Перспективные оборонные исследования: куда идти?

В конце апреля 2013 года в Государственной Думе состоялся круглый стол «Оборона и национальная безопасность в деятельности институтов развития РФ», на котором обсуждалась работа и перспективы развития нового института развития - Фонда перспективных исследований. Круглый стол был организован Комитетом по обороне Государственной думы и Общественным советом Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ.

В качестве "затравки" к дискуссии вышел аналитический доклад «Фонд перспективных исследований в системе оборонных инноваций», в котором была обрисована структура созданного фонда, его место в системе государственным органов и основные, стоящие перед ним задачи. В докладе был также рассмотрен зарубежный опыт аналогичных структур, и были рассмотрены основные направления перспективных исследований, имеющие значение для развития оборонно-промышленного комплекса и вооружений. Фонд перспективных исследований мыслится как организация, занимающая междуведомственное положение, что позволяет решить сразу несколько важных задач. Во-первых, абстрагироваться от ведомственных интересов и задач, и рассмотреть общее состояние и перспективы развития оборонно-промышленного комплекса и систем вооружений, разрабатывая наилучший вариант. Во-вторых, обеспечивать координацию деятельности ведомств, научных учреждений, предприятий в целях интенсивного развития и широкого внедрения инноваций. В-третьих, привлекать к работам широкий круг специалистов, в том числе не связанных с какими-либо государственными ведомственными или научными организациями, что позволяет преодолеть дефицит кадров и довольно сильную ограниченность ведомственной кадровой политики. Хотя Фонд перспективных исследований выходит "дублирующим" по отношению к уже имеющимся структурам, связанным с развитием новых технологий и оборонным производством, тем не менее его "дублирующее" положение направлено в первую очередь на ликвидацию многочисленных разрывов, возникших в оборонно-промышленном комплексе, а также на ликвидацию параллелизма в проведении НИОКР различными ведомствами.

Вообще, создание подобных структур подразумевает движение к воссозданию на новом уровне советской системы, предусматривающей тесную интеграцию административного управления, разведки и аналитики, научных разработок, производства и эксплуатации вооружений в войсках. Скажем, председатель Совета директоров ОАО «Роснано» Владислав Путилин говорил на круглом столе, что нужно создавать собственную уникальную модель инновационной системы с опорой на советский опыт, с учетом анализа передового иностранного опыта, в направлении создания координатора научно-технической политики государства в сфере обороны. Директор Физико-технический институт им. А. Ф. Иоффе РАН Андрей Забродский выдвинул идею создания Министерства науки и технологий, который занялся бы как раз развитием технологий для оборонно-промышленного комплекса, главного потребителя отечественных разработок: "К сожалению, вынужден констатировать, что крупный бизнес и предприятия из других отраслей экономики за прошедшие двадцать лет привыкли почти полностью обходиться импортным оборудованием и иностранными технологиями. Научные разработки сейчас по большому счету никому не нужны, кроме оборонно-промышленного комплекса", - подчеркнул Забродский.

Таким образом, специалисты, представители ведомств, депутаты, практически единогласно высказались за создание междуведомственного органа управления оборонными научно-техническими разработками. Вопрос этот назрел и его разрешение настоятельно необходимо.

Однако, как показал опыт предыдущих обсуждений, а также материалы самого аналитического доклада, в формировании структуры управления оборонными научно-техническими разработками еще предстоит проделать большой и сложный путь. Советская система, состоявшая из Оборонного отдела ЦК КПСС, Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам и "большой девятки" основных промышленных министерств, сложилась за десятилетия интенсивной работы, и в этом она опиралась на военно-хозяйственный опыт Второй мировой войны (тут нужно отметить, что тщательно изучался зарубежный опыт организации военного хозяйства). Нынешние зарубежные структуры, перечисленные в экспертном докладе, также имеют десятилетия работы за плечами (DARPA была основана в 1958 году, в ответ на запуск советского спутника), когда в США остро почувствовали свою уязвимость в приоритетных технологиях. Нынешняя же структура не имеет столь почтенной истории и в значительной степени складывается с "чистого листа", хотя и с учетом накопленного в СССР и за рубежом опыта. Потому, конечно, есть определенные разногласия по поводу оптимальной структуры, задач и направлений работы, да и в процессе деятельности структура управления оборонными научно-техническими разработками, скорее всего, будет изменяться, уточняться, корректироваться применительно ко встающим задачам. Так что дискуссий по этому вопросу будет еще много и это неизбежный этап развития.

Что предлагается?

Основной дискуссионный вопрос сегодня - это общее направление научно-технических разработок оборонного значения. В аналитическом докладе эта проблема была поставлена, но не была разрешена удовлетворительным образом. В докладе перечислены приоритетные программы, включающие в себя:

- биоинженерия человека (органы для трансплантации, искусственная кровь, криоконсервация, реанимационный робот),

- биотехнологическое производство материалов и топлива,

- интегрированные сетевые технологии и разумные сети управления,

- транспортные системы (гиперзвуковой самолет, экраноплан, конвертоплан),

- энергетика (линейные генераторы, редокс-аккумуляторы),

- военная робототехника (глубоководные аппараты, высотный беспилотный разведчик, транспортный робот-мулькоптер, автоматизированный грузовик, патрульный робот, экзоскелет).

У этих программ и их совокупности есть много недостатков, которые говорят о том, что сама по себе концепция общего направления разработок пока плохо продумана и ориентируется, в основном, на разрекламированные западные разработки, что особенно ярко проявилось в разделе боевой робототехники, почти целиком скопировавшем западные разработки. Рассмотрим эти недостатки по порядку.

Общая цель

Первым делом нужно указать, что перечисленные разработки не имеют явной конечной цели, что абсолютно необходимо в подобного рода программах. Во всех многолетних трудах, при всех затратах делжна быть ясно видна цель. В советское время такая цель была - достижение военного паритета с блоком НАТО на основе имеющегося промышленного комплекса, природных ресурсов и довольно ограниченных трудовых ресурсов и мобилизационного резерва, чтобы этот паритет сделал политически нецелесообразным прямое военное нападение на СССР. Вторая цель, в известной степени вытекающая из первой, состояла в том, чтобы обеспечить нужны вооруженных сил в глобальной войне, если таковая начнется, и обеспечить ведение этой войны на равных с блоком НАТО. Эти цели в решающей степени отражались на всех разработках и на всем облике систем вооружений, которые ориентировались на массовость в производстве и использовании, простоту, ремонтопригодность, высокие ТТХ.

Если проанализировать представленный проект программы, можно сказать, что цель ее может быть сформулирована как внесение отдельных улучшений в системы вооружений, систему снабжения вооруженных сил и в промышленность. И с такой целью согласиться нельзя. Эта цель выработана для НАТО, которая имеет вооруженные силы, действующие в глобальном масштабе, опирающиеся на союз сильнейших экономик мира. Подобные улучшения для них действительно означают достижение резкого превосходства на региональных ТВД, на которых обычно и действовали силы НАТО в последние лет сорок.

Но перед Россией стоит другая задача, во многом аналогичная советской, - как нашими ограниченными возможностями обеспечить паритет, а еще лучше военное превосходство над блоком НАТО. Это не только глобальная задача. Основные вероятные противники или ориентируются на опыт стран НАТО, или используют вооружение этого блока. Это весьма нетривиальная задача, которая требует пересмотра многих устоявшихся подходов, отбрасывания стереотипов и критического отношения к западному опыту. Все же не будем забывать, что настойчивая реклама военных разработок - это еще и часть "информационной войны", или проще, дезинформации, с целью ослабления военного потенциала основных вероятных противников НАТО: России и КНР.

Ставка на развитие ударного компонента

При подобной задаче достижения паритета/превосходства над блоком НАТО придется признать, что важнейшим делом является развитие именно ударного компонента вооруженных сил, который должен обеспечивать и гарантировать разрушение вооруженных сил и военно-хозяйственной инфраструктуры вероятного противника. Это должно выполняться не только применением ядерного оружия, но и другими видами оружия и систем вооружения, поскольку применение ядерного оружия сильно ограничено политическими условиями, а в условиях регионального конфликта и вовсе исключено.

При этом блок НАТО, как и другие вероятные противники (вроде КНР), сильно превосходят Россию как по мобилизационному контингенту, так и по экономической мощи, что позволяет им навязать войну на истощение людского резерва - явление, ранее неизвестное в России. В силу невозможности выставить достаточно многочисленную армию из-за серьезных демографических проблем и изменения соотношения в численности населения в мире в пользу вероятных противников, заставляет искать решение в другой сфере. Это может быть только развитие полностью автоматизированного ударного компонента, то есть боевых ударных роботов, с возложением на людей задач управления этим комплексом автоматов.

Между тем, в предложенной программе перспективных исследований этот момент совершенно отсутствует, а вместо него внесена задача развития биоинженерии (вещь, сама по себе интересная и нужная), подразумевающая ведение войны людьми. Биоинженерия даже в случае феноменальных успехов почти ничего не дает для достижения военного паритета/превосходства России с вероятными противниками. Более того, в ней содержится зерно поражения в сколько-нибудь масштабной войне.

Если мы говорим об автоматизированном ударном компоненте вооруженных сил, то бессмысленно делать ставку на разведывательные беспилотники, транспортные машины и т.п. технику, тем более, что в СССР были свои оригинальные разработки в области разведывательных беспилотников, которые можно возобновить. Нужны боевые роботы другого типа: автоматические артсистемы (САУ, минометы, огнеметы, РСЗО), автоматические оборонительные и охранные системы, средства ПВО и ПРО, ударные беспилотные штурмовики, системы залпового пуска крылатых ракет, корабли-автоматы, автоматические ударные подводные лодки и другая подобная техника. Большую ее часть придется создавать с нуля, хотя и с опорой на имеющиеся разработки, и появятся новые типы и даже классы военной техники. Несмотря на то, что это кажется фантастикой, тем не менее, это единственный путь, который гарантирует достижение главной цели развития оборонно-промышленного комплекса. Ну и создание такой техники - есть интересная и творческая задача.

Причем это не должны быть отдельные уникальные образцы «не имеющие аналогов», и не должны быть небольшие серии. Это должна быть техника, пригодная для поточного производства и массового применения на поле боя.

Чтобы быть на равных с вероятными противниками: НАТО и КНР, с широкими военными блоками, нам нужна новая система вооружений, в которой основная роль отведена машинам, - так можно поставить вопрос.

Необходимая индустриализация

Разумеется, такой комплекс вооружения не может существовать без соответствующего индустриального комплекса, да и создать его на основе имеющегося промышленного потенциала России вряд ли возможно. Потребуется внести серьезнейшие изменения в сферу оборонного производства, обеспечить переход его, опять-таки, на автоматическое производство как самих боевых роботов, так и боеприпасов к ним, а также разнообразной обслуживающей техники (заряжающие, заправочные, ремонтно-эвакуационные, транспортные машины). Здесь потребуется целый комплекс технологий, связанных с производством металлов и металлообработкой, химических продуктов (в первую очередь порохов, взрывчатых веществ, топлива), пластмасс и композитов, электроники, сборкой машин, адаптированных под автоматизированное или, по крайней мере, полуавтоматизированное производство. Оно неизбежно будет крупномасштабным и поточным, поскольку все современные войны связаны с колоссальным расходом боеприпасов. К примеру, во время Вьетнамской войны авиация США сбросила 2,6 млн. тонн бомб. Расход стрелковых боеприпасов исчисляется сотнями миллионов штук, составляя в среднем около 100 патронов на убитого солдата противника, расход снарядов - десятками тысяч штук. Для автоматических ударных систем можно ожидать гораздо более высокого расхода боеприпасов в силу неизбежной ориентации на площадный обстрел и залповый огонь, что потребует резкого увеличения мощностей по производству боеприпасов.

Это потребует, в свою очередь, серьезных капитальных вложений в развитие индустрии и создание новых индустриальных районов вблизи источников энергоносителей и сырья в восточных регионах, в первую очередь на Урале и в Сибири, как наиболее безопасных с военной точки зрения районов. Потребуется также освоение с военно-хозяйственной точки зрения побережья Баренцева, Карского, Охотского, Берингового морей, со строительством коммуникаций и прибрежной инфраструктуры. Это потребует усиления общей индустриальной мощи России, чтобы появилась возможность "рвануть" развитие ныне слаборазвитых или вовсе неравзитых территорий восточных районов. Не говоря уже о том, что создание даже пробных партий военной техники нового типа приведет к значительной реконструкции существующих предприятий и соответствующих капиталовложений. Реализация подобной программы представляет собой задачу, по своим масштабам превосходящую индустриализацию СССР.

Таким образом, если подводить итог сказанному, перспективные оборонные научно-технические разработки концентрируются вовсе не в области изыскания "чудо-технологий" или создания "вундер-ваффе", а концентрируются в сфере развития промышленных технологий, из которых вырастают как системы вооружений, так и оборонное производство. В любом случае, без укрепления и развития индустриальной базы вообще нельзя говорить об укреплении обороноспособности страны. Потому проект плана перспективных исследований должен быть пересмотрен в сторону промышленных технологий и автоматизации. Перечисленные в аналитическом докладе направления также могут развиваться, но часть из них будет занимать периферийное положение в системе оборонных научно-технических разработок, а часть будет включана элементами в более широкие планы разработки боевой и обслуживающей техники.

Важно также понимать, что отдельными улучшениями тут не отделаешься, серьезные сдвиг потребуют серьезных работ по реконструкции и усилению индустриального комплекса и развития новых индустриальных районов, то есть в рамках управления развитием оборонно-промышленного комплекса придется также заниматься управлением процессом индустриализации страны.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter