Заметки из камеры. О 6 мая

Отсюда, из камеры следственного изолятора "Матросская тишина" происходящие на воле события выглядят несколько по-иному, тюремные стены создают ощущение дистанции, как будто ты оглядываешься в прошлое или живешь в другой стране.  

На самом деле, тюрьма не другая страна, а другая сторона той же самой эрэфии, и меня не покидает ощущение, что эта тюремная эрэфия и есть подлинное лицо моей несчастной родины.

То, что на воле именуется "государством", здесь называется тюремной администрацией, "правоохранители" зовутся надзирателями (они же вертухаи), а "граждане" - обвиняемыми или заключенными, в зависимости от срока их пребывания в этом каменном мешке. Но что интересно: может быть, именно из-за ясного понимания своего реального статуса, из-за незамаскированности насилия, которому подвергается здесь человек, из-за откровенности творимого над ним беззакония (а следствие и суд в современной России системно беззаконны), человек в тюрьме быстро раскрывается. Сила или слабость, благородство или подлость сокамерника ни для кого не являются тайной. И еще одно наблюдение: свобода понятие относительное, недостаток внешней свободы в тюрьме компенсируется свободой внутренней. Нигде я не встречал таких сильных и внутренне свободных людей, как в камере "Матросской тишины".

И взгляд этих людей на то, что происходит в стране и в мире несколько особый, нам не известны многие детали, не видны "деревья", но кто знает, может быть, именно поэтому мы лучше видим "лес" в целом? Так или иначе, но думаю, вам будут интересны "Заметки из камеры".

 

СОБЫТИЯ 6 МАЯ

Сначала сухая констатация известных мне фактов.

В этот день в Москве состоялось массовое разрешенное шествие оппозиции, которое закончилось столкновениями с полицией и беспрецедентным по жесткости разгоном. Причем демонстранты оказали ОМОНу нешуточное сопротивление - беспорядки продолжались несколько часов, с обеих сторон есть раненые. Задержано несколько сотен человек.

Что послужило поводом для разгона, мне доподлинно не известно, СМИ высказывают разные точки зрения, но то, что власти готовились именно к такому повороту событий - несомненно. На это указывает недетская мобилизация силовых структур: спецназ, ОМОН, внутренние войска, заграждения из тяжелой техники, перекрытые станции метро и проч.

Судя по всему, власть была серьезно напугана перспективой появления московского «майдана» накануне инаугурации нового-старого президента. "Майдан" организовать не удалось, хотя протестующих оказалось гораздо больше, чем ожидалось (по оценке независимых наблюдателей не менее 50 тысяч человек). Чтобы противостоять хорошо отлаженной карательной структуре нужна, во-первых, единая организация (оргкомитет митинга слабоват для этого), а, во-вторых, готовность масс к решительным действиям. Демонстранты, конечно. "показали зубы", но не настолько, чтобы заставить воинственно настроенный ОМОН отступить.

Состав участников этой акции, насколько мне известно, заметно отличался от предыдущих, как в имущественном, так и в политическом плане. Владельцев "Бентли" и норковых шуб пришло гораздо меньше, молодежи в потертых джинсах и дешевых кроссовках гораздо больше.

Соответственно, системные либералы а ля Кудрин в этой акции практически не участвовали, а левых (не путать с сонным руководством КПРФ) оказалось гораздо больше, чем обычно.

Слабо были представлены  правые, по крайней мере, характерных имперских знамен в колонне видно не было. О том, как и почему это произошло, поговорим позже, пока вернемся к описанию прошедших событий.

Итак, ядро манифестантов 6 мая составили левые ("Левый фронт", анархисты, лимоновцы без Лимонова, зюгановцы без Зюганова и пр.), а также радикальные либералы из "Солидарности" и независимые гражданские активисты. Говорят, среди них было довольно много делегатов из других городов, прежде всего из Питера, может быть именно поэтому по остальной России протестные акции в этот день прошли слабо. Хотя главные причины, конечно, лежат гораздо глубже.

 Лидеры протеста соответствовали составу участников: Сергей Удальцов, Борис Немцов и Алексей Навальный. Лозунги у митингующих были самые разнообразные, но главным, разумеется, стал "Россия без Путина!", тем более, что он как нельзя лучше соответствовал желанию участников, если не помешать инаугурации, то хотя бы подпортить ее.

Первая цель была в сложившейся ситуации нереалистичной, вторая, несомненно, удалась.

Правые во главе с Демушкиным, а также часть самых радикальных радикалов всех мастей попытались провести несанкционированную акцию на Манежной площади, но их после непродолжительной потасовки похватали еще в метро и развезли по отделениям полиции.

Такова, вкратце, фактура событий 6 мая в Москве. То, что доходит и к нам в «зазеркалье».  

Теперь можно попытаться уяснить политическое значение этой акции и ее возможные последствия.

Начало нового подъема протестного движения в России принято относить к декабрю прошлого года, когда в Москве и ряде крупных городов прошла серия акций "За честные выборы", связанная с масштабными фальсификациями на прошедших выборах в Госдуму.  

Митинги на Болотной и пр. Сахарова, действительно, впечатляли не только своей численностью (тысяч по 70), но и высоким удельным весом випперсон, посещавших до этого лишь светские салоны да президентские приемы. Наметились признаки раскола внутри элиты.

Однако, на мой взгляд, кризис путинской стабильности обозначился существенно раньше - в декабре 2010 г., когда "восстанием "Спартака" громыхнула Манежная площадь.

Власть тогда порядком струхнула и списала все на "происки русских националистов", хотя национальный по форме протест, по сути своей был социальным – он был скорее взрывом раздражения против коррумпированной и разложившейся государственной системы.

Становилось очевидным: в народе зреет недовольство и выплеснуться оно может в любой момент и по любому поводу.

В декабре 2011 повод нашелся - фальсификации на выборах неожиданно возмутили общество, до того абсолютно равнодушное к нарушениям избирательного законодательства и практике так называемой "управляемой демократии".  

Накал этих выступлений постепенно нарастал, не переходя, однако, границ законопослушания.  

Принципиально важно, что при этом в протестных акциях совместно участвовали все отряды оппозиции: либералы, левые и националисты. Единство действий и обеспечивало массовость акций.

Соответственно, основные усилия власти были направлены на разрушение оппозиционного альянса, прежде всего на то, чтобы вбить клин между либералами и националистами.

В ход был брошен административный и пропагандистский ресурсы, использовался взброс компромата, методы агентурной работы. Все это ложилось на благодатную почву реальных политических разногласий, подозрений, обид, амбиций.

Наконец, результат был достигнут: значительная часть либералов, с одной стороны и националистов с другой, отказалось от участия в совместных выступлениях.

Казалось, партия власти может вздохнуть спокойно, протесты пошли на спад.

Если бы 6 мая на Болотную вышло 5-10 тысяч демонстрантов, политологи при власти протрубили бы на весь мир о том, что внутриполитическая стабильность "надолго", а нам всем посоветовали бы расслабиться и постараться получить удовольствие. Как в старом циничном анекдоте.  

События 6 мая нарушили эти благостные надежды: потенциал протестной активности сохраняется, а радикализм оппозиции возрастает. И это - несмотря на отказ от совместных действий. Значит, не далее, как ближайшей осенью не исключено новое обострение внутриполитической борьбы.

Время на размышления есть, хотя и не очень много. Поверьте, власть его терять не будет, можно ожидать нового витка идеологической травли и политических преследований оппозиции. По новой-старой схеме – фальсификации уголовных дел.

Но и лидером оппозиции нужно срочно определяться с выбором стратегии и тактики дальнейших действий. Цена ошибки может оказаться очень высока.

Вот так видится ситуация здесь, в тюрьме, через зарешеченное окошечко.  

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter