День свободы

15 октября высокопоставленный кремлевский чиновник, который в 2004 году непосредственно курировал политтехнологический проект "Янукович — президент Украины", заявил на заседании Совета безопасности РФ примерно следующее: Оранжевая революция дискредитирована, новая украинская власть погрязла в скандалах и зашла в тупик, народ Украины разочаровался в идеалах Майдана — значит, наша (кремлевская) политика год назад была абсолютно правильной.

- Конечно, правильной! — приободрился председатель Совбеза Владимир Путин, только что в унынии и раздражении слушавший сумбурные и малоубедительные доклады силовиков о мирном, стабильном и вертикальном нападении боевиков на Нальчик.

- Правильной-правильной! Конечно-конечно! — глухо зашуршали участники заседания, довольные тем, что некая сладостная мысль отвлекла Верховного главнокомандующего от нальчикских неувязок и нестыковок.

Собственно, генеральная линия кремлевской пропаганды к тому и сводится: "оранжевая власть" проиграла, на Украине все плохо, у нас, россиян, есть лишний повод поднять 22 ноября, в годовщину Майдана, рюмочку постсоветской водочки за неизмеримо лучшую путинскую стабильность.

Что ж — попытаемся посмотреть, что на самом деле случилось с Украиной за этот год.

Владимир Владимирович Ющенко

На Украине действительного нет многого, чем гордится сегодня Кремль. Например, больших запасов нефти и природного газа. Вертикали власти (многоуровневой системы аккумулирования и перераспределения взяток). Общественной палаты. Совета по реализации национальных проектов.

Зато есть на Украине нечто такое, чего нет и не может быть в современной России. Например, свобода слова. На любом канале телевидения, в любой газете всякий политик, эксперт и простой гражданин может критиковать власть настолько жестко, насколько ему хочется. И никто не звонит в редакции из аппарата президента с истерическими требованиями "прекратить провокацию".

Есть в этой постреволюционной стране и реальная состязательность политических субъектов. Оппозиционные силы — Партия регионов Виктора Януковича и "Батькивщина" Юлии Тимошенко — сейчас лидируют в опросах общественного мнения, и почему-то никто не сомневается, что эти силы спокойно дойдут до выборов, их регистрацию не отменят, доступ в эфир — не перекроют, а спонсоров — не арестуют.

На Украине, в отличие от России, иногда отправляют в отставку очень крупных чиновников, подозреваемых в коррупции или вопиющей управленческой неэффективности. Например, так случилось 8 сентября с. г., когда слабый и никчемный (по кремлевской версии) президент Виктор Ющенко уволил правительство Юлии Тимошенко, двух своих ближайших помощников и еще нескольких министров-бизнесменов, получивших в свое время портфели в благодарность за участие в делах Майдана.

Кое-какие результаты работы "оранжевой" власти тоже заслуживают пристального внимания наблюдателя.

Так, еще в феврале 2005 года бедная энерогозависимая Украина установила новый размер пособия на новорожденного — 8 000 гривен ($1 600). Напомним, в богатой нефтеизбыточной России пособие на новорожденного пока что составляет 8 000 руб. (примерно $285).

А 24 октября именно на Украине состоялась первая (!) на постсоветском пространстве честная, эффективная и справедливая приватизационная сделка. 92% акций "Криворожстали" были проданы индийскому инвестору за $4.8 млрд. В июне 2004 года — всего лишь 16 месяцами ранее — премудрому и прокремлевскому правительству Виктора Януковича удалось выручить за тот же актив всего $800 млн. — ровно в шесть раз меньше. Примечательно, что транспарентная приватизация "Криворожстали" практически совпала по времени с не очень транспарентной национализацией "Сибнефти": компания, проданная в 1995 г. государством за $100 млн., была выкуплена обратно у оффшоров Романа Абрамовича за целых $13.1 млрд. Не случайно Кремль запретил всем своим официальным и неофициальным представителям комментировать проклятый конкурс по "Криворожстали".

Больше того: этот конкурс стал первым в СНГ примером легитимации приватизации. Общество отныне не сомневается, что "Криворожсталь" продана честно и законно, что новый владелец, которому суждено легально заплатить в бюджет гигантскую сумму, ничего больше никаким чиновникам "откатывать" не станет.

История вокруг "Криворожстали" продемонстрировала, что на Украине началось-таки реальное отделение власти от собственности. Бывшие владельцы предприятия, классические постсоветские олигархи Ринат Ахметов и Виктор Пинчук сделали все возможное, чтобы сорвать конкурс. Они добились даже соответствующего постановления Верховной рады (парламента) Украины. Но конкурс состоялся, и Лакшми Миттал, выложивший за объект его рыночную стоимость, станет просто собственником — управлять Украиной, прорываться в Верховную раду и расставлять своих министров он, разумеется, не будет.

Еще Виктору Ющенко, этому непоследовательному врагу труда, удалось-таки укрепить позиции Украины в мире. Отмена американским Сенатом поправки Джексона — Вэника, приуроченная аккурат к годовщине Майдана, — мелочь, безусловно, но очень знаковая. За минувший год Украина окопалась в нише страны-лидера бывшего СССР — а ведь еще совсем недавно казалось, что эта ниша на веки вечные закреплена за Россией. Украину за границей сегодня уважают, ей интересуются — гораздо больше, чем до Оранжевой революции.

Да, конечно, новая власть наделала и немало глупостей. Одна из самых ярких — аресты оппозиционеров Бориса Колесникова и Евгения Кушнарева. Однако оба эти политика уже давно отпущены на свободу и готовятся к парламентским выборам, а вовсе не к безнадежному переезду на урановые рудники.

Есть основания сказать: Ющенко, всеми критикуемый политик, ходячее вместилище недостатков, человек, в прямом смысле потерявший свое лицо, сделал для Украины многое из того, что обещал сделать для России — но так и не сумел — Владимир Путин. Все, что остается в такой ситуации главному кремлевскому начальнику — гипнотизировать себя и своих сограждан мифом о несчастной Украине, стремительно идущей на океанское дно.

Стабильный хаос

Еще один миф, тиражируемый кремлевскими чревовещателями: Украина вот-вот окунется в море хаоса, порожденного противостоянием Востока и Запада страны. И из моря этого выплывут лишь обломки молодого самонадеянного государства.

Действительно, ментально-культурные противоречия между различными частями Украины существуют, и очень серьезные. Причем и Восток, и Запад сами по себе неоднородны. Разные исследователи выделяют от 7 до 10 так называемых политико-ментальных кластеров Украины: Киев, Галичина, Донетчина, Слобожанщина, Крым и т.д.

До 1991 года Украины как самостоятельного государства в нынешних границах не существовало. Куски нескольких рухнувших империй очень трудно было склеить в единое государственное целое. И в первой половине 1990-х годов риск распада Украины — при наличии мощного внешнего импульса — был реальным.

Однако те времена далеко позади. Сегодняшняя политическая элита страны вполне осознает все преимущества жизни в собственном полноценном государстве. Бесспорно, до единой политической нации Украине еще далеко, и ведущие политические силы в очень большой степени выражают волю определенных частей страны, а не народа в целом. Так было и на выборах-2004, так будет и на выборах-2006. Соперничество между различными регионами Украины — управляемое, системное, прогнозируемое и находящее выход в легальной политике. Донецк борется со Львовом за Киев, за общеукраинскую власть, президентский пост и право формировать правительство — но отнюдь не за возможность от Украины отделиться. Печально знаменитый "сепаратистский" съезд сторонников Януковича в Северодонецке (декабрь 2004 г.) так и остался PR-эпизодом, от которого стараются откреститься даже его непосредственные организаторы.

В этом плане куда как менее завидна судьба России, где под сенью виртуально-клептократической властной "вертикали власти" набирают силу два фактора совершенно неуправляемой нестабильности: терроризм на Северном Кавказе и "китаизация" Дальнего Востока — процессы, которые реально грозят единству и целостности нашего государства. Субъекты же этих процессов не заседают в Думе и вообще не имеют никакого легального статуса, а главное, не нуждаются в нем.

Так что в реальном рейтинге стабильности современных государств я поставил бы Украину выше России.

25 сортов несвободы

Почему российская политическая элита — причем отнюдь не только на уровне штатных кремлевских толкователей снов — столь болезненно относится к тому, что происходит на Украине с момента старта Оранжевой революции?

Не только потому, что официальная Россия сделала на украинских выборах-2004 г. неверную ставку и проиграла, несмотря на огромные политико-экономические и пропанандистские ресурсы, инвестированные в проект "Янукович".

Но и потому, что Майдан — и все, что происходило после него — выявил существенные, качественные различия между российской и украинской элитами.

Апологеты "путинской стабильности" в последнее время с предельной откровенностью излагают доктрину "Путин — меньшее зло", говоря почти буквально следующее:

Мы сызмальства хотели получить 25 сортов колбасы, круглосуточный бар в "Национале" и поездки в Гармиш-Партенкирхен — и мы их получили. А о свободе, демократии, державности, национальных интересах — это мы только для прикрытия, для пиара говорили. Не нужны нам на самом деле ни свобода, ни демократия, ни суверенитет, ни армия, ни знамена Отечества. Так благословим же ту власть, которая дает нам все 25 сортов и Гармиш в придачу и позволяет никогда не думать о том, каково будущее России и что мы, дети советских руин, сделали для своей страны!

Политико-интеллектуальная элита Украины состоит из разных людей: либералов и социалистов, русскоязычных и украиноязычных, сторонников сближения с Россией и оголтелых "западников". Субъекты этой элиты постоянно воюют друг другом и даже учиняют драки на парламентских заседаниях. Но есть две вещи, в которых все эти люди едины. Вещь первая: украинская государственность — безусловная и приоритетная ценность. Вещь вторая: вопрос "что ты сделал для Украины" — основной. Именно потому, собственно, и грянул Майдан. Его организовали, вопреки параноидальному кремлевскому брюзжанию, не мифические американские шпионы, а люди, которые захотели свободы в своем собственном независимом, полноформатном государстве.

Майдан — зеркало, в котором разлагающаяся элита постсоветской России видит свое опухшее, залитое угрюмой смесью страха и хитрости перекошенное лицо. Вот почему так ревниво относимся мы к Украине. Вот почему для тех, кто выбрал жизненным идеалом 25 генетически модифицированных сортов архивкусного рабства, так тяжела эта дата — 22 ноября. День свободы. Праздник, установленный в память о начале Майдана.

Специальная версия статьи опубликована 22 ноября в газете "Ведомости".

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Telegram