надо либо поднять перископ для определения курса, скорости цели и расстояния до нее, либо стрелять "на слух", по пеленгу лодочного гидролокатора, с приличной вероятностью ошибки. Выстрел "Шквала" демаскирует лодку шумом и хорошо видимым следом. В условиях, что на лодку навалятся все противолодочные силы ордера, это означает почти 100%-ную вероятность гибели подводной лодки при совершении атаки. Командиру только и остается надеяться на везение и на "зевок" врага. Во всех остальных случаях лодка будет потоплена.

Так что правы и критики. "Шквал" - ракето-торпеда, вызывающая восхищение, только совершенно непригодная в бою против врага с противолодочным оружием. "Шквалом" в его текущей модификации можно потопить незащищенный танкер или транспорт, и на этом боевые возможности ракето-торпеды заканчиваются. Это вовсе не тот результат, который нужен флоту.

 

Кайтэн исторический и роботизированный

 

Однако, все сказанное вовсе не означает, что это оружие нельзя усовершенствовать. Для этого можно использовать старую идею, позаимствованную у Императорского военно-морского флота Японии - Кайтэн. Это управляемая камикадзе торпеда, запускаемая с лодки-носителя. Подводная лодка могла нести до четырех торпед Кайтэн, не считая собственного торпедного оружия. Командир лодки, в зависимости от ценности цели, мог выбрать, чем атаковать: обычными торпедами или Кайтэн.

Кайтэн считаются неудачным оружием, поскольку удачных атак было немного. Самым крупным успехом было потопление американского эсминца Underhill 24 июля 1945 года. Атаку наблюдал пилот Кайтэн Ютака Ёкота, который остался в живых и после войны написал мемуары о своих приключениях. Причина его выживания была простая: два раза его торпеда была повреждена глубинными бомбами, а третий раз потек кислородный трубопровод и торпеду пришлось сбросить. Ёкота также писал, что Кайтэн был весьма сложным в управлении оружием. Требовались навыки управления и прицеливания. Пилот на пути к цели поднимал перископ и должен был за несколько секунд определить угловой курс и скорость цели, чтобы направить торпеду на нее. Перископ поднимался один раз, возможности исправить ошибку не было. Потому пилоты тренировались каждый день в определении углового курса цели на макете. Ёкота писал, что они натренировались настолько, что определяли курс цели на глаз с точностью до градуса.

Однако, рассматривая тактико-технические характеристики торпед Кайтэн, можно увидеть, что в их создании была веская причина. Тип 1, или торпеда тип 93 - наиболее распространенная версия Кайтэн, несла на себе боевую часть 1550 кг взрывчатки (при общем весе в 8,3 тонны), имела скорость до 30 узлов и дальность хода 42 морские мили (78 км). Прекрасные показатели. Они явно создавались как особо дальнобойное морское оружие, способное действовать с позиции, далеко за пределами дальности обнаружения американских гидролокаторов и даже самолетов.

Только Кайтэн никогда не использовались на такой дистанции, потому, что дальность видимости из-под перископа японской подводной лодки, несущей эти торпеды, крупной надводной цели составляла примерно 25 км. Видимость горизонта составляет в таком случае 5,5 км. Чтобы классифицировать цель, командир подходил ближе к ней, на расстояние, на котором совершенно утрачивалась разница между обычными торпедами и Кайтэн. Командир I-53 атаковал американский эсминец торпедами Кайтэн, как обычными торпедами. В общем, японцы, создав замечательную по своей конструкции и возможностям управляемую человеком торпеду, совершенно упустили из виду наведение на цель. Это смазало все возможности Кайтэн. История, очень похожая на историю "Шквала". Замечательное изделие, но малопригодное в морском бою.

Из этого следует, что если 70 лет назад возможно было создать большую торпеду, способную пройти почти 80 миль, то теперь такое и подавно возможно. В этой идее была еще одна замечательная сторона: Кайтэн эволюционировал в сторону небольшой подводной лодки. Скажем, Тип 2 имел вес 18,3 тонны, длину 16,5 метров, и нес 1500 кг взрывчатки. Дальность хода составляла 45 морских миль (83 км), а топливо и окислитель были более доступными для воюющей японской экономики: дизтопливо, перекись водорода и гидразин-гидрат, вместо керосина и сжиженного кислорода. 

Отсюда можно выдвинуть такую мысль: создать носитель для "Шквалов", небольшую подводную лодку, управляемую вместо камикадзе роботом, или, точнее, подводного боевого робота, который мог бы наводиться на корабли противника и стрелять "Шквалами". Назовем его условно робо-кайтэном. Лодку-робота доставляет в район применения обычная подводная лодка, дизельная или атомная. Такой робо-кайтэн будет по размерам и весу больше своего исторического прототипа, что нужно как для размещения на нем хотя бы двух ракето-торпед (каждая весом 2700 кг), так и для большей дальности хода, до 200 км. Боевой робот может наводиться по кильватерному следу, как торпеда 65-76, а при сближении стрелять "Шквалами". Иными словами, командир подводной лодки выпускает робо-кайтэн с безопасной дистанции, далеко за пределами зоны обнаружения, а там пусть вражеские эсминцы гоняются за роботом. Его задача сблизиться на дистанцию уверенного поражения «Шквалами» и выстрелить. После расхода боезапаса, робо-кайтэн может таранить подводную часть ближайшего вражеского корабля. В отличие от торпеды, робо-кайтэн можно приспособить для атаки двух или трех целей в ордере.

Пока противолодочные силы вражеской авианоскной группы гоняются за роботом, командир подводной лодки, доставившей подводного боевого робота на позицию, может сам улучить момент и атаковать корабли ордера своими торпедами. Неразбериха — лучшие условия для успешной атаки.

Хотя такая идея может вызывать определенные возражения, как слишком сложная и требующая не только создания, по сути дела, новой подводной лодки с решением многочисленных проблем ее автоматического управления и наведения, но и серьезного переоборудования обычной лодки под носитель такого рода оружия. Однако, можно сказать, что тактически подобное оружие может использоваться не только с подводных лодок, но и с надводных кораблей, а также использоваться в качестве своего рода минно-торпедного комплекса, вроде американской "Кэптор" или советской МТПК-1. Это морские мины, которые снаряжены торпедой и гидроакустической системой, способной классифицировать цели. Такие мины были элементом пассивной противолодочной обороны и предназначались для поражения атомных подводных лодок. Но их недостатком была именно пассивность и небольшой радиус поражения, до 4000 метров в советском варианте. Робо-кайтэн, применяемый в качестве минно-торпедного комплекса будет оружием активным, он сам может дожидаться цели на какой-нибудь банке или в гидростатическом равновесии, а потом подвсплыть, сблизиться и атаковать. Если в бортовой компьютер ввести акустические сигнатуры, то такой комплекс может атаковать определенные цели, например, атомные подводные лодки или крупные надводные корабли противника. То есть, тактические возможности такого рода оружия шире, чем у обычных торпед, и это тактическое преимущество стоит выделки.

Подобные подводные боевые роботы весьма успешно могут использоваться для обороны территориальных вод, акваторий морей, подходов к военно-морским базам и портам. Робо-кайтэны могут запускаться в этом случае с береговых баз на побережье или островах. Если их будет достаточно много, то десантная операция противника или попытка ударить по базе становится уже весьма рискованным делом. Это позволит освободить в значительной степени дизельные и атомные подводные лодки и надводные корабли от оборонительных задач, и придать всему военно-морскому флоту России выраженно наступательные функции.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter