Улица Солженицына. Плевок в душу

Некоторые вещи делаются стремительно-поспешно. Видимо потому, что делать их вообще-то стыдно. Стыдно перед народом — и делается это в расчете, что «привыкнут-забудут».

Расчет, увы, правильный. Могут и забыть в кризисной суете, перед лицом насущных жизненных проблем. Подумаешь, в душу плюнули. Привыкать, что ли?

Это случилось на удивление быстро. В ночь с 3 на 4е августа 2008 года умер «пророк и совесть нашей эпохи» Александр Солженицын. Уже 6го августа последовал указ Президента Российской Федерации «Об увековечении памяти А.И. Солженицына», а 12го — не долго думали — постановление правительства Москвы «Об увековечении памяти А. И. Солженицына в городе Москве», предусматривающее переименование улицы Большой Коммунистической в улицу Александра Солженицына.

Да, надо спешить — а вдруг кто усомнится, что это действительно «пророк» и «совесть эпохи»?

Ведь отношение народа к этому деятелю не однозначно! Да, есть люди, совершенно искренне почитающие Солженицына. Но сколько их, и за что, собственно, можно данного писателя так уж почитать?

Культ «пророка» буквально навязывается сверху. Никто не собирается увековечивать память гораздо более талантливых и общепризнанно-любимых народных деятелей искусства: например, композитора Георгия Свиридова (умер в январе 1998 г)., актера и режиссера Сергея Бондарчука (умер в 1994 г)., актеров Евгения Леонова, Анатолия Папанова. И вдруг — такое почитание литератора? За что?

За литературный талант? Увольте. Думаю, даже самые яростные поклонники «пророка» не станут утверждать, что в области литературы он создал нечто новое. Многие его книги просто неудобочитаемы. Да и понятно, что дело не в искусстве.

За «открытие миру правды» о сталинских репрессиях?

Но позвольте, где же тут правда? Одновременно с Солженицыным о сталинских репрессиях писали и многие другие. Причем на более высоком художественном уровне (Шаламов) и более правдиво. Отличие Солженицына лишь в одном — в масштабе.

Притом — в масштабе вранья.

Сегодня нам доступна довольно точная объективная статистика, которой пользуются и «красные» и «белые», и сталинисты, и деятели «Мемориала». Легко видеть, что ужасающие цифры — число репрессированных вообще и по категориям — которые «пророк» щедро рассыпал по страницам «Архипелага» — завышены в среднем на порядок.

Скажут — но ведь в те годы подобная статистика была недоступна.

Не спорю. Но зачем же врать-то? Недоступна статистика — так и пиши: «никому не известен масштаб». Рассказывай об отдельных случаях. О том, что известно лично тебе. Это было бы честно. Все эти «20-30 миллионов мужиков», «40-60 миллионов убитых» — высосаны из пальца.

Скажут — какая разница, 2-3 миллиона или 20-30 миллионов? Несправедливое страдание даже одного человека имеет значение!

Увы, разница есть, если речь идет об «осуждении режима» и выработке объективного отношения к социалистическому государству. К сожалению, ни в одном государстве, включая нынешнюю РФ, включая «цивилизованные страны Запада», не обходится без несправедливо посаженных в тюрьму, без политзаключенных, без преследований человека за антигосударственный образ высказываний. Других вариантов просто не существует. Пока не создано. Поэтому осуждать любое государство за то, что в нем «в принципе» происходят такие вещи — преждевременно. Важен именно масштаб. Важны нюансы.

А вот в нюансах-то наш «пророк» и оказался, мягко говоря, весьма неточным.

Я понимаю, что кому-то очень на руку такое вранье. Оно оказалось кому-то полезным. Есть люди (их меньшинство), считающие, что это вранье сыграло положительную роль в истории. Но все равно — увековечивать память человека за высказанную им ложь?

В таком случае, следовало бы восхищаться и Геббельсом. Он был гением лживой пропаганды, и он тоже был врагом коммунизма и Советского Союза.

Но только ли в этом проблема? Советский Союз был не только идеологической конструкцией. Он был еще и страной, территорией, где жили и трудились десятки миллионов мирных жителей. Русских и других национальностей. Известное диссидентское высказывание «целились в коммунизм, а попали в Россию» в случае Солженицына приобретает совершенно зловещий оттенок.

Человек, который с широкого экрана в США призывал к разжиганию обычной физической войны против «коммунизма», утверждал, что русские вот-вот придут, усиливая истерию, которая и без того господствовала на Западе — и это в условиях, когда тысячи ракет с обеих сторон уже были нацелены в небо, готовые сорваться в любой момент... Как можно такого человека назвать? (Вот свидетельство того, к чему на самом деле призывал Солженицын).

Да и в романах Солженицына эта ненависть прорывалась призывом сбросить на «все это» бомбу — лишь бы народ не страдал. Да уж — пристрелить этот народ, чтобы не мучился.

Каким же чувством собственной неполноценности должен обладать народ, чтобы восторгаться предателем, в момент жесткой информационной войны откровенно перешедшим на сторону противника и призывавшим к «горячей» войне против собственного народа?

Народ, впрочем, и не восторгается. Отношение к Солженицыну более, чем неоднозначное.

Народу этот восторг — навязывают сверху. О чем и говорит поспешное переименование улицы.

Я намеренно не касаюсь вопросов личности «пророка», всплывших нелицеприятных фактов о его жизни. Не стоит копаться в грязном белье. То, каким человек был — его личное дело, за это отвечать перед Богом ему, а не нам. Важно то, что он сделал.

Я спрашиваю — возможно ли называть улицу именем человека, который допускал такие информационные действия?

Тем более, делать это так поспешно, не спросив согласия народа, не поинтересовавшись его мнением. Не выждав положенного законом срока в 10 лет, вообще с грубыми нарушениями законодательства.

Какая необходимость заставляет правительство так поступать?

И можно ли отнестись к этому равнодушно?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter