Избавление от СНГ

Мнимое единство и настоящие ловушки

Многие считают, что т.н. "Содружество независимых государств" есть некий механизм, который хоть как-то, но связывает Россию с бывшими союзными республиками СССР. Однако, это не так. СНГ — некий призрак былого имперского величия, который абсолютно бесполезен для нашей страны. Более того, СНГ приносит огромный вред. Оно создает иллюзию того, что Россия продолжает сохранять некое единство со своими бывшими окраинами. Следовательно, мы, как бывший "старший брат" и самая крупная страна, имеем какие-то моральные обязательства перед бывшими "младшими братьями". И эти моральные обязательства действенно конвертируются во вполне материальную, "спонсорскую" помощь.

Притчей во языцех стали те богатые подарки, которые Россия делает Украине, в надежде на то, что тамошние властные элиты поумерят свой прозападный пыл. Оценивая долги за газ, который и так идет по льготной цене, правительство уменьшило сумму долга аж на несколько сот миллионов долларов. А оставшийся долг был реструктурирован на 13 лет.

И подобные презенты, более или менее богатые, делаются всем странам СНГ. Так, Россия простила 100 млн. долларов молдавского долга. Киргизию облагодетельствовали тем, что урезали ее долг (59, 6 млн. долларов) на две трети. Даже русофобствующий грузинский режим был избавлен от выплаты 179 млн. долларов.

Получается, что советская политика перекачки ресурсов из России в национальные республики продолжается. От Красной квазиимперии остался только такой ее "фрагмент", как поддержка национальных окраин за счет России и русского народа. А от Российской Империи, пожалуй, и вообще ничего не осталось.

Но это еще полбеды. СНГ является некоей миной замедленного действия. Представим себе, что в один прекрасный день идея воссоздания единого государства станет доминировать как в РФ, так и на просторах бывшего СССР. Наши геополитические противники (люди весьма неглупые) поймут, что предотвратить процесс уже нельзя. Но если процесс нельзя предотвратить, то его нужно оседлать. И для этих целей СНГ окажется идеальным инструментом. Будет брошена и раскручена идея воссоздания Союза путем "укрепления" СНГ, превращения его в некую конфедерацию. По сути, речь пойдет о реанимации ново-огаревского проекта. Согласно ему СССР должен был стать именно конфедерацией. (Причем, что любопытно, в этой конфедерации полноправными субъектами планировалось сделать стать и некоторые автономии РСФСР — Татарстан, Башкирию и т. д.)

Что же получится в результате? Нынешний грабеж России получит дальнейшую легитимацию. Никакого реального государственного единства не будет, зато Россия возьмет на себя повышенные обязательства в плане обороны стран СНГ (например, от "международного терроризма"). У российских автономий сразу возникнет вопрос — почему Молдавия может быть суверенной страной в рамках СНГ, а, скажем, Татарстан не может? Вспомнят о ново-огаревских планах Горбачева, который хотел тот же самый Татарстан сделать союзной республикой. И, весьма возможно, что замыслы "Горби" будут все-таки осуществлены. Да еще и с излишним рвением. А это уже будет чревато ликвидацией субъектности России. Зато будет множество речей и гимнов по поводу восстановления Союза, порушенного "беловежскими извергами".

И здесь особо встает проблема создания российско-белорусского государства. Как представляется, это государство может стать лишь улучшенным вариантом СНГ, который не приблизит нас к Империи. Да, режим Лукашенко во много раз приемлемей, чем нынешний режим РФ. Да, белорусская экономика гораздо сильнее российской. Откровенно говоря, Белоруссия обгоняет Россию по всем показателям. Кроме одного. Я имею виду размеры территории. Поглядите на карту и сравните Белоруссию с Россию. Первая представляет собой типичную восточноевропейскую страну. Вторая есть огромное евро-азиатское пространство, включающее в себя и леса, и степи, и тайгу, и тундру. На этом пространстве проживает полтораста миллионов человек, и оно напичкано самыми разнообразными ресурсами.

В отличие от Белоруссии, Россия является, с точки зрения геополитики, "Большим пространством", которое только и способно быть Империей, сохраняя реальный суверенитет.

Поэтому немыслимо и думать о равноправном союзе Белоруссии и России. Он невозможен. Зато, при определенном развитии событий, идея российско-белорусского государства может, как и идея СНГ, подтолкнуть к конфедерализации саму Россию. В Татарстане или в Башкирии могут задать вопрос — а чем мы хуже Белоруссии? Не пора ли и нас сделать субъектом Союза?

Собственно говоря, не может быть никакой самостоятельной Белоруссии. Она может стать частью либо европейского, либо российского "Большого пространства". И, последний вариант, само собой, нам более приемлем. России следует держать курс на присоединение Белоруссии к РФ на правах субъекта Федерации. Конечно, это будет очень трудно. Придется заинтересовать белорусскую элиту в присоединении, предоставить ей ряд командных позиций в российском руководстве. Однако иной путь ведет в никуда.

Россия как новый Союз

России нужно выйти из СНГ, покончив с этой вредной иллюзией имперского единства. Тогда, лишившись российской поддержки, страны СНГ попадут в очень непростую ситуацию. Для некоторых из них единственным выходом станет интеграция в Россию.

При этом очевидно, что и сам Запад будет вынужден согласиться с подобным вариантом. Нас часто пугают, что он сможет перехватить республики в случае распада СНГ. Отсюда — необходимость продолжать заниматься СНГ-шным альтруизмом. Дескать, главное — кормить, "тогда и не улетят".

Между тем, указанная "аргументация" выявляет незнание логики "самостийных" элит. Чем больше идешь у них на поводу, тем больше они наглеют и привязываются к Западу. При этом Россию заверяют в своей дружбе, подразумевая под ней всего лишь красивые слова.

Давайте зададимся другим вопросом — нужны ли будут Западу бывшие окраины СССР в том случае, если они окажутся полными банкротами, лишенными российской поддержки? Капиталисты — люди рачительные. Это вам не коммунисты, которые были готовы содержать по всему миру десятки коррумпированных режимов при двух условиях — формально исповедовать марксизм и не дружить с США.

Конечно, такая ненасытная "прорва" никому не будет нужна, кроме как нас самих. Мы все-таки туда много чего вложили, к тому же сам прецедент имперского реванша воодушевит наших сограждан и, кроме того, убедит всех остальных в тщетности любых попыток разрушить их империю.

У самой России не будет иного выхода, кроме как интегрировать республики в свой состав. Это, кстати, в первую очередь, в интересах ее великорусского этнического ядра.

Нынешняя РФ, чьи границы, в основном, совпадают с этническими "границами" великороссов, имеет самую протяженную сухопутную границу. И граница эта весьма проблемна. Здесь находится и Китай, и мусульманская Средняя Азия. Кроме того, Молдавия, восточнославянские и балтийские территории могут стать весьма проблемными. В случае серьезных этно-, и геополитических подвижек Великороссия попадает под непосредственный и мощнейший удар с южных и западных пространств. Но в случае восстановления Империи давление на этнические границы Великороссии резко ослабевает.

Важнейшим вопросом является необходимость задействования ресурсов, находящихся в бывших республиках (туркменский газ, каспийская нефть и т. д.), порты и транспортных коммуникаций. Речь идет об инфстрактуре, созданной, в основном, за русский и российский счет. Всем этим неплохо бы владеть полностью и безраздельно. Могут возразить, что менее хлопотно сделать бывшие республики сателлитами и эксплуатировать их по неоколониальному образцу. Но у России нет опыта неоколониальной эксплуатации. Боюсь, что использование совершенно неведомых технологий станет очередным западническим экспериментом, который с треском провалится.

И потом, сателлитам свойственно иногда менять хозяев. Мы не можем рисковать потерей буферных зон, которые отгораживают нас от Китая, мусульманского мира и крайне вестернизированной Восточной Европы. Мы — не Америка, и не Западная Европа, у нас — проблемные границы.

Еще одно соображение — реванш. В XX веке Империя разваливалась дважды — и при коммунистах, и при демократах. Это порождает иллюзию нашей извечной слабости, возможности относительно легкого разрыва русских территорий (уже в самой РФ). С этой иллюзией надо покончить, продемонстрировав, что дважды разделенная Империя последовательно, каждый раз восстанавливалась, ввиду чего затевать различные эксперименты впредь — бесполезно и опасно.

Проблемы переходного периода

Конечно, при восстановлении империи необходимо будет вести кропотливую дипломатическую, лоббистскую и разведывательную работу с элитами бывших окраин, которая будет всего лишь приложением к политика отказа от финансово-экономической помощи.

Бесспорно и то, что сама интеграция займет достаточное количество времени. Не один год понадобится на то, чтобы вернуть себе окраины. И дело даже не столько в том, что они не будут к этому готовы. В первую очередь, следует задуматься о том, что к этому не будет готова Россия. Ей необходимо пройти курс восстановления, без которого нельзя всерьез заниматься никакими геополитическими проектами. Русским необходимо морально подготовиться к тому, чтобы снова осуществлять имперское руководство. Причем осуществлять его, выработав ясное видение своего места в грядущем союзе народов и осознав свои интересы. Только после укрепления русского этнического ядра, после некоторого предимперского карантина, можно будет пойти на создание Империи.

Однако, очевидно, что и на переходный период необходимо существование некоторого единства. И таковым единством мог бы стать военно-политический и хозяйственный союз государств, в котором Россия взяла бы на себя важнейшие руководящие функции. Она выступала бы в роли организатора единой армии и представителя интересов других государств на международной арене.

Именно такой союз и был выстроен вокруг РСФСР советскими республиками в период гражданской войны. Из него, кстати, и выросло единое советское государство. Сначала руководство армиями всех совреспублик было передано военным органам РСФСР, потом произошло их слияние в единую армию. В связи с военной же необходимостью было введено всеобщее гражданство, а потом РСФСР стала представлять интересы республик в области международных отношений. Попутно создавались единые экономические планы между республиками, объединялись товарные фонды, намечались единые подходы к ценообразованию. Многие промышленные предприятия и даже целые отрасли переходили в распоряжение российских хозяйственных структур.

И заметим, что союз времен гражданской войны вовсе не был какой-либо надгосударственной структурой, каковой является нынешнее СНГ. Структурой, цементирующей союз, была Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР). Другие же государства выполняли функции своеобразных вассалов, временно сохраняющих свой суверенитет.

Планировалось, что эти государства рано или поздно вольются в состав России, где им будет предоставлена самая широкая автономия. И так предполагал не один только Сталин, который, как известно, выдвинул свой план автономизации, вызвавший резкое неприятие у Ленина. Автономизацию поддерживали как центральные советско-партийные органы, так и большинство республик.

Однако, Ленин решительно выступил против автономизации, в чем его поддержали грузинское и украинское руководство. Глава советского правительства отстаивал идею федеративного союза равноправных республик. Впрочем, был и более радикальный проект, нацеленный на создание конфедерации. Его поддерживали М. П. Мдивани, Х. Г. Раковский и другие "националы". Согласно ему, каждая республика должна была иметь свою собственную армию, а большинство руководящих структур передавалось в исключительное ведение республики. Такая конфедерация, кстати, очень напоминает нынешний СНГ, хотя, по сравнению с ним, она даже кажется верхом централизации. Впрочем, результат был бы таким же — распад.

Любопытно, что Раковский (соратник Л. Д. Троцкого), будучи главой украинского правительства, сочетал почти откровенный сепаратизм с еще более откровенной ориентацией на Англию и Францию. Он неоднократно предпринимал попытки сближения с Антантой, задействуя при этом некоторые круги украинской националистической эмиграции. На Генуэзской конференции он входит в прямой контакт с Маркотиным, руководителем т. н. "Украинского национального комитета", ориентированного на Париж. В ходе этих контактов Маркотин согласился стать посредником между Раковским и французским премьер-министром Пуанкаре. За это ему было обещано предоставить НУК статус легальной организации, правда, при условии признания советской власти.

В своем стремлении услужить Антанте Раковский делал все для того, чтобы сорвать советско-германское сближение. Именно он прервал переговоры между НКИД РСФСР и МИД Германии тогда, когда они касались распространения действия Рапалльского договора на Украину и Закавказье.

В начале 20-х годов Раковский вел с Францией переговоры о том, чтобы французский капитал играл такую же роль, как и до 1917 года, то есть обладал многими командными позициями. Он официально предлагал восстановить деятельность крупнейшего французского анонимного общества по добыче руды в Кривом Роге. Предсовнаркома Украины допускал самое широкое толкование понятия "концессия", считая, что все бывшие иностранные владельцы смогут снова управлять "своими" предприятиями. На мази уже была реализация проекта по созданию англо-украинского коммерческого банка. И апофеозом "красного самостийничанья" было постановление ЦК Компартии Украины, принятое в июне 1923 году. По нему иностранные компании могли открывать свои филиалы на Украине только получив разрешения ее властей. Все коммерческие договора, заключенные в Москве, аннулировались.

Этот небольшой экскурс в историю, наглядно демонстрирует, что различные аморфные единства выгодны исключительно внешним силам. Эти силы пытались создать свой СНГ еще лет шестьдесят тому назад.

К счастью, тогдашнее руководство все-таки выбрало некий компромисс, в результате которого и возникла советская федерация. Как оказалось в дальнейшем, она не обладала таким запасом прочности, чтобы просуществовать хотя бы сотню лет. СССР неизбежно должен был бы эволюционировать — либо к единому Российскому государству, либо в сторону "СНГ". Произошло последнее. И теперь придется начинать сначала, вернувшись в то состояние, которое было в году 1919-м. Необходим союз, но только союз, выстраиваемый вокруг России. Новая надгосударственная структура, какие бы благие цели она ни ставила, только затянет процесс интеграции, если только не сорвет его. Подобно СНГ, она стабилизирует состояние раскола, придаст ему некую институциональную основу и псевдоимперскую легитимность.

Необходим новый союз, которым станет сама Россия. Интеграционные процессы, протекающие внутри нее, завершатся окончательным воссозданием империи. В такой империи госудаствообразующим народом будет именно русский народ. Но и национальные образования получат самую широкую автономию, которая вполне возможна в рамках унитарного государства. Такие автономии могут в максимальной степени учитывать этнокультурные особенности разных народов, их религиозную специфику. Возможны разнообразные "ханства", управляемые на основах шариата, возможны "гетманства", возрождающие элементы военно-казацкого строя. Благо такой опыт в России был. Существовали в ее составе и Украинское гетманство, и Бухарский эмират, и Хивинское ханство.

Сегодня можно вернуться к прежним порядкам, но уже на новый лад.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter