Химерика и индийская внешняя политика после выборов

В индийской внешнеполитической культуре появился забавный термин – игра слов: Chimerica – Химерика, производное от английских слов Сhina – Китай и Америка. Он обозначает биполярную картину мира, где идет противостояние и сотрудничество двух сверхдержав – США и Народного Китая. Политический мейнстрим Индии, желающей стать если не мировой, то региональной сверхдержавой, и исторически имеющей очень сложные отношения с КНР, пытается влиять на недопущение создания подобного двухполюсного мира различными доступными ей способами, причем Китай видится более близкой угрозой и более опасным конкурентом. В индийской политической лексике употребляется и термин G-2 – «большая двойка», отражающий геополитическое видение мира индийскими кругами, ответственными за стратегические разработки.

Индийский национальный конгресс и его союзники по Объединенному прогрессивному альянсу (УПА) - Партия Национального конгресса, Всеиндийский Тринамул конгресс, Дравида Мунетра Кажагам (ДМК), Национальная конференция и Всеиндийский совет союза мусульман - одержали блестящую победу на выборах в нижнюю палату парламента, Лок Сабху - избиратели решительно заявили, что в условиях мирового кризиса они предпочитают стабильное правительство в Нью-Дели. Впервые с 1991 года Конгресс получил более 200 из 545 мест в палате. Премьер-министром Индии, очевидно, останется доктор Манмохан Сингх, Слухи о том, что премьером станет очередной представитель семьи Ганди Рахуль (сын Сони Ганди), вернее всего, останутся слухами.

Левые силы (Индийский Левый фронт на национальном уровне включает Коммунистическую партию Индии (марксистскую) КПИ (м), Коммунистическую партию Индии (КПИ), Всеиндийский Передовой Блок (All-India Forward Block), чьим символом является красное знамя с серпом и молотом, поверх которого прыгает золотой тигр, и Революционную Социалистическую Партию), ставшие во главе Третьего фронта из 9 региональных партий, потерпели тяжелое поражение в том числе и в своих традиционных оплотах в штатах Керала и Западная Бенгалия – коммунисты будут иметь около 5% депутатов, тогда как в 2004 году их представители получили 62 места. Из составляющих Четвертого фронта только социалистам из Самаджвади удалось получить мало-мальски заметную фракцию.

Казалось бы, разгромное поражение левых сил на выборах 2009 года должно облегчить переход Индии к сближению с США в противостоянии с Народным Китаем, но важно понимать, что мир очень быстро менялся за последний год и уже совсем не тот, каким был, когда Левый фронт отозвал поддержку правительства ИНК (как известно, в 2004 году Конгрессу удалось сформировать правительство лишь при поддержке извне со стороны партий Левого фронта).

В июле 2007 года Дели и Вашингтон парафировали текст ядерной сделки, согласно которому Индия получает доступ к американским мирным атомным технологиям, а США поддерживают заявку Индии на исключение ее из-под санкций МАГАТЭ и Группы ядерных поставщиков. Взамен индийское правительство обязывалось обеспечить доступ международных инспекторов к объектам атомной промышленности.

Левый фронт, поддерживающий дружеские отношения с Китайской Народной Республикой, считает, что альянс Индии с США в принципе подрывает ее суверенитет и независимость ее внешней политики. В этом с ним солидарна партия неприкасаемых Бахуджан самадж. Нельзя также забывать, что крупнейшие конкуренты ядерной энергетики в Индии - угледобывающие компании - находятся в цитадели индийских коммунистов Западной Бенгалии, которой в течение более 30 лет управляет демократически переизбираемое правительство Левого фронта (большинство шахт в настоящее время находятся в Бихаре, однако руководство компании и ее исторический центр - в Колькатте).

В начале июня 2008 года премьер-министр страны Манмохан Сингх информировал президента Буша, что его Правительство готово провести через парламент согласованное в 2007-м году американо-индийское соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики. 8 июля 2008 года Левый фронт Индии заявил о прекращении поддержки коалиционного Правительства из-за спорного соглашения о ядерном сотрудничестве с США.

Тем не менее, хотя коалиционные отношения с левыми в течение четырех из пяти лет правительства Объединенного прогрессивного альянса в известной мере связывали руки премьер-министру Манмохану Сингху на международной арене, впечатляющая победа Конгресса на выборах 2009 года вовсе не обязательно приведет к крупным корректировкам на внешнеполитическом фронте. Мир изменился, а политика любой страны, в конечном счете, это реакция на внешние обстоятельства.

Победа Барака Обамы в США, начало самого жесткого глобального финансового кризиса со времен Великой Депрессии, фактическая гражданская война в Пакистане сделали международную обстановку гораздо более сложной. Если вплоть до прошлого года левые силы были обеспокоены вовлечением Индии в американскую стратегию сдерживания Китая, то сегодня, наоборот, индийские правящие круги, занимающиеся стратегическим планированием, встревожены возможностью разрушения принципов сосуществования, сложившихся между Вашингтоном и Пекином, двумя крупнейшими мировыми державами. В Индии, как и во всем мире, ожидают перемен в политике США от администрации Обамы.

Как это ни парадоксально, но правительство Индии и индийский истеблишмент воспринимают президентство Обамы весьма настороженно, например, в области предложений по ядерному разоружению. Правящие классы страны явно предпочли бы более очевидную политику президента Буша.

Пока неясно, какую угрозу G-2 или Chimerica будет означать для Индийской политики в отношении США. Американская сторона по-прежнему хочет развивать двусторонние военные отношения за счет двух приоритетных направлений: продажи военной техники, прежде всего, истребителей, и быстрого заключения договора о материально-техническом снабжении войск США в Индии (ДМТС), что даст американским вооруженным силам доступ к индийским тыловым объектам. Левые силы возражали против ДМТС и других соглашений о военном сотрудничестве, но индийское военное руководство имеет и свои оговорки. К чему может привести возможность американского стратегического взаимопонимания с Китаем, пусть и маловероятная? К более тесному сотрудничеству правительства УПА с США? Или, наоборот, к осторожности и взвешенной политике?

В англоговорящей Индии бизнес-аутсорсинг и ИТ-отрасли являются важнейшими сферами генерирования валютных доходов. Несомненно, они будут затронуты последствиями финансового кризиса. 60 процентов индийских ИТ-доходов поступает из Америки, и Обама, который заявил, что он будет ликвидировать налоговые льготы для компаний, размещающих производство за рубежом, что многие считают прямым нападением на индийскую ИТ-индустрию, в Индии воспринимается как проводник протекционистской политики. Как заявил влиятельнейший политик, Министр иностранных дел и одновременно Министр финансов прошлого Правительства Пранаб Мукхерджи, «любого вида протекционизма в это время следует избегать».

Но одновременно возникают все более ясно сформулированные требования ввести элементы протекционизма в самой Индии, например, в защиту индийских крестьян и других обездоленных слоев населения. Возникают предложения поставить и защищать этот вопрос в ВТО. Правительству Конгресса, поддержанному беднейшими слоями, придется в вопросах протекционизма вести сложнейшие переговоры, лавируя между интересами зажиточных, ориентированных на Запад слоев, заинтересованных в мировом фритрейдерстве, и слоев традиционных, требующих защиты внутренних рынков.

В индийских политических кругах, особенно связанных с оппозицией, культивируется особая роль, которую Индия должна играть в регионе - в республиках Центральной Азии, Иране, Афганистане. Предполагается поворот в сторону Шанхайской организации сотрудничества, отношений с Китаем. В этой связи другой крупной внешнеполитической задачей нового правительства будет защита независимой роли Индии, как азиатской сверхдержавы во взаимоотношениях с треугольником США - Иран - Израиль. Администрация Обамы выступает за ужесточение санкций против Ирана, однако, если Совет Безопасности ООН не примет обязывающего решения, как Нью-Дели будет действовать в условиях односторонней блокады? Иран – потенциально исключительно важный торговый партнер Индии, как в части поставок углеводородов, так и как рынок сбыта индийской продукции, и проиранское лобби в условиях индийской политической культуры будет очень сильным и влиятельным. К тому же, голоса индийских мусульман во многом определили победу Конгресса, а индийские мусульманские общины хорошо организованы, отличаются внутренней солидарностью и дисциплиной. В условиях, когда Тель-Авив отвергает мирный процесс с Палестиной, внешнеполитическая позиция нового правительства на Ближнем Востоке остается открытым вопросом.

В Южной Азии ситуация внешне выглядит таким образом, что Индия окружена морем нестабильности и неопределенности. В Пакистане и Бангладеш политические кризисы, идет гражданская война в Шри-Ланке, наблюдается политический паралич в Непале.

Что касается индо-пакистанских отношений, то победа Конгресса сделает постепенное ослабление двусторонней напряженности более вероятным. В любом случае, стратегия гибкого сдерживания предыдущего правительства Манмохана Сингха основывалось на том, что не все влиятельные политические силы Пакистана настроены так же антииндиийски, как военные круги и специальные службы. Поиск новых путей возобновления диалога при сохранении двустороннего и международного давления на Исламабад по вопросам борьбы с терроризмом, вероятно, будет одним из первых приоритетов новой внешнеполитической команды в регионе Южной Азии.

Пакистан имеет серьезные проблемы с растущей силой движения Талибан и других фундаменталистских, экстремистских сил. Талибан уже контролирует более 10 процентов территории страны. Крупнейший исследователь движения Талибан Ахмед Рашид заявил, что через несколько месяцев Талибан может превратиться в национальное движение, а ползучая талибанизация Пакистана становится галопирующей. По его мнению, не исключена вероятность того, что в один прекрасный момент власть движения Талибан будет заканчиваться в 25 милях от индийского города Амритсар.

США хотели бы видеть некоторое снижение напряженности в отношениях между Индией и Пакистаном с тем, чтобы Пакистан мог сосредоточиться на своей западной границе для борьбы с талибами. Пранаб Мукхерджи заметил, что индийская дипломатия делает упор на давление на пакистанские власти с целью уничтожения инфраструктуры, имеющейся в распоряжении террористов, привлечения к ответственности лиц, виновных в терроризме и сотрудничества с Индией в достижении этой цели.

Ситуация в Пакистане и проблема пакистанского урегулирования неразрывно связана с тем, что происходит в Афганистане. Американский внешнеполитический истеблишмент выступил с концепцией хорошего и плохого Талибана. Согласно этой концепции, «хороший» Талибан может быть инкорпорирован в афганский режим и сотрудничать по ряду вопросов с президентом Карзаем. Одновременно Президент Обама предпринял крупный шаг, направленный на резкую активизацию войск в Афганистане. Но Афганистан имеет свою историю и традиции борьбы с иностранными захватчиками и оккупантами. Интенсификация боевых действий может создать ситуацию, которая будет способствовать волнообразному усилению Талибана. Если сотни людей, в том числе женщин и детей, погибли в результате воздушных ударов, то появятся тысячи, которые будут присоединяться к движению Талибан.

Важный союзник ИНК – региональная партия ДМК в Тамил Наду, штате, где живут тамилы. Эта партия националистическая и она поддерживает борьбу тамильского меньшинства против правительства Шри Ланки. Учитывая ее влияние на коалиционное правительство, следует ожидать, что даже после вооруженного разгрома Тигров освобождения Тамил Илама на Шри Ланке, остров станет головной болью нового Министра иностранных дел – кем бы он ни был, от него будут требовать защиты прав и чаяний цейлонских тамилов. Непал также будет оставаться приоритетной задачей. Борьба за политическое влияние, и, что на самом деле важнее, за рынки Непала между китайскими и индийскими компаниями будет неизбежно отвлекать внимание индийских политиков.

Россия заинтересована в том, чтобы Дели успешно урегулировал отношения с МАГАТЭ и Группой ядерных поставщиков. Дело в том, что Россия строит АЭС Куданкулам, между российскими и индийскими компаниями подписано соглашение о строительстве еще четырех энергоблоков этой АЭС. Российской атомной отрасли придется готовиться к жесткой конкуренции с американскими, японскими и западноевропейскими компаниями за право дележа огромного рынка.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter