Русское подполье. Год спустя

Автору спасибо огромное за статью, а также за то, что «снисходит» до участия в обсуждении. Мужество, поистине, непоколебимое. На мой взгляд, смысл в такого рода «разъяснительной работе» есть, поскольку не ровен час — даже самая отпетая и интеллектуально кастрированная тявкающая мразь, обильно представленная здесь в комментах, прислушается к умному, грамотному слову и сделает правильные выводы. Как говорится, капля камень точит не силой, но частотой падения...

Из комментов на АПН к моей статье «Русское подполье: реальность, миф, перспектива»

Полтора года тому назад я опубликовал на сайте АПН статью «Русское подполье: реальность, миф, перспектива», получившую широкий резонанс и собравшую много откликов.

Моей задачей было привлечь внимание общественности и властей к новому политическому фактору — партизанскому движению русских националистов и попытаться раскрыть его корни, тенденции, потенциал. Начавшаяся полемика в той или иной форме продолжается до сих пор, подогреваемая все новыми участниками — как в виртуале, так и в жизни. Однако я не удовлетворен результатом: массового прозрения пока не наступило, а власть — от Кремля до районной милиции — просто откровенно тупит, не желая в упор видеть проблему и принимать адекватные решения. А поскольку вовсе не реагировать нельзя, то решения принимаются, увы, неадекватные. Настало время вновь вернуться к данной теме, поскольку развитие событий и идей настоятельно к тому призывает, время не терпит.

«ТОВАРИЩ НЕ ПОНИМАЕТ…»

Среди многочисленных откликов на мою статью о русском подполье на АПН было несколько таких, ответить на которые следует публично из-за их типичности.

1. Одна из самых умных женщин, кого я только знал, журналистка Елена Токарева, прочитав мою статью, разразилась у себя в «Стрингере» самым глупым, бабским и обывательским комментарием, какой я только читал. Она написала:

«Эти подростки — маньяки. Тяжелые, скорее всего, неизлечимые.

«Почему они это делали?» — задается вопросом Севастьянов. Отвечаю: потому что они наследники Чикатило. У Чикатило тоже были идейные соображения. У всех маньяков есть стройные теории, которые оправдывают их действия. Вот, вы, Александр Никитич, тоже националист, любите потрепать языком на тему этнической чистоты расы, почему вы не бегаете с ножом по вокзалам и не подстерегаете инородцев, которые сошли с поезда в поисках работы?.. Эти так называемые «националисты» — это бешеные собаки, к тому же сбившиеся в стаю».

Свой эмоциональный всхлип она, в лучших традициях 1930-х годов, закончила призывом к прокуратуре закрыть сайт своего конкурента (АПН) после моей публикации.

Близкие по тону отзывы мне приходилось слышать и от других слабонервных читателей. Отвечая Токаревой, я отвечаю им всем сразу.

Смысл моей статьи вообще ускользнул от рецензента, отвлекшегося на эффектные детали одного из дел, вместо того, чтобы вдуматься в закономерности процесса, обнимающего уже сотни дел и вовлекающего в себя тысячи убежденных в своей правоте исполнителей. По Токаревой, страна стремительно и неуклонно наполняется тысячами малолетних мясников-маньяков. Какой глупый и недальновидный вывод... Ну, давайте и дальше упрощать жизнь и выдавать желаемое за действительное!

Нетушки, это не восстание охотнорядцев, а настоящий крестовый поход детей, которые именно так себя и воспринимают, как своего рода крестоносцев, взявших на себя трудную, грязную и кровавую, но святую, по сути, миссию[1].

Они заблуждаются? Ну, что ж, не все всё всегда видят в правильном свете. Но кто сказал, что правы именно вы? Давайте-ка, спуститесь со своего Олимпа на грешную землю, обратитесь с моральной проповедью к «мясникам». Попробуйте-ка, Елена Константиновна, их переубедить душевно. А я на вас посмотрю. Вряд ли у вас что-то получится. Ибо каждый день, прожитый в России, убеждает их в бесправии русских, а значит — в собственной правоте.

И как вы не чувствуете в происходящем дыхания истории!

Токаревой и иже с нею ответил короткий документальный фильм «Русское сопротивление», прошедший по интернету. В рецензии на него подчеркнуто главное:

«Неожиданным и очень важным оказался факт наличия немалого скорбного мартиролога: финальные кадры фильма посвящены тем десяткам (уже!) юношей из «русского сопротивления», которые пали от рук убийц-русофобов, в том числе одетых в милицейскую форму.

Важными показались мне также бог весть каким способом добытые кадры из-за колючей проволоки, свидетельства тех, кто оказался в местах лишения свободы. Всего ребят-партизан, захваченных в плен на необъявленной войне, в России уже свыше трехсот. Зритель видит не сломленных, подавленных неволей людишек, а стойких духом, сознательных, убежденных в своей правоте, рано повзрослевших русских людей, временно изолированных ратников, научившихся оставаться собой и в бесчеловечных условиях тюрьмы и зоны. Которые еще и консультируют оттуда тех, что пока на свободе, объясняют, как надо вести себя и на воле, и в СИЗО, и в тюрьме, и на зоне.

Все эти кадры вполне убедительно отвечают на многочисленные упреки неосведомленных или злонамеренных лиц в том, что-де русские партизаны могут только нападать из-за угла восьмером на одного, а сами-де ничем при этом не рискуют. Едва ли не главное достоинство фильма в том, что он рассеивает в прах этот злостный вымысел, недобросовестный миф.

Рискуют, еще как рискуют эти юные бойцы необъявленного фронта. И — идут за свои убеждения на смерть и на каторгу один за другим, один за другим.

Да, они не станут подставляться понапрасну, если этого можно избежать. Они не играют в чистоплюев и не строят из себя «благородных разбойников». Но при этом вполне сознательно приносят свои судьбы в жертву, и что особенно важно понять — за реальное дело, а не за дешевые амбиции какого-нибудь национал-п..добола».

2. Так называемое «Агентство русской информации» (АРИ) заявило, что деятельность скинхедов дурно сказывается на имидже националистов и предъявило мне претензии с этих позиций. Оно на полном серьезе указало мне: «Нам, как наиболее здравомыслящей группе русских националистов, хотелось бы получить от господина Севастьянова публичный ответ на эти вопросы, чтобы он как-то либо оправдался… Только не делайте вид, господин Севастьянов, что вы нас не знаете, и ведать не ведаете».

Пришлось слегка уточнить взаимное расположение корреспондентов: «Я вас действительно неплохо знаю и ведаю, господа. Отслеживаю вашу деструктивную для русского движения работу с самого начала. Почитываю (поскольку как идеолог должен быть в курсе) ваши дилетантские нелепости в области теории. Со своей стороны много раз писал и публично говорил об АРИ как о группе слабомыслящих, плохо информированных и идейно невооруженных людей, которые смотрят в книгу, но попросту неспособны понимать прочитанное. Не говоря уж о происходящем. Высказывал и обоснованное предположение о ваших связях со спецслужбами, о вашей подрывной деятельности по отношению к русскому движению... Мне нет нужды оправдываться: желающий узнать истину просто прочтет мою статью, поймет как ее своевременность и правду, так и вашу всестороннюю мизерабельность».

Однако для читателей привожу, все же, опровержение благоглупостей «АРИйцев», данное по горячему следу:

«Русское движение не есть пиаровская акция и развивается не по законам пиара (в чем пытаются убедить нас АРИ, ничего не зрящие далее своего короткого носа). Диалектика национального движения такова, что ни одно крыло его, легальное или подпольное, не имеет смысла и не может достичь успеха само по себе. Таков факт. Я без малого двадцать лет олицетворяю именно легальное крыло (и продолжаю в нем пребывать) и понимаю данный тезис как никто отчетливо.

Мы можем еще сто лет оставаться белыми, пушистыми и привлекательными для масс, а дело между тем не сдвинется и на волос в нашу пользу и постепенно заглохнет, ибо от масс в нашей ситуации не зависит сегодня абсолютно ничего, меня в этом убедили восемь лет партийного руководства. На национальное восстание, национальную революцию, баррикады и т.п. наш народ, по моему убеждению, уже совершенно не способен. Армия — и подавно[2]. А без давления снизу власть на существенные уступки не идет (и даже слышать нас не желает) и идти не собирается.

Но Кремль совершил существенную если не роковую стратегическую ошибку: вытеснив нас начисто из легального политического поля, он своей рукой загнал наиболее молодую и активную часть русского движения в подполье. Это тоже уже факт, я об этом писал подробно. Дальнейшее — лишь дело времени, ибо направление естественного хода событий задано историей. Оно состоит в том, что вектор агрессии постепенно сменится с гастарбайтеров на улицах на кое-кого поважнее, перейдет к тактике индивидуального террора.

И только когда в России невольными стараниями властей будет создан аналог ИРА, тогда станет актуальной и надводная часть национального политического айсберга. Наплевать, что скины отвращают от национализма толпы ничего не стоящих бессильных сторонников: у них неизмеримо более важная историческая функция. У русских нет иного пути, кроме ирландского: просто исторически ничего другого не оставлено. И других надежд у русского движения тоже нет.

Если русских ждет провал на данном пути, значит наш народ обречен на бесславную капитуляцию и гибель по примеру других белых народов Запада».

3. Своеобразная оценка была дана моей статье за рамками дискуссии. Первому заместителю председателя Комитета по безопасности ГД РФ Гришанкову М.И. в ответ на запрос об идеологическом и политическом прикрытии террористических формирований, действующих на территории России, прислал информационно-аналитические материалы Заместитель Генерального прокурора РФ В.Я. Гринь. Там говорится:

«Наибольшую опасность для общества представляют радикальные националистически настроенные неформальные объединения, в первую очередь молодежные. Основой идеологии данных группировок является национализм, национал-расизм, превозношение своей (в данном случае — русской) нации выше других. Анализ полученной информации свидетельствует о том, что на территории России действует не менее 3 тыс. участников, причисляющих себя к неонацистскому движению...

В 2009 году пропаганда терроризма со стороны националистов приобретает беспрецедентный характер. Так, националист А. Севастьянов на протяжении ряда лет пропагандирует в качестве наиболее эффективной формы деятельности русских националистов тандем из легальной партии и подпольной организации, исповедующей метод террора. Он также всячески приветствовал террористические действия скинхедов, именуя их «партизанскими действиями». В начале марта 2009 года Севастьянов опубликовал в Интернете статью «Бойня номер шесть, или Крестовый поход детей», в которой с восторгом писал об осужденных участниках банды Рыно-Скачевского, сравнивая их с партизанами Великой Отечественной войны. Он заявил, что русские «находятся в вынужденной, необходимой обороне, они лишь защищаются, а источник их агрессии следует искать в мигрантах». Далее А. Севастьянов с надеждой заметил, что в дальнейшем такой террор «может оказать критическое воздействие на общую политическую ситуацию, мобилизовать массы и парализовать волю властей к сопротивлению».

В этих условиях особое значение приобретает возможность и способность заинтересованных сил отладить механизмы не только совместной борьбы с терроризмом и экстремизмом, но и ведения эффективной пропагандистской работы, нацеленной на нейтрализацию влияния радикальной идеологии и локализацию деятельности ее проводников.

Управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму. Апрель 2010».

На самом деле Управление по надзору и т.д. не перетрудило свой мозг, стряпая эту скорспелую страшилку. Она — всего лишь сильно сокращенная копия отчета, написанного Семеном Чарным для Московского бюро по правам человека (директор Александр Брод) и которым прокуроры воспользовались для скорой отписки в Думу. Показательно, однако, из какого источника берут они информацию и кто там у них почитается за мозговой центр. Но уж коли Генпрокуратура взяла на себя малопочтенную роль рупора еврейской правозащитной братии, то отвечать, конечно, следует не рупору, а голове, то есть еврейскому активисту Чарному. Как говаривал Пушкин, лакей, сиди себе в передней, а будет с барином расчет. Однако, изучив его пустопорожний доклад, я был разочарован: отвечать-то нечему, уровень понимания нулевой, цель одна — указать репрессивным органом на желаемый объект репрессий, только и всего.

Но в таком случае об эффективной нейтрализации националистической идеологии господа прокурорские пусть даже не мечтают. До тех пор, пока они будут изучать положение вещей по Чарному, а не по Севастьянову, успеха им не видать. Впрочем, в противном случае — и подавно, поскольку нашу правоту ничем не перебить и никак не заглушить.

УМНЫЕ ГЛУПОСТИ

Особо удручают своей беспомощностью и слепотой высказывания на тему молодежного экстремизма с стороны профессионалов — юристов, социологов, этнологов, правозащитников. Все они не могут придумать ничего более грамотного, чем закручивание гаек. И все старательно обходят истинные корни изучаемого ими явления.

Правозащитные организации и представители кавказских диаспор, опрошенные корреспондентом Infox.ru, считают, естественно, что остудить пыл противоборствующих сторон можно только усиленным контролем за ними со стороны властей, общественных организаций, московских вузов и следственных органов.

Сторонником ужесточения мер является президент Московской коллегии адвокатов «Антикризисный Центр» Владимир Гаглоев.

Эксперт ИАЦ «Сова» Галина Кожевникова, сама себе противореча, публикует в «Новой газете» такие слова: «Причина всплеска насилия — усилившееся давление прокуратуры, милиции на нацистское подполье. Время упущено, опоздали на несколько лет, поэтому все идет трудно… Но если продолжать это давление систематически и только на законных основаниях, нацистское подполье выдохнется». (Уж кто-кто, а она-то должна знать, что не выдохнется.)

О степени непонимания ситуации даже в экспертном сообществе свидетельствует своим текстом Алексей Макаркин — вице-президент Центра политических технологий[3]. Он указывает, как ему кажется, главную причину роста межнационального противостояния: «Снятие табу с жестокости и насилия, которое связано как с влиянием телевидения, так и, особенно, с современными компьютерными играми… Неудивительно, что среди убийц «нового типа» немало «продвинутых» ребят, прекрасно знакомых с компьютерными играми — у «маргиналов» часто не хватает денег для подобных развлечений. Снятие табу касается не только жестокости как таковой, но и идеологического фактора. Интернационализм советского типа полностью дискредитирован и не воспринимается всерьез даже сторонниками КПРФ, активно обсуждающими «русский вопрос»«.

Все это может касаться характера кровавых расправ, их направленности, но отнюдь не раскрывает их мотивации, которая полностью ускользнула от политтехнолога.

Макаркину вторит доклад «Молодежный экстремизм в России: причины и следствия», вывешенный на сайте Студенческого научно-творческого общества «Пурпурный легион» юридического факультета Северо-Кавказского социального института: «С социально-психологической точки зрения несомненно, что экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодежь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов. Как известно, преступность среди них неуклонно продолжает расти. Не случайно в развитых западных странах общественностью созданы организации типа Международной коалиции борьбы против телевизионного насилия (США). Применяются всевозможные возрастные ограничения. В Российском обществе этого пока нет[4]«. Отсюда-де и появление «нацистских банд», которые докладчики трактуют как специфическую субкультуру.

Немногим далее продвинулась автор доклада «Политический экстремизм в молодежной среде»[5] И.В. Васенина: «Можно определить целый ряд факторов, заставляющих российскую молодежь вступать в экстремистские организации и объединения, которые, в целом, и порождают такое явление, как молодежный политический экстремизм. К одному из главных факторов относится ухудшение условий жизни в России, влияющее непосредственным образом на развитие молодежного политического экстремизма любого толка... Другой причиной, повлиявшей на всплеск молодежного экстремизма, прежде всего праворадикального и фашистского толка, можно считать войну в Чечне... Еще одним фактором, обострившим крайние националистические настроения среди молодежи России, является усиление миграционных процессов, связанных с переселением больших групп людей, в первую очередь, из регионов Закавказья и Средней Азии. Данные потоки разрушают исторически сложившийся этнический баланс населения и деструктивно влияют на межэтнические отношения... Большой вклад в развитие предпосылок к экстремизму среди российской молодежи оказала так называемая массовая культура, когда распространяются скопированные не с лучших западных стандартов фильмы в жанре отечественной «чернухи», кровавые боевики и триллеры, воспитывающие у молодежи жестокость, насилие и желание его применить на практике...».

На таком поверхностном понимании далеко не уедешь.

О прелестной девственности ума в этнополитическом аспекте говорит реплика исполнительного директора центра «Этносфера» Елены Омельченко: «Громкий разговор в общественном транспорте практически всегда раздражает окружающих. Значит, нужно объяснять мигрантам, что в общественных местах принято говорить тише. Наш центр занимается этой работой, но наших скромных возможностей недостаточно, чтобы переломить ситуацию».

Так и встают перед глазами дебелые дамы, ходящие по автобусам и рынкам и уговаривающие кавказцев и азиатов говорить потише на своих странных языках... Вспоминается знаменитый своим прекраснодушием и наивностью призыв императрицы Екатерины Второй: «Сограждане, перестанемте быть злыми!». Но ведь не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел.

Выдающимся по своей глупости показалось мне выступление лидера Евразийского союза молодежи Валерия Коровина: «Я бы хотел отметить такой момент, что и скинхед-движения, и левые экстремистские движения — все они не являются продуктом нашей традиционной культуры. Все эти явления занесены к нам с Запада, представляют собой элементы западной культуры, а их наиболее опасные проявления во многом носят инструментальный характер. Обратите внимание: скинхед одетый в «бомбер», ботинки «Доктор Мартинс», с бритой головой — всё это совершенно не является элементами русской национальной культуры. Напротив, русские люди традиционно отращивали бороды, исповедовали православие, ходили в кафтанах и косоворотках и истолковывали идею России — как Империи, а не как европейского государства-нации... Мы знаем, что те же самые скинхеды никогда не отличат дагестанца, представителя коренного этноса, входящего в состав России, от, допустим, грузина из Закавказья, армянина от еврея, представителя Израильского государства, или якута, представителя нашего коренного народа от китайца или монгола. Они абсолютно не разбираются во всём этом этническом, языковом и культурном многообразии... Для того, чтобы быть скинхедом, необходимо сначала пройти курс этно-социологии и изучить труды Германа Вирта»[6].

Щас! Мысленным взором так и вижу скинхеда с бородой, в косоворотке и с томиной Вирта в сложенной троеперстием руке, которым он оглаживает инородца...

В 2008 г. на юрфаке Омского госуниверситета состоялась научно-практическая конференция, посвященная противодействию молодежному экстремизму. В ее работе приняли участие ученые, представители государственных органов, общественных объединений Омска и соседних регионов. Вот основные выступления. Михаил Клейменов, д. ю. н., профессор, замдекана юридического факультета: ситуация обострилась по нескольким причинам — ослабление воспитательного направления работы с молодежью; частое и повсеместное манипулирование сознанием молодежи со стороны СМИ; у государства отсутствует четкая идеология и позитивная внятная стратегия развития молодежи; средства массовой информации транслируют культ насилия и несправедливости. Начальник управления Министерства по делам молодежи, физической культуры и спорта Омской области Михаил Расин сочинил доклад на тему: «Развитие дворового спорта как фактор государственной молодежной политики против экстремизма». Уровень понимания виден из названия доклада. Декан юридического факультета ОмГУ Максим Фокин: экстремизм является «болезнью молодежи рабочих окраин в периоды социально-экономического и политического кризиса». Причиной криминального всплеска в молодежной среде явилась отмена уголовной ответственности за тунеядство. Необходимо возложить обязанности на образовательные учреждения разного уровня на усиление воспитания молодежи в духе общечеловеческих, гуманистических ценностей, что будет служить верным противоядием экстремизму. Николай Салохин, доцент кафедры социологии, социальной работы и политологии Омского гостехуниверситета: «Корни, которые питают экстремизм как социальное явление — это мера удовлетворения витальных (жизнеобеспечивающих) потребностей гражданами».

О всех этих откровениях с радостью и гордостью сообщили местные коммунисты[7]. Если ты, читатель, улыбнулся, читая эту галиматью, значит у тебя все в порядке с головой.

Свеженький (16.02.2010) доклад некоей Богуславской В.Ф. «Влияние толерантности на профилактику экстремизма в молодежной среде» тоже доставил мне пару веселых минут. Я узнал, что «в целях разработки и реализации единой государственной политики по формированию толерантности и профилактике экстремизма в российском обществе была создана специальная межведомственная Федеральная программа «Формирование толерантного сознания и борьбы с экстремизмом»«. И тут же вдохновился потрясающими рекомендациями, на которые, надо надеяться, был затрачен, весь бюджет программы, ибо они того стоят:

«Огромная роль в борьбе с агрессией и экстремизмом принадлежит формированию у современной молодежи психологии толерантного сознания на основе принципов формирования толерантности. Среди них выделяют следующие: принцип субъектности — опора на активность студента, инициативность, стимулирование его самовоспитания, сознательного поведения и самокоррекции в отношениях с другими людьми; принцип адекватности — соответствие содержания и средств воспитания социальной ситуации, в которой организуется воспитательный процесс; принцип индивидуализации — учет индивидуальных особенностей и уровня сформированности толерантности у обучающегося; принцип рефлексивной позиции — ориентация на формирование у молодежи осознанной устойчивой системы отношений к какой-либо значимой для них проблеме, проявляющейся в соответствующем поведении и поступках; принцип создания толерантной среды — формирование в образовательном заведении гуманистических отношений; воспитание у учащихся и преподавателей чувства взаимной ответственности»[8].

Учите, голуби, учите...

Можно заранее предсказать: подобные выводы и рекомендации спецов — как мертвому припарки. Исходя из них, проблемы, угнетающие общество, не решишь и к их пониманию ни на миллиметр не продвинешься.

Но настоящим образцом некомпетентности властных инстанций можно считать методические «Рекомендации по проведению работы по профилактике экстремизма в молодежной среде», обнародованные в октябре 2009 г. Департаментом по делам молодежи Свердловской области. Парадокс в том, что эти разумники хотели сами себя похвалить, а вместо этого себя же и высекли. Притом так, что даже сами этого не заметили — захватывающее зрелище!

Как выясняется, «по данным правоохранительных органов на сегодняшний день в области существенно возрос количественный состав движения скинхедов. В националистические группировки вовлекаются подростки всё более раннего возраста... В 2007-2008 годах на территории Екатеринбурга скинхедами совершено 25 преступлений в отношении лиц, выходцев из Ближнего Зарубежья, в том числе 8 убийств... На территории Орджоникидзевского района  была задержана группа «Зиг-88» из 8 человек... Группа  в течение полугода совершала преступления в отношении иностранных граждан. В 2008 г. выявлена группа «Патриоты России», члены которой совершили ряд тяжких преступлений в отношении иностранных граждан... В  2008 г. произошло  формирование противоправной группировки «Фолькштурм»... Группировка совершала преступления на территории города в отношении лиц из Ближнего Зарубежья. ГУВД по Свердловской области располагает информацией о деятельности  в период с 2004 по 2009 год 7-ми независящих  друг от друга молодежных группировок скинхедов общей численностью до 60 человек. По состоянию на 1 августа  2009 года  на учете в Центре по противодействию экстремизму, созданном в Свердловской области,   состоит 1011 лиц.  В базе данных Центра  фигурируют 32 общеобразовательных учреждения, 30 средних специальных и 14 вузов Свердловской области».

Ну, что ж, вполне приличные показатели, не из последних будет Свердловская область! Но что же делать с этим сложным контингентом, не доставляющим радости Департаменту по делам молодежи?

А далее — пронзительное откровение как результат исследования, проведённого социологами Уральского государственного педагогического университета (интересно, во что оно обошлось казне): «Невысокая толерантность по отношению к мигрантам является серьезным фактором риска развития экстремистских настроений».

Класс! Шедевр грантоедения!

Какова теория, такова и практика. В 2008 г. в Свердловской области была принята «Программа профилактики терроризма и экстремизма на территории Свердловской области на 2008 и 2009 годы». По итогам 2008 г. «все направления Программы были выполнены» — радостно рапортуют ответственные лица. А результат? А как же! Есть: «Отсутствие массовых проявлений экстремистского характера в молодёжной среде в Свердловской области — свидетельствует об успешности предпринимаемой профилактической работы».

И тут же (!) приложена диаграмма, из которой ясно видно, что только в первом квартале 2009 г., по сравнению со всем 2006 г., количество выявленных преступлений экстремистского характера выросло в четыре раза, а их раскрываемость упала в полтора раза!

Вот как работать надо, товарищи!

Нет никаких сомнений, что передовой почин свердловчан будет подхвачен со столь же блестящими результатами везде, где понимание останется на том же уровне.

Справедливости ради скажу, что изредка высказываются и более трезвые точки зрения. «В западном демократическом обществе идет целый вал пропаганды толерантности. Однако неонацистские банды там присутствуют в большом количестве. Это доказывает, что такие методы неэффективны и создают виртуальный раскол в обществе», — такое мнение выразил «Росбалту» руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко.

Абсолютно правильно писал и Василий Лихачев[9], что подавление радикалов толкает их в террор.

Но таких здравомыслящих голосов я слышу крайне мало.

В целом царит растерянность, зашлакованность рассудка старыми советскими интернационалистскими штампами и новейшими принципами политкорректности и толерантности, а также нежелание видеть в упор очень простые вещи.

ВЗГЛЯД ИЗ ЗАЗЕРКАЛЬЯ

Интересно и поучительно порой почитать, что пишет о русском подполье противная сторона.

Вот передо мной статья Владислава Кагана из Минска «Свастикой по оппозиции. Кто покрывает белорусских скинхедов» (05.02.09). Сей представитель этнических демократов пытается бить дуплетом по двум мишеням сразу: по политическому режиму президента Лукашенко и по русским националистам. Откуда последние в Белоруссии (известно, что Батька в свое время не дал у себя развиваться РНЕ)? Дело в том, что «по своей идеологии местные скинхеды мало отличаются от российских, они пропагандируют «чистоту славянской расы». Никакого намека на белорусский национализм в этом нет, наоборот, большинство неофашистов причисляют себя к русским и рассматривают свою страну как составную часть Великой Руси».

Понятно, что каганам такого не надо. Вот поэтому, к примеру, «члены Белорусского хельсинкского комитета обвиняют власти в лояльности к действующим в стране фашиствующим группировкам... А политическая оппозиция пошла дальше, заявив, что официальный Минск фактически сотрудничает с неонацистами».

Врут, конечно, как обычно.

Как следовало ожидать, процесс пошел и в Белоруссии. Ведь уже и здесь скоро не станет продыха от наплыва цветных. В одном только Гомельском медицинском университете учится более 300 иностранцев. Что же удивляться, если «центром деятельности белорусских наци стал Гомель», где мишенью становятся намозолившие глаз африканские и азиатские студенты. В Гродно ультраправые также провели уже несколько маршей. В Минске они меньше заметны, пока.

Но вот что любопытно: если верить председателю оппозиционной Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, власть сотрудничает с «нацистами», натравливая их на представителей оппозиции. «Все началось с того, что в 2000 году в самом центре Минска скинхеды жестоко избили экс-главу МИДа, лидера движения «Европейская Белоруссия« Андрея Санникова. В ноябре 2007 года отряд «коричневых» из организации «Белая воля» напал на «социальный марш» оппозиции». И подобных случаев, якобы, немало. Никакими доказательствами «сотрудничества» властей с новыми белорусскими партизанами Лебедько, разумеется, не располагает.

Скорее всего, никакого сотрудничества и нет. Просто белорусские ребята правильно понимают, кто есть кто и чего стоит в их стране. И Лукашенко это тоже понимает правильно. Вот и действуют в одном направлении, хоть и разными методами. А коли так, то к чему же им еще и друг с другом воевать? Надо мирно уживаться ради общего дела.

Иное дело у нас в России, где противник нации находится на самом верху и открыто воюет с народом. Никакого «общего дела» с Кремлем у нас нет и быть не может. Возможности сотрудничать с властью мы, увы, лишены даже теоретически из-за неприемлемой цены компромисса, тождественного национальному предательству. Поэтому Кремль нас давит, судит и сажает, а русские правые и левые экстремалы с каждым днем все больше осознают, что путь подпольной террористической борьбы — это все, что им оставила любезная власть, чтобы не складывать руки в позорном бессилии.

При этом русские бритоголовые упускают случай за случаем для выгодного с точки зрения пиара, но относительно безопасного действия, что неразумно с точки зрения тактики. Так, русофоба Подрабинека гнобили «Наши», а химкинскую мэрию громили — и вовсе антифа, хоть и под лозунгами защиты «русского леса». Почему же на их месте не оказались представители Русского Сопротивления?!

ТАК ЗАКАЛЯЛОСЬ... ЧТО?

Итак, тотальное непонимание происходящего царит во всех кругах, мало-мальски прикосновенных к сферам власти, официоза, «бонтонной» науки и публицистики.

А между тем для внимательного ума поводов задуматься издавна было немало.

Десять лет назад, на фоне чеченской кампании, пламя всероссийской этнической войны еще не горело так ярко, но уже тлело.

К примеру, в 1998 г. органами прокуратуры расследовалось 25 уголовных дел по ст. 282 УК, предусматривающей ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Времена были идиллические, относительно вегетарианские. Дела носили порой характер почти юмористический, бытовой. Но уже и в те годы разрешение конфликтов на национальной почве происходило, как правило, не в пользу русских. Снисходительное, если не поощрительное отношение к инородцам-конфликтогенам было характерной чертой судебных процессов того времени.

Так, Ульяновским областным судом рассматривалось дело по заявлению областного прокурора о приостановлении деятельности Симбирской областной организации народно-демократической партии (СООНДП) «Ватан» (с тюркского: «Родина»). Поясню: эта партия образовалась 13.10.1990 г., на общем собрании москвичей-татар  в Центральном Доме Атеизма при содействии сотрудника Дома, известного крымскотатарского националиста Энвера Байрамова[10]. Говоря протокольным языком, со стороны руководителей и членов партии «Ватан» имели место действия и высказывания, носящие экстремистский и националистический характер, которые способствовали разжиганию межнациональной и религиозной розни, умаляли достоинство русскоязычного населения и лиц, не исповедующих ислам.

В частности, они перепечатали и распространили неслабое обращение Курултая партии (съезда) от 12 декабря 1997 г. под характерным названием: «К народам Поволжья и всем угнетенным народам империи, администрации Ульяновской области и г. Ульяновска, историкам, краеведам, археологам, ученым». В нем государственная власть была обозначена как «коричневые силы» и содержался призыв к «деколонизации плененных народов Москвой, Российской империей». То есть — к расчленению России, которая характеризовалась с наивно-очаровательным радикализмом: «Российская империя — враг всего человечества». Ни много ни мало. При этом российских граждан авторы, с явным намерением оскорбить, именовали «русскоязычными, не помнящими своих прадедов и историко-этнических корней». А «коренные народы» (за исключением русских, понятно) призывались к национально-освободительной борьбе, которую должен был возглавить секретарь СООНДП «Ватан». Ему предлагалось с этой целью «выбрать себе команду из испытанных, мужественных, посвященных, стойких людей».

Перед нами — чистой воды призыв к национальной антироссийской революции и антирусской этнической войне. Цели названы совершенно откровенно и недвусмысленно, позиция предельно ясна. «Ватан» — организация не местного пошиба, она имеет общероссийский размах, и созванный ею курултай принял решения, касающиеся не только ульяновских сепаратистов. Угроза была обращена не к области, а ко всей стране. Как же отреагировал Ульяновский суд? Ровно так, как просила прокуратура: приостановил деятельность лишь местного (областного) «Ватана» сроком аж на шесть месяцев!

Ай-яй, как страшно! Однако националы были и этим издевательски нежным решением глубоко обижены и подали кассацию, которую, впрочем, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (великого мужества и принципиальности люди!), отклонила.

В то же самое время Якутским городским судом было рассмотрено дело о защите чести и достоинства. В ходе дорожно-транспортного происшествия русская дама-ответчица допустила в адрес долбанувшего ее истца ужасное оскорбление: «Чукча узкоглазый, тебе только на оленях ездить». Суд пришел к выводу, что привед

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter