Немного о демографии, истории и правах женщин

При общей распущенности нравов, царящих в современной России, есть такие темы, которые затрагивать вроде бы как неловко. Ну не вписываются они в стандарты общества потребления предполагающее, что всё можно купить за деньги.

Человек, воспитанный телевизором, не может осознать, что за любое удовольствие придется расплачиваться и притом не всегда деньгами. Этого ведь по телевизору не объясняют. Но как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности.

Аборты относятся к разряду наиболее табуированных тем, относимых обществом к личной интимной жизни женщины, которую не принято ни обсуждать, ни тем более писать о ней.

Поводом поговорить об этом стала всероссийская акция национал-патриотических организаций с требованием полного запрета абортов. В Новосибирске она прошла в более мягкой форме: на пикете собирали подписи с требованием законодательно ограничить перечень показаний для проведения абортов.

С точки зрения современных либералов подобные требования есть существенное ущемление «прав женщин». С точки зрения националистов — это один из важнейших шагов на пути выхода русских из демографической ямы.

Чтобы разобраться в сути проблемы стоит немного вернуться в прошлое. Впервые, вопрос об освобождении женщины совершившей аборт и врача, оказавшего ей в этом помощь, от уголовной ответственности был поднят в 1913 году на съезде «Общества русских врачей им. Н.И. Пирогова». В легализации абортов оказалось заинтересовано врачебное лобби, получавшее немалый доход от проведения подобных операций и не желавшее нести за это ответственность.

В.И. Ленин, в своей статье вышедшей через несколько дней после закрытия съезда потребовал «безусловной отмены всех законов, преследующих аборт как нарушающих азбучные демократические права гражданина и гражданки». Демократ был тогда Владимир Ильич и большой либерал.

И 19 ноября 1920 г. сей прогрессивный закон был принят. К слову, в США аборты были легализованы в 1973 году, а в ФРГ в 1976. В настоящее время, согласно данным Отдела народонаселения ООН, производство аборта по желанию женщины законодательно разрешено в 55 из 194 стран мира. Это всего 28% стран. В большинстве же стран прерывание беременности допускается лишь для спасения жизни беременной женщины или — в ряде государств — с целью защиты здоровья женщины.

Что тут сказать, отсталые страны, налицо угнетение по гендерному признаку.

Демограф А.Г. Вишневецкий писал, что с 1920-х годов население СССР начало переходить к «прямому контролю над рождаемостью. Основной особенностью которого стало массовое применение аборта при практически полном отсутствии средств контрацепции». Увы, подобная людоедская практика продолжается и по сей день.

Ежегодно в Новосибирске совершается от 40 000 до 45 000 абортов. По численности это сопоставимо с Искитимом. Общее количество совершенных в России абортов в 2008 году превысило численность Новосибирска (по разным оценкам от 2 до 3,5 млн. чел).

Так дорого обходится «личное дело женщины» стране.

При этом наша либеральная общественность готова лить слезы умиления по поводу нескольких спасенных бельков, либо переходить на вегетарианскую диету, чтобы не есть милых их сердцу зверюшек. Но их абсолютно не беспокоит убийство огромного количества человеческих существ, которых вроде как нет. Ведь только врачи знают, скольких детей они по кускам вытащили из материнского чрева.

Просматривая форумы, где обсуждалась данная акция, я увидел часто встречающуюся фразу, что организаторы борются не с причиной, а следствием. Мол, предохраняться нужно лучше и все будет хорошо. Но это не совсем так.

На самом деле ни один способ предохранения не дает 100% гарантии. И ни один из них не является полностью безопасным для здоровья женщины. Как показывают статистические исследования, различные меры контрацепции обеспечивают 80-90% вероятность отсутствия незапланированной беременности.

Вторым аргументом сторонников абортов является то, что при запретах резко вырастет смертность в результате подобных операций, так как производиться они будут в подпольных клиниках, либо домашних условиях. Это справедливо, но лишь отчасти.

Вновь обратимся к истории: по данным директора Института демографических исследований Игоря Белобородова, после введения в 1935 году запрета на аборты материнская смертность по городам России увеличилась с 451 до 910 случая. При этом, число рождений в Москве возросло с 70 000 в 1935 году до 136 000 в 1937 году. В целом по стране в 1937 году родилось на 1 миллион детей больше чем в 1935. Согласитесь, что эти цифры не сопоставимы.

Так что же, все просто? Всего лишь запретить аборты и мы решим демографическую проблему? — конечно нет.

Как говорил профессор Преображенский: — «Разруха она не в клозетах, а в головах». Это вполне справедливо и для нашего случая. Основной ошибкой правительства, да и президента, в общем, является количественный подход. Детей уравнивают либо с поголовьем крупного рогатого скота, либо с мегаваттами вырабатываемой энергии.

Очевидно, что демографическую политику страны придумали люди совсем бездетные, либо с одним ребенком.

То, что она неэффективна, не их вина. Они действительно не понимают, что означает жить с двумя, тремя и более детьми. Они искренне не понимают, какой должна быть многодетная семья. Что ей нужно, как она живет. И не их это вина, а скорее беда.

И если вдруг они додумаются механически запретить аборты, ситуацию это не изменит. В след за первым всплеском рождаемости последует неминуемый спад. Запрет абортов повышает рождаемость лишь в первый момент. После чего, в течение последующих нескольких лет этот показатель будет постепенно снижаться, пока не остановится на новом равновесном уровне.

Наиболее емко проблему низкой рождаемости в России осветила Е.А. Садвокасова еще в 1968 году:

«Нежелание отца иметь ребенка занимает весьма скромное место среди причин аборта, как в городе, так и на селе. Столь незначительная доля этой причины аборта, по нашему мнению, блестяще доказывает полную самостоятельность советской женщины в семье, в связи с чем она считается со своим собственным нежеланием иметь ребенка и значительно меньше принимает во внимание нежелание мужа…»

Кстати очень показательная фраза. Очевидно, что именно женщина решает, когда, сколько и от кого она будет иметь детей и если мужчина не соответствует её ожиданиям, то наивно предполагать, что детей в их браке будет много. И дело, как говорится, не в деньгах, которые заплатит государство, а в изменении социальных ролей мужчины и женщины. В деформации самого понятия Семья. И с этим тоже что-то нужно делать.

На мой взгляд, первым шагом на пути выходя России из демографической ямы должно стать изменение государственной политики в этой сфере. И разрабатывать её должны люди, в чьих семьях не менее трёх детей. Причем не обремененные достатком. Люди, кто понимает, что означает многодетная семья и какие реальные проблемы стоят перед ней.

Вторым аспектом должно стать широкая общественная дискуссия в вопросе демографической политики. И тут также определяющую роль должны сыграть многодетные семьи, малодетному большинству предстоит лишь принять предложенную программу. Дискриминация? — да, а иначе как?

Вторым шагом должен стать практически полный запрет абортов в России (нужно просто привести законодательство в соответствие с международными стандартами). Это позволит в короткие сроки остановить демографический спад в России.

Третьим шагом должна стать реализация долговременной демографической стратегии направленной на преодоление малодетности через формирование потребности населения в детях до уровня среднедетных и многодетных семей.

Ущемление прав женщин? — конечно. Но при этом, защита прав детей. Что важнее?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter