Медведев завершил политику Ельцина

(Выступление на Круглом столе ИНС «Россия после признания: конец эпохи Ельцина-Путина», 18.09.2008)

Мне не кажется, что ситуация принципиально изменилась в связи с конфликтом в Южной Осетии. Медведев довел до логического завершения политику Ельцина, потому что когда в начале 90-х Абхазия и Южная Осетия были де-факто силой оторваны от России, там уже начали получать российское гражданство. Именно тогда была создана юридическая база для нынешнего положения вещей. Поэтому, повторяю, мне кажется, не произошло ничего принципиально нового.

Другое дело, что мы действительно повторили косовский прецедент, в чем нет ничего хорошего, потому что мы скопировали глупость и гнусность Запада. Но Запад сделал ее сознательно, а мы вынужденно, потому что у нас не было другого выхода, кроме признания Абхазии и Южной Осетии.

Институционально Абхазия и Южная Осетия гораздо больше заслуживают признания, чем Косово. Но признавая их, мы тем самым мы признали точку зрения Запада, состоящую в том, что государственный суверенитет ничего собой не представляет. Еще раз скажу, в этом нет ничего хорошего, потому что это ударит по нам самим. Когда-нибудь 2 миллиона китайцев на Дальнем Востоке тоже попросят у Пекина защитить их интересы, как граждан Китая, на территориях, которые, кстати, исторически принадлежат Китаю.

Конфликт в Южной Осетии подтвердил полную ничтожность НАТО, по крайне мере, в военном плане. Я даже не знаю, что теперь нам еще нужно, чтобы это понять окончательно. Потому что было очень четко продемонстрировано – Россия защитила своих союзников, а Соединенные Штаты, про Европу я даже не говорю вообще, этого не сделали. Это абсолютно ясный месседж, посланный всему человечеству, другое дело, что союзников у нас всего два и есть – это Абхазия и Южная Осетия, что тоже этот конфликт показал. Как страны СНГ отреагировали – уже было сказано, и ничего другого и ожидать не следует.

Запад на нас обиделся и, обиделся потому, что он понимает, что мы повторили трюк с признанием Косово. Ему обидно, что мы это сделали, потому что Запад считал, что так поступать может только он.

Еще, конечно, подтвердился факт тяжелой ситуации в наших вооруженных силах. Другое дело, что нам повезло с противником, наша большая советская армия победила маленькую советскую армию Грузии.

В значительной степени мы победили потому, что война шла на суше. Наземные компоненты российской армии, например, сухопутные войска и ВДВ научились воевать на опыте чеченской войны, Кроме того боевые качества российских солдат выше, чем грузин. Я подчеркиваю, российских солдат, а не русских, потому что в нашем контингенте, воевавшем в Южной Осетии, прослойка нерусских была гораздо выше, чем в среднем в населении, и все они проявили себя очень хорошо. Просто их боевые качества выше, чем у грузин, видимо, так исторически сложилось.

А с авиацией и ПВО у нас катастрофа, как показала война. Я повторяю, нам повезло, что противник был очень слабый, но все равно меня шокировало то, что произошло именно с этим компонентом наших вооруженных сил. Это что же с нами будет, если война придет, так сказать, настоящая? И очень интересно, какие же реальные меры будут предприняты, потому что у нас ведь не принято учиться на победах. А победа, безусловно, одержана. У нас на поражениях не всегда учатся, а уж на победах и подавно.

А по-настоящему, я думаю, ситуацию в стране изменит никак не Южная Осетия, а происходящее в нашей финансовой сфере, потому что этот кризис и будет моментом истины.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter