У Кремля отсутствует четкая стратегия на постсоветском пространстве

Изменения в отношениях России с непризнанными республиками в ближайшее время произойдут, но не они не будут иметь радикального характера. Думаю, что Кремль не пойдет на признание независимости этих республик, несмотря на косовский прецедент, который можно было бы использовать.

К сожалению, у Кремля отсутствует четкая стратегия на постсоветском пространстве, четкое видение будущего России (будет ли это возрожденная Великая Россия, потому что сейчас мы живем в ее осколке — Российской Федерации, или что-то другое), Кремль пытается усидеть на двух стульях.

Да, это очевидно позитивные шаги — и снятие санкций с Абхазии, и предлагаемый Госдумой «отложенный статус», — но они не решают вопроса. И эта политика «стой там, иди сюда», когда Кремль сам инициирует в этих республиках референдумы о независимости, о желании соединиться с Россией, а потом результаты референдума просто выбрасываются на помойку, — это неправильная политика.

Я считаю, что раз уж пошла такая свадьба, если Запад сделал первый шаг, признав независимость Косово, почему и России в этой ситуации не сказать: раз уж вы сделали этот шаг первыми, то мы тоже признаём независимость Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. Но для этого должна быть политическая воля, решимость, готовность идти до конца и отстаивать национальные интересы России. А с этим у руководства нашей страны не все в порядке.

Что касается страхов по поводу опасности развала России, то они надуманные. Опыт чеченской войны, особенно второй чеченской войны, мужество и боеспособность нашей армии, наглядно показали, что шутить с огнем не надо. И сегодня я не вижу ни одного региона России, где есть предпосылки для того, чтобы сепаратисты смогли захватить власть, и удержать эту власть сколько-нибудь значительный период. Да, может быть, в горах Кавказа появится какая-то группочка, которая провозгласит независимость Чечни, — но реально власти она иметь не будет.

Поэтому страхи, которыми нас пугают, что в России будет, как в Косово, не имеют никаких оснований. Чечня наглядно показала, что когда власть хочет уничтожить сепаратизм, она это успешно делает. Да, это право государства — отстаивать свои интересы, и сегодня нет ни одного региона России, чтобы можно было представить, что там будет захвачена власть, и территория (даже в Ингушетии, где совершаются теракты) перейдет под контроль сепаратистов. Тем более в других регионах — в Татарстане или других национальных республиках. А раз этой опасности нет, мы должны четко проводить свою политическую линию.

Признание Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья дало бы мощный импульс интеграционным настроениям на постсоветском пространстве. Я убежден, что сегодня жители всех бывших союзных республик смотрят на Москву — как она себя поведет. Если она возьмет курс на интеграцию, на воссоединение всего огромного постсоветского пространства, то признание независимости трех государств станет мощным сигналом всем — назовем их пророссийскими — силам, что надо начинать борьбу за воссоединение.

И если российское руководство не проморгает этот шанс, эти очень важные, ответственные, хотя и болезненные шаги, тогда это движение начнется.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter