Киев, досрочно!

Какие бы окончательные цифры ни зафиксировал подсчет голосов на Украине, главным итогом досрочных выборов 30 сентября можно считать феноменальный рост результатов Блока Юлии Тимошенко (БЮТ) на фоне относительного падения поддержки Партии регионов и пропрезидентской «Нашей Украины-Народной самообороны» (НУНС).

Наверное, стоит напомнить, что 26 марта 2006 года проголосовало 67,13% украинских избирателей, из которых за Партию регионов – 32,12%, за БЮТ – 22,27%, за «Нашу Украину» - 13,94%. Кроме этих «политических тяжеловесов», депутатские мандаты получили также социалисты (5,67% голосов) и коммунисты (3,66%).

По состоянию на вечер 1 октября 2007 года были подсчитан почти 93% поданных бюллетеней. Партия регионов к этому «промежуточному финишу» при явке 62,38% подошла с результатом 33,9% голосов, БЮТ – 31%, НУНС – 14,38%. Кроме того, в Верховную Раду пока проходят коммунисты (5,34%) и Блок Владимира Литвина (3,98%). Эти цифры еще будут уточняться, но, судя по всему, в пределах не более чем 0,5%. Поэтому какие-то первые, самые общие итоги досрочных выборов уже можно подвести. Прежде всего, налицо резкое, почти на 5%, снижение общей политической активности населения Украины при выраженной концентрации политических предпочтений избирателей: полтора года назад «эффективных» голосов было 77,66%, на нынешних досрочных выборах – уже 88,6%. Иными словами, люди перестают голосовать за мелкие партии, переключаясь на крупные. И можно считать, что практически весь этот «переходный» электорат, 8,73% из 10,94%, сегодня достался Блоку Юлии Тимошенко.

Другими словами, в среднем почти 9 из каждых 11 человек, сменивших свои политические предпочтения, отдали голос «партии сердечек», число ее сторонников увеличилось почти вдвое, более чем на 4 миллиона человек. Именно поэтому рост результатов БЮТ стоит признать феноменальным. И задуматься о причинах столь ошеломляющего успеха. Конечно, «железная леди» современной украинской политики практически полностью использовала ту благоприятную для нее социально-политическую конъюнктуру, которая сложилась на Украине к осени 2007 года.

Конечно, на фоне непрерывно враждовавших между собой и поливавших друг друга грязью президента и премьера Юлия Владимировна, которая буквально до последних предвыборных недель и дней дистанцировалась от этой склоки, выглядела «белой и пушистой». Конечно, она всеми силами держала образ «гонимой за правду» радетельницы интересов народных, единственно способной не допустить раскола Украины на две враждующие между собой и, прямо скажем, неравные половины.

Заметим в этой связи, что БЮТ – далеко не единственная «персонифицированная» политическая сила современной Украины. У нее есть клон-аналог, Блок Владимира Литвина, который тоже уверенно проходит трехпроцентный барьер. Усиление подобной «харизматики» в политической жизни любой страны – верный признак наползающей на нее диктатуры. Поэтому не будем расточать восторги или желчь по поводу близлежащей к нам украинской демократии – лучше постараемся вспомнить, чем некогда завершались ее «расцветы» в Веймарской Германии или в перестроечной России.

Отметим также и тот факт, что феноменальный успех Юлии Тимошенко и ее блока не мог состояться вне системной внешней поддержки, включая и поддержку из России.

Казалось бы, ничего подобного нет и быть не может: однозначные фавориты Кремля – Виктор Янукович и Партия регионов. Внешне это действительно так, однако, спрашивается, что считать поддержкой «регионалов»? Присутствие Виктора Федоровича на съезде «медведей» или публичное «опускание» украинского премьера на встрече с российским президентом, заявившим, что ему лично непонятно, где в Киеве сегодня власть, где оппозиция и с кем вообще можно иметь дело? Разговоры о стратегическом партнерстве или создание «RosUkrEnergo»? Реальное «прессование» политических сторонников «оранжевых» в России или резкое повышение цен на российские энергоносители для Украины? О финансировании тех же «оранжевых» российскими олигархическими и госструктурами можно даже не говорить – это же, в их понятиях, просто разновидность инвестиций крупного бизнеса, а не политика как таковая.

Понятно, что «ожегшись на молоке» инспирированного из Вашингтона Майдана, в Кремле вот уже несколько лет «дуют на воду». Как будто не замечая принципиальной разницы между ситуациями зимы 2004-2005 годов и осени 2007 года, когда «неоконсервативная» агрессия Соединенных Штатов увязла в Ираке и «Большом Ближнем Востоке» в целом. В результате либерально-монетаристский блок российского правительства и топ-менеджмент «Газпрома» можно считать такими же творцами нынешней «Юлиной победы», как и посольство США в Киеве. Причем никаких гарантий того, что они действовали спонтанно и независимо друг от друга, нет и быть не может.

В результате, конечно, можно надеяться на то, что «слабый» Ющенко не пустит «сильную» Тимошенко в премьерское кресло, или на то, что Юлия Владимировна, возглавив правительство, не начнет войну против того же «Газпрома» весной-летом 2008 года. Но это – в высшей степени призрачные надежды. Принципиально занятая Кремлем после «оранжевой революции» позиция «решать вопросы по Украине» в Вашингтоне и Брюсселе, максимально игнорируя Киев и саму Украину, - более чем уязвима. Поскольку она фактически признает и максимально закрепляет геополитический разрыв между двумя крупнейшими «постсоветскими» государствами, отбрасывая в сторону весь потенциал двухстороннего сотрудничества, разворачивая элиты и население Украины и России спиной друг к другу. И если Россия еще может питать какие-то иллюзии о собственной самодостаточности (которой не было даже у СССР), то Украине, чтобы выжить в отрыве от России, понадобится не просто полностью переориентироваться на Запад (этот оксюморон, «переориентироваться на Запад», употреблен здесь вполне к месту), но и «приспособиться» к такому существованию – лишившись значительной части своего населения, большинства высокотехнологичных производств, приняв базы НАТО, и так далее, и тому подобное.

Состоявшаяся буквально накануне выборов в Верховную Раду под эгидой «Украинского Форума» международная конференция, посвященная проблемам российско-украинского стратегического партнерства, в работе которой автору этой статьи довелось принять участие, обозначила практически все «болевые точки» на этом направлении, отметив, что такое развитие событий прямо противоречит не только национальным интересам Украины и России, в любом возможном их толковании. Оно противоречит интересам куда более определенных субъектов реальной политики. Того же, «Газпрома», например. Той же российской «оборонки», от функционирования которой, чего там греха таить, во многом зависит сохранность зарубежных вкладов российской «элиты». Той же транспортной системы в рамках «транзитного» сектора российской экономики, усиленно создаваемого путинской «властной вертикалью». Поэтому указанную выше позицию Кремля необходимо как можно быстрее пересмотреть, не только восстановив полноценные межгосударственные отношения, но и координируя формирование системы сетевых российско-украинских структур, которые могли бы существенно и непрерывно влиять на развитие социально-экономической и политической ситуации в украинском обществе.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter