Ашкеров: Обама-гибрид

 

Андрей Ашкеров, доктор философских наук:

Буш был последним политиком времён постмодерна, он выгодно контрастировал с эпохой, когда закат встречался с закатом и сумеречная мгла была фоновым рисунком серого по серому. Бушевская твердоломность воплощала американскую версию «не могу поступиться принципами»: ничто так хорошо не смотрится на фоне постмодернистской эрозии, как собранные по сусекам ценности, плавно переходящие в геополитическую плодожоркость.

Но незаметно подобралась эпоха гибридов, когда все в одночасье пресытились различением оттенков серого. Вдохновляющей задачей стало не различение схожего, а соединение несоединимого. Массовая чувствительность эпохи мгновенно перекодировалась под воодушевлённое ухватывание того, что ещё мгновение назад никак невозможно было себе представить.

Завершение постромантической эпохи, которая, казалось, не кончится никогда, вновь вернуло в политику возвышенное – уже не под знаком индивидуализации опыта восприятия, а под знаком подчинения политического дискурса эстетическому суждению. Отныне политика характеризуется принципиальной рассогласованностью понятий и представлений. Понятийное мышление из средоточия политики превращается в малопривлекательную угрозу её фиаско.

Всё это намного больше связано с финансовым кризисом, чем может показаться на первый взгляд, ибо понятийное мышление было спекулятивным и развивалось по законам самовозрастающей стоимости. Финансовый кризис поставил под вопрос не столько систему мировых финансов, сколько принцип отождествления финансовой капитализации и всемирно-исторического движения к демократии. Деньги пошатнулись в своём статусе инстанции теократической и эпистемологической власти. Вместе со всем этим исчерпывает себя и популизм денег, к которому сводилась практика современных демократических режимов.

На смену популизму денег приходит популизм гибридных форм существования, предполагающий принципиальную неощутимость границы между стоимостями и ценностями. Обама – негритюд, чуть ли не тайный мусульманин и при этом светский жрец общечеловечности. Это сочение несочетаемого сразу придаёт Обаме статус живого мифа. И обамовский миф как нельзя лучше соответствует новой форме гибридной демократии.

К тому же Обама является вполне достойным ответом на кризис системы кридитно-денежного популизма. Неслучайно в нём видят то ли Антихриста, то ли нового «Чёрного Орфея», то ли спасителя, то ли знамение грядущей катастрофы. На самом деле, странным образом, он всё это вместе - именно так формируется образ политика эпохи гибридов, и Обама бесспорно главный пророк политической гибридизации. (Самое точное, что было сказано об Обаме, изрекла покойная Ванга, которая, явно запутавшись, произвела эту тёмную лошадку мировой политики не то в триумфаторы, не то в последние американские президенты).

Проблема тут вот в чём: победа государственных монополий, способная положить конец мировому кризису, будет облечена в форму окончательного воцарения демократических ценностей. Таким образом достигнет апогея общая гибридизирующая тенденция современной политики: демократия без народа, корпорации вместо производительных сил, самоорганизация только в пределах самовозрастания капитала.

Обама не просто выступит обозначением этих тенденций, он является исторической фигурой, которая способна придать им человеческое лицо. Его собственное лицо честного обаятельного африканоса.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter