Косовское колесо

Трагические сцены истории теперь разворачиваются чуть ли не в прямом эфире. Весь 2007 г. был посвящён важнейшему для будущего всего мира сюжету – так называемому одностороннему провозглашению независимости (как говорят специалисты-международники - ОПН) Косово. Сюжет развивался медленно, но неуклонно, и жаль, что у него не будет своего Солженицына с дотошными и мрачными описаниями в стиле "Красного колеса".

С августа по ноябрь 2007 г. Приштина и Белград вели переговоры по статусу Косово, которые закончились провалом – стороны вообще друг друга не поняли. Затем результаты этих переговоров обсуждались в ООН, противоречиво и довольно вяло. Всё свелось к тому, что сторонам надо общаться и дальше, а также к признанию роли резолюции 1244 СБ ООН (1999 г.).

Поняв, что дело совершенно точно идёт к ОПН, сербы 14 февраля потребовали созвать Совет Безопасности, и их требование было удовлетворено. Правда, 15 государств-членов и здесь проявили редкостный разброд мнений, а также в некотором роде полное безразличие к сербским проблемам. Форум не кончился ничем, а уже 17 февраля косовары таки провозгласили независимость (к чему их и призывала вся прогрессивная западная мысль). На другой день, уже по требованию России, СБ ООН собрался вновь и опять продемонстрировал вялое противоречивое безмыслие. С этого момента тема косовской независимости стала основной в мировых СМИ. Комментаторы и эксперты гадают, чем же всё это кончится, насколько оно ужасно и кому выгодно.

Казалось бы, ОПН – вполне нормальная вещь. Отбросив все сентиментальности вроде "памяти Косова поля", любой рациональный наблюдатель мог бы сказать, что оно выгодно всем сторонам. Косовары получают своё государство. Сербы избавляются от довольно сильной головной боли, подарив эту проблему НАТО и ЕС. США демонстрируют поддержку европейских мусульман. И так далее, и тому подобное. В общем, сплошные плюсы и почти никаких минусов – ну, разве что, будет проблема сербских беженцев из края, так пусть её решают в ЕС, сами же настаивали на отделении. Да и всё, пожалуй.

Но это только, если смотреть на вопрос локально. Мы же видим, какие копья стали ломаться вокруг, казалось бы, частного явления, вплоть до изобретения великим дипломатом М.Ахтисаари совершенно бредовой юридической формулы "косовский случай не является прецедентом" (звучит примерно так: "Иван Иванович безнаказанно ограбил соседа, но больше никто не имеет права этого делать"), которая превращает косоваров в самый избранный народ мировой истории.

В чём же дело? Почему такая, в общем, как бы мелочь, вызвала такую мощную реакцию?

Для ответа на эти вопросы следовало бы немного углубиться в мутный поток западной политологии начала 90-х гг.

***

Увы, я сейчас не назову, наверное, ни одной фамилии и ни одного источника. Я попросту физически лишён возможности копаться в своих старых записях и архивах. Одно я могу сказать точно: сказанное ниже придумал не я. Ни одной мысли из этого мне ни принадлежит. Всё это было опубликовано скопом и вразнобой на страницах совершенно открытых западных источников, включая такие солидные издания, как "Foreign Affairs" (там особенно интересной была библиография).

Кто помнит начало 90-х, не даст соврать: тогда умы экспертного политологического сообщества Запада были заняты двумя проблемами, которые назывались так – "распад СССР" и "распад Югославии". Проблемы старались осмыслить всерьёз, стратегически, концептуально. И приходили к примерно таким выводам.

Мы переживаем особые времена. Исторически конец 20 в. знаменует собой вторую эпоху "Великого Отказа". Имеется в виду отказ от так называемых "больших проектов" идеологического или религиозного характера. Первая эпоха случилась примерно за семь десятилетий до этого и сопровождалась всеобщим крахом многонациональных христианских монархий, этих "архаических структур" цивилизации. Однако на смену им пришли не менее идеологизированные проекты – коммунистический, нацистский, маоистский, проект "многонационального народа" (послевоенная Индия), баасистский (арабский национал-социализм) и т.п. Главная беда этих проектов, по мнению западных исследователей, состояла в том, что они объединяли массы населения по внеэкономическим и вненациональным признакам. Иными словами, они подавляли (будучи по своей природе "тотальностями", "нечеловеческими сущностями") два типа идентичности: деловую и национальную. Которые, как считали авторы концепций "Великого Отказа", в общем-то, взаимосвязаны.

Точнее, национальная компонента ничуть не лучше других "тотальностей", но с ней ничего не сделаешь. Человек рождается на свет в определённой национальной среде – то есть говорит на некоем языке. И тут ничего не сделаешь, даже если этот язык будет единым для всех. Всё равно это будет нация, хоть и единая. У такого подхода есть и ещё один аспект, связанный с национальным распределением экономической активности, но я его здесь затрагивать не буду.

"Великий Отказ" - это окончательный переход к чисто экономическим методам взаимодействия людей. Язык рынка понятен для всех и всех уравнивает. Поэтому только он абсолютно справедлив. Всё остальное, все идеологии и религиозные учения – это "историцизм", который немедленно делит людей на "высших" и "низших". Терпима, по большому счёту, только такая религия, которая полностью идентична понятию "нация".

Путь "Великого Отказа", в общем, понятен и открыт. Сначала рушатся архаические империи, потом – модернистские идеологические конструкты вроде Советского Союза. Затем приходит черёд и вообще любых многонациональных государств, объединённых чем-то кроме экономических интересов. Таким государством, к примеру, была Югославия (о какой идеологии там могла идти речь?).

Затем приходит время уничтожения потенциальных основ для создания наднациональных структур. Должны прийти в полное ничтожество так называемые мировые религии – христианство, ислам, буддизм. Им предстоит стать сугубо национальными верами. Например – "старокатолицизм – религия поляков" и так далее.

То же самое касается, в конечном счёте, и международных институций вроде ООН. В них заложены какие-то идеи вне экономических отношений, потому ну их в топку.

Здесь процесс мог бы остановиться, но этого не происходит. Потому что в изменении основ цивилизации следует идти до конца.

Сначала нации преобразуются в нации-диаспоры, а население подвергается всё большему перемешиванию. Государства тоже постепенно должны отмереть или стать некими "управлениями по делам диаспор". К примеру, появится какой-нибудь департамент по делам греков в Афинах, при том, что большинство греков будет разбросано по всему миру. Ну и так далее, и тому подобное.

Вот в таком перемешавшемся мире постепенно будет происходить дальнейшая унификация языка и культуры.

Вот этот процесс и называется "глобализацией", а вовсе не то, что под этим понимают наши политологи. И выгоден он, с точки зрения тех же самых многочисленных авторов, огромным международным корпорациям, которые вот таким образом должны перестроить мир. В своих сугубо экономических интересах – им необходимо свободное движение "человеческого ресурса", информации, товаров и сырья. Чему всяческие государства и идеологии сильно мешают. Однако национальную идентификацию следует до какого-то момента сохранять.

И вот в этом контексте ОПН Косово – первый шаг к новому прекрасному миру. Распад идеологических конструкций завершён, начинается демонтаж многонациональных государств. Нации будут отделяться. По ЛЮБОМУ национальному признаку. Хоть по форме ушей. В конечном счёте, конечно, должна произойти атомизация человечества – "у каждого своя нация".

Понимают ли авторы "косовского проекта", на пороге какого бесконечного процесса они стоят? И на что обрекают человечество?

Думаю, что да. Но они считают такой путь разумным и правильным.

В общем-то, жизнь без государственных механизмов – по большому счёту, не вопрос. Это во многом даже хорошо и рационально. Вопрос только в одном: продуман ли у корпораций переходный процесс? Ведь в ином случае сотни миллионов людей окажутся в полной прострации и среди вмиг рухнувших конструкций…

Похоже, что процесс всё-таки продуман и сводится к тому, что вначале произойдёт всего лишь некая сегрегация государственных организмов. По кастово-феодальному принципу. Наверху окажутся "магнаты", обладающие максимумом ресурсов и наиболее развитые. Чуть пониже – "рыцари", ведущие бои с "тоталитарными неверными". Ещё ниже – "крестьяне", которые будут обслуживать две высших касты. Будет и своё "духовенство", на самом деле зоны отдыха и массового туризма. Ну, а уж ниже – всякие "изгои", "разбойники", "тати нощные", с коими "рыцари" и будут бороться. Такой переход будет сопровождаться удивительными культурными явлениями – неомистицизмом, "новым средневековьем" и т.п.

Вот всё это и просматривается в косовском "беспрецедентном прецеденте". Интересно, что Россия явно пытается попасть в число "рыцарей", хотя её место пока явно просматривается в рядах "крестьян". Но в целом надо отметить, что российская политэлита явно чувствует, что с Косовым вопрос не так прост. И действует инстинктивно в верном направлении. Понятно, что процесс не остановить, но надо себе что-то вытребовать. В качестве "крестьянина" РФ развалится намного быстрее, чем в статусе "рыцаря". Впрочем, не следует злорадствовать – в течение ста лет развалятся все современные страны. Вообще все.

***

Между тем, есть и такие герои, которые надеются обойти процесс сбоку. К примеру, это Турция. Которая, несмотря на заверения официальных лиц – мол, мы не будем спешить с радостью по поводу ОПН, - признала независимость Косово в числе первых. Мотивируя это интересами сохранения стабильности на Балканах (министр иностранных дел Али Бабаджан выступил с таким заявлением сразу 17 февраля).

Обычно наши обозреватели обращают внимание на то, что турки удерживают Северный Кипр. И прямо завтра провозгласят там независимое государство. Не обращая внимания на то, что это самое государство там давно провозглашено, называется оно "Турецкая Республика Северного Кипра" и прекрасно себе существует – с президентом, парламентом и прочими атрибутами демократии. Одна беда – кроме Анкары его никто не признаёт, ну так это мелочи. Так что тут ОПН давно состоялось. И дело теперь за малым – заставить другие страны согласиться с таким положением вещей, признать "ТРСК" и принять её в ЕС.

На мой взгляд, это обязательно произойдёт в конечном счёте, хоть и после длительных дипломатических баталий.

Дело в другом. "Голосуя" за ОПН Косово, Анкара сделала решительный выбор в пользу сценария большой глобализации и "Великого Отказа". Однако, на первый взгляд, это совсем не в её интересах. Когда старые конструкции начнут разбирать, Турцию "обрушат" едва ли не в первую очередь. Ибо ОПН "Великого Курдистана" со столицей в Диярбакыре вполне возможно. А там и армяне с территориальными претензиями подтянутся. Да и алавитское население страны ещё не сказало последнего слова. Кстати, в Турции, в провинции Хатай, и арабы живут. Ну и как всё это рванёт…

Где логика, где разум?

Ответа нет. Можно лишь подозревать, что турецким элитам пообещали в прекрасном новом мире что-то такое, что стоит "национального предательства". Но что – этого мы пока не знаем…

С другой стороны, вот такие-то обещания в самом конце и оказываются пустышкой. Как гласит народная мудрость, глупо садиться играть в карты с сатаной.

 

По материалам сайта Преемники.ру

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter