Автомобиль против партизан

Если почитать новости о боевых действиях в разных странах мира, то станет очевидно, что сейчас вооруженные конфликты почти всегда ведутся с участием партизан. Либо партизаны воюют с регулярными силами, либо же на театре военных действий сражаются между собой несколько разных партизанских движений, как мы видим в Сирии или в Ираке. Вообще, вся военная история ХХ века в очень большой степени оказалась связана именно с партизанами, и было сравнительно немного случаев столкновения между собой регулярных армий.

Опыт ведения партизанских действий накопился очень большой, настолько, что можно открывать специализированную военную академию для обучения тактике партизанской и контрпартизанской борьбы. С партизанами столкнулись очень многие армии, не исключая и Россию, и далеко не все смогли эту проблему разрешить. Было несколько примеров, когда партизаны побеждали в схватке с весьма мощными и хорошо вооруженными армиями, добивались военной и политической победы. Из числа подобных примеров можно назвать победу революционеров Фиделя Кастро на Кубе, победу вьетнамских коммунистов в долгой войне с Южным Вьетнамом и США, победу кампучийских партизан над вьетнамской армией и провьетнамским правительством Кампучии, победу моджахедов над коммунистами в Афганистане. Есть также примеры, когда правительства в течение десятилетий не могли ничего сделать с партизанскими движениями, несмотря на все приложенные усилия. Поскольку сейчас разворачивается новый этап партизанской борьбы на Ближнем Востоке, с перспективами переноса ее в другие регионы, в том числе и пограничные с Россией, проблема эффективных контрпартизанских мер является достаточно острой и насущной.

 

Причины неудач контрпартизанской борьбы

 

Если рассмотреть все случаи, когда регулярные армии терпели поражение под натиском партизан, то нетрудно заметить общие закономерности. Во-первых, партизаны побеждали за счет захвата инициативы, поскольку в силу партизанской тактики у них была возможность выбора места, времени и обстоятельств нападения. Это позволяло действовать против очень крупных сил противника. Например, в апреле 1945 года около 7 тысяч чешских и советских партизан весьма успешно сражались против почти миллионой группировки немецких войск, оборонявших Чехию. Во-вторых, за счет маневренности партизанских отрядов и подразделений, способности концентрироваться в выбранном месте, уходить от преследования, прорываться из окружения. Один из самых успешных партизанских командиров - С.А. Ковпак вообще не признавал сидения на одном месте и был приверженцем рейдов. Его рейды наводили ужас на немецких оккупантов и их пособников. В-третьих, за счет размещения баз и складов в труднодоступной местности (густые леса, болота, горы), где регулярная армия не могла использовать боевую технику и реализовать свое преимущество. Немаловажную роль в победах партизан сыграла "Большая земля", недоступная для противника, откуда партизаны получали помощь и снабжение. Хотя почти всегда были попытки перерубить эти разного рода тропы (вроде знаменитой "Тропы Чыонгшон", более известной как "Тропа Хо Ши Мина"), но, как правило, они были неудачными. Скажем, в Афганистане, несмотря на исключительно большое внимание к перехвату караванов из Пакистана, советское командование признавало, что ликвидировать снабжение моджахедов в корне так и не удалось.

Итак, инициатива, маневренность и неплохая защищенность снабжения - вот те факторы, которые приводили к тому, что мощные армии терпели поражение от партизан. Конечно, немаловажную роль играла поддержка партизан населением, и на это справедливо обращалось большое внимание, однако же, надо отметить, что были и чисто военные корни неудач в борьбе с партизанами. Если сформулировать кратко, то коренной проблемой контрпартизанской тактика было убеждение в том, что войска должны охранять территорию, а партизаны воспринимались не как самостоятельная вооруженная сила, а как некие банды, почему-то желающие проникнуть на эту самую охраняемую территорию. Характерный признак такого подхода - употребление терминологии типа "бандформирования" или "банды". Между тем, партизаны отличаются от банд тем, что имеют политические и военные цели, ставят перед собой задачу военного разгрома противника (хотя бы и методом многочисленных мелких укусов), тогда как грабеж населения и взятие трофеев либо имеет второстепенное значение, либо подчинено военным задачам. Все это можно узнать из любого толкового наставления по партизанской тактике. Однако же, мы видим немало примеров того, как раз за разом совершаются похожие ошибки в контрпартизанской тактике, и как американская армия разбила себе лоб о тот же угол в Афганистане и в Ираке.

Когда командование осознавало, что партизаны - это не банды, и модифицировало свою тактику, дела шли намного лучше. В Афганистане, командование 40-й армии перешло к широкому использованию элементов партизанской тактики против партизан же: засады и рейды. Это сразу дало результат в виде снижения активности моджахедов и отказа части отрядов от боевых действий. В особенности эффективными оказались рейды и засады против караванов, везущих оружие и боеприпасы из Пакистана. Забой крупного каравана лишал возможности действовать целые соединения отрядов моджахедов.

Однако, и на солнце есть пятна. Опытным путем выяснилось, что имеющаяся боевая техника: вертолеты, танки, БТР - не слишком годится для такой тактики. Моджахеды имели сеть наблюдателей из числа местного населения, которые следили за советскими базами и тут же сообщали о выдвижении колонн или о пролете вертолетов. Как это делается, можно видеть в известном фильме "Падение Черного ястреба", в котором мальчик-пастух увидел американские вертолеты в воздухе, позвонил полевому командиру, и точечная американская операция в Могадишо превратилась в побоище. Узнав о передвижениях, командир отряда моджахедов имел время, чтобы уйти или встретить десантников засадой. Это вынудило прибегать к хитростям, вроде скрытной высадки отряда, идущего ставить засаду, с транспортных колонн, выдвижения ложных колонн, ложных посадок вертолетов и т.п. приемов, с последующим переходом к месту засады пешком. Хитрости срабатывали, но не всегда.

Отказавшись от широкого использования транспорта и вертолетов в проведении засад и рейдов, десантники сильно потеряли в мобильности по сравнению с моджахедами, имевшими лошадей, ослов и мотоциклы, а также имели для операции ограниченный боекомплект. Если операция пошла не по плану, то весьма трудно было вести бой, отойти, оторваться от преследования, эвакуировать раненых и вынести убитых. Малейший просчет в подготовке операции вел к потерям.

Парадокс ситуации состоял в том, что даже при правильной тактике, прекрасно оснащенная и моторизованная 40-я армия, которая, по идее, должна была размазать моджахедов по стенке, мало что могла противопоставить действиям партизан и не могла реализовать свое преимущество. На мой взгляд, это было следствием отсутствия специального оснащения контрпартизанских отрядов, в первую очередь транспортного.

 

Контрпартизанский автомобильчик

 

Чтобы ответить на вполне понятное возмущение военных, которые могут сказать, что у них-то все в порядке, надо заметить, что крупных армий партизаны, как правило, не боятся. Крупная армия для них источник снабжения оружием и боеприпасами: почти всегда можно взять в плен зазевавшегося солдатика, снять часовых, напасть на блокпост или устроить засаду на колонну. Не говоря уже о банальной коррупции. По мелкому отряду вряд ли будут стрелять из пушек, вряд ли бросят против него танки и самолеты. За гарнизонами и колоннами легко наблюдать, а сами партизаны могут ходить секретными тропами или сливаться с местным населением. Постоянные нападения то тут, то там наносят урон, подтачивают боевую мощь и моральный дух любой армии, что многократно доказано на практике.

Таким образом, с партизанами должны бороться небольшие, мобильные и маневренные отряды, самостоятельно ищущие противника, рейдирующие по району партизанской активности. Такие отряды можно создать на основе подразделений спецназа или ВДВ, чья подготовка лучше всего подходит для такого рода работы. Однако, им требуется оснащение специальным автотранспортом.

Сейчас, конечно, создаются многочисленные образцы бронеавтомобилей, предназначенных для контртеррористических операций. Только такой подход вряд ли можно признать правильным. Бронеавтомобиль в любом случае получится довольно тяжелым, с ограниченной проходимостью, неспособный пробраться в лесную чащу, болотистую местность, горные ущелья, где партизаны обычно и создают свои базы и лагеря. В самой концепции бронеавтомобиля заключается идея, что броня должна защищать экипаж от обстрела, то есть рассчитан на ситуацию, в которой партизаны уже выследили этот броневик, устроили засаду и обстреляли его. Брони хватит на один или два раза. Убедившись, что пуля его не берет, партизаны перейдут к минам или РПГ. Бронеавтомобиль - это передача инициативы партизанам, то есть создание им условий для победы.

Нужен другой автомобиль, легкий, проходимый, маневренный, вроде знаменитого американского "Виллиса". Его задача состоит в максимально возможном скрытном перемещении по району партизанских действий в дозоре, в том, чтобы доставить мобильный отряд в исходную точку для броска на партизанский лагерь, в том, чтобы подвозить рейдирующим отрядам боеприпасы и продовольствие, эвакуировать раненых и убитых.

Исходя из этих его функций не так трудно представить себе облик такого контрпартизанского автомобиля. Во-первых, он должен быть максимально компактным, до 1,5 метров в ширину и до 2,5 метров в длину. Такой автомобиль сможет проехать по кустарнику и по редколесью, и его гораздо проще замаскировать при необходимости. Замаскированный сеткой, ветками и травой автомобиль будет незаметен на стоянке и гораздо менее заметен в движении. Во-вторых, он должен быть максимально легким, с рамой из дюралюминия, грузоподъемностью до 500 кг. Легкий автомобиль будет иметь большую проходимость, и его проще вытащить из грязи. В-третьих, кузов у него может быть по самому минимуму, закрывающий только двигатель и основные узлы и составляющий противовзрывной экран снизу, без колесных арок, а остальное может быть представлено дугами и натянутым поверх брезентом. При необходимости, на борта можно устанавливать бронелисты из стеклотекстолита. Для заболоченной местности может быть создан плавучий вариант. В-четвертых, мощность двигателя - 40-50 л.с., оборудованный резиновыми амортизаторами и хорошим глушителем для уменьшения звука работающего мотора. В-пятых, требуется кое-какое оборудование, вроде рации или радиосканера, прибора ночного видения для ночного вождения без фар, а также опционально могут устанавливаться дополнительные приборы, вроде радара для обнаружения людей в густом лесу, кустарнике, при плохой видимости.

Такой контрпартизанский автомобиль может выглядеть очень неказисто, но он дает значительные тактические преимущества. Отделение на двух таких автомобилях получает значительную мобильность, может взять с собой увеличенный боекомплект, пулеметы, АГС, минометы или малый боевой робот, скрытно выехать в район действий партизан, провести разведку, наблюдение, устроить засаду или даже напасть на небольшой лагерь или партизанский пост. Разведка может быть кочующей. Если в одном месте нет признаков присутствия партизан, то можно быстро перебраться в другой район и поискать там, или оперативно отреагировать на сообщения агентуры среди местного населения. Взвод, посаженный на 12 таких автомобилей, может прочесать довольно большой по площади район, а также может скрытно сосредоточиться и подстеречь партизанский отряд на марше или дневке. Также можно вести многодневные операции, используя автомобили для подвоза снабжения, а также для экстренного вывоза пленных партизан. Несколько взводов или полувзводов могут загнать партизан в определенное место под удар артиллерии или авиации. Тактические возможности таких мобильных отрядов оказываются весьма значительными, а обнаружить их гораздо труднее, чем броневики, БТР и БМП, не говоря уже о вертолетах.

Можно подобные автомобили использовать в рамках афганской тактики скрытного десантирования с транспортных колонн. Для этого можно оборудовать грузовик с тентом раскладной съездной рампой. На остановке или в непросматриваемом месте автомобили съезжают с грузовика, маскируются, а после того, как колонна ушла, выдвигаются в район выполнения боевой задачи.

 

Такой автомобиль много кому пригодтся: ВДВ, спецназу, разведке, пограничникам, всем подразделениям, чьи боевые задачи связаны с ведением разведки, скрытым маневрированием, использование внезапности. Имеет смысл такой автомобиль производить большой серией и насыщать ими армию и спецслужбы. В условиях большой войны, такой автомобиль может изготовляться в полукустарных условиях из деталей и узлов гражданских автомобилей, то есть конструкция имеет и мобилизационный потенциал. Также, такой автомобиль можно поставлять союзникам, ведущим войну в партизанами, вроде Афганской национальной армии.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter